Культура, творчество

“Лунінецкі сшытак. Спецвыпуск №6”

г.Лунинец, 2013 год

Проект Вадима Жилко

 

Александр Ильин.

Дятловичский Спасо-Преображенский монастырь

 

История Новопечерского Дятловичского
Спасо-Преображенского монастыря

Одной из главных православных святынь Полесья был Дятловичский Спасо-Преображенский монастырь. К сожалению, о нём историки и краеведы мало писали: нет даже отдельной книги или брошюры. До революции о монастыре писали кратко в описаниях1 и истории2 Минской епархии. В последнее время об обители появились всего две статьи: основательная - известного краеведа Льва Колосова3 и небольшая - студентки БрГУ Т. Силивонюк4 (наверно, часть её дипломной работы).

История возникновения Дятловичского монастыря противоречива: существуют две её версии. Вначале дадим общепринятую.

В тяжёлые времена для православной церкви Речи Посполитой - в начале XVII века, когда большинство монастырей перешло в унию, многие православные магнаты стали основывать монастыри. Так, королевский дворянин Константин Богданович Долмат-Цеперский (?-1622), не имевший с женой Анной Юрковской детей, завещал свои имения Дятловичи и Лулинец в Пинском уезде с тем, чтобы Киево-Печерские настоятели учредили здесь монастырь и чтобы он навсегда пребывал в послушании Константинопольскому патриарху и Киевскому митрополиту. Управление обителью Константин Долмат передал архимандриту Киево-Печерской лавры5 Елисею Плетенецкому (1554-1624).

Жизнь и деятельность мецената православной культуры Константина Долмата мало изучена. Можно отметить только статью6 белорусского книговеда Юрия Лаврика. Известно, что Константин Долмат жертвовал большие деньги не только на строительство православных церквей и монастырей, но и на издание книг. Сейчас известны только две книги: «Беседы на Деяния св. Апостолов» Иоанна Златоуста (1624 г.) и «Толкование на Апокалипсис» Андрея архиепископа Кесарийского (1625 г.), изданные полностью на средства православного мецената. Константин Долмат спонсировал деятельность лаврского научно-литературного кружка, во главе которого стоял Елисей Плетенецкий - основатель и руководитель лаврской типографии. «Суммой пенязей приложился» Долмат, и вообще, как говорил поэт и печатник Тарасий Земка (?-1632), «голосу типографии дал». Один из главных деятелей научно-литературного кружка, выдающийся писатель и историк Захария Копыстенский (?-1627) посвящал свои произведения роду Долматов.

Польский историк православной церкви Антон Миронович придерживается другой точки зрения на историю основания Дятловичского монастыря: «Мужской Спасо-Преображенский монастырь в Дятловичах был основан в XVI веке в месте, где река Цна впадает в Припять. Его основателем был князь Константин Острожский, который в своих владениях приказал заложить монастырь с больницей и достойно его наделил владениями.7 После Брестской унии монастырь был закрыт на несколько лет, далее вновь возобновлён благодаря стараниям Константина Долмата, который в 1622 г. записал монашеской обители владения - Дятловичи и Лулинец».8 Историк архитектуры Инесса Слюнькова,9 на которую ссылается профессор  Миронович, считает годом основания монастыря 1570-й. В пользу этой версии говорит и свидетельство авторитетного исследователя истории православной церкви на Пинщине Александра Миловидова (1864 - после 1933), и то, что в Национальном историческом архиве Беларуси в Минске (НИАБМ) имеются инвентари10 Дятловичского монастыря за 1588 и 1620 годы. Кроме того, в известном Синодике монастыря записано такое большое количество его настоятелей, что напрашивается вывод, что обитель возникла намного раньше, чем в 1622 году. Во всех документах Константина Долмата называют не ктитором (основателем) монастыря, а его фундатором (жертвователем).

Дятловичский монастырь до 1786 года был приписан к Киево-Печерской лавре11 (поэтому назывался ещё Новопечерским), что имело и свои отрицательные стороны: богатейшая полесская обитель, владевшая больше чем тысячью крепостных крестьян, не смогла за 280 лет своего существования построить ни одного каменного монастырского здания. Наверно, большая часть огромных монастырских доходов уходила в распоряжение лавры, а позднее - Минской епархии.

Естественно, что монастырь с 1622 года возглавляли образованные лаврские монахи (в основном, украинцы), окончившие Киево-Могилянскую коллегию, которая была создана митрополитом Петром Могилой в 1632 году по образцу иезуитских школ и всегда несла печать западного влияния. Игуменство в полесской обители представляло своеобразный трамплин и школу для последующей церковной карьеры.

Первым известным настоятелем Дятловичского монастыря, как уже говорилось, был выдающийся церковный и культурный деятель Елисей Плетенецкий, но он вскоре умер.

Следующим настоятелем монастыря, наверно, был Василий Копыстенский, который в 1627 году неудачно соперничал с Петром Могилою за место настоятеля Киево-Печерской лавры. Игумен Василий был родственником писателя-полемиста и церковного историка Захария Копыстенского (?-1627).     

Где-то в 30-е  годы XVII века настоятелем был писатель и мыслитель Игнатий Оксенович-Старушич (?-1651), который впоследствии стал епископом Белорусским. В 1643-1644 годы игуменом12 был историк, философ и богослов Иннокентий Гизель (около 1600-1683), написавший знаменитый исторический труд «Синопсис», с которого фактически начинается  создание официальной российской истории. Поскольку монастырь был очень богат, то на его земли зарились магнаты-соседи. «У 1645 г. у манастыра ўзнікла спрэчка з уладальнікам Кажан-Гарадка графам Тарнаўскім13 з горада Тарнава аб размежаванні ўладанняў».14 Этот спор продолжался и после смерти графа. “(…) у адной з “Выпісак з кніг градскіх Пінскіх года 1647” утрымліваецца скарга на мяшчаніна віленскага “дзяржаўца Кажан-Гарадоцкага” Факенду, які выслаў “атрад баяр і людзей службовых з 100 чалавек на конях” са зброяй, косамі, бердышамі і віламі на манастырскія палі Дзяцелавічскага праваслаўнага манастыра. Ва ўрочышчах Манцаў Дубок і Табарова Ніва манахі пасеялі грэчкі “13 бочак меры клецкай для харчавання ўбогіх шпіталя манастырскага”. На гэтыя палі і быў зроблены наезд - грэчку патапталі коньмі, скасілі, збілі бердышамі і кіямі. З-за адсутнасці настаяцеля манастыра скаргу склаў манастырскі служачы “Гладкі - ураднік Дзяцелавіцкі і Лунінецкі”.15 

В 1648 году началось восстание украинских казаков под предводительством Богдана Хмельницкого. Оно было поддержано православным населением Полесья: крестьянством, мещанством, духовенством и частью шляхты. В затянувшуюся польско-украинскую войну вовлеклись Московское государство и Швеция. Боевые действия на Пинщине продолжались до 1660 года включительно. Река Припять была тогда главной транспортной артерией на Полесье. Очевидно, что мимо монастыря не раз проплывали и проходили отряды украинских казаков, польские и московские войска. Конечно, монастырские владения были полностью разорены, включая и сам монастырь, который, вероятно, был сожжён. Монахи, понимая всю опасность, которая грозила монастырю, вывезли всё ценное в Киево-Печерскую лавру, которая представляла собой настоящую крепость, да и в самом Киеве всегда находился большой военный гарнизон. «У час вайны з казакамі і Расіяй у лаўру былі вывезены дакументы гэтага манастыра, якія згарэлы там у 1667 г.»16 Сгорели в лавре, наверно, и привилеи, выданные польскими королями Сигизмундом III и Владиславом IV Дятловичскому монастырю на владения сёлами Дятловичи и Лулинец, и самой лавре на управление ею полесской обителью. «Пасля вайны, у 1669 г., новы кароль Рэчы Паспалітай Міхаіл Вішнявецкі пацвердзіў права лаўры на Дзяцелавічы і Лулінец».17  Вероятно, в страшные время потопа (приблизительно 1651-1652 годы) игуменом монастыря был выдающийся писатель и богослов, архиепископ Лазарь Баранович (1616-1693).

После страшной войны настоятелем Дятловичского монастыря фактически стал епископ Белорусский и архимандрит Слуцкий Феодосий Василевич (?-1678). Из протестации Киево-Печерского монастыря (10 июля 1699 года) видно, что Феодосий, когда Слуцкая архимандрия в военные времена была разорена, лет десять с лишком жил в Дятловичах, называл себя старшим Дятловичского монастыря, тратил его имущество на себя и своих светских родственников. Думается, что епископ хотел, чтобы доходы монастыря шли в бюджет Белорусской епархии и лично ему. «Між тым фактычна манастыр апынуўся пад кантролем Слуцкага манастыра, архімандрытам якога быў Васілевіч. Напэўна, гэтым і выкліканы наступныя падзеі: у 1670 г. архімандрыт Пячарскай лаўры Інакенцій Гізель гвалтоўна наехаў на Дзяцелавічы і Лулінец, прычыніўшы шкоду на 4 тысячы злотых. Суд, аднак, падтрымаў Васілевіча і вынес пакаранне Гізелю».18 Феодосий Василевич имел промосковские взгляды. И это, наверно, подтолкнуло его к контрфронтации с Киево-Печерской лаврой, а значит и с митрополитом Киевским. «Факты сведчаць, што Феадосій Васілевіч не хацеў падпарадкоўвацца кіеўскай мітраполіі. У 1676 г. кіева-пячэрскія манахі абвінавацілі Васілевіча ў растраце грошай іх маёнткаў у Беларусі і Літве».19 Чтобы, наверно, закрепить права Белорусской епархии на богатый Дятловичский монастырь Феодосий Василевич завещал похоронить себя в полесской обители, что и сделал в 1678 году греческий митрополит Макарий Лигариди. При погребении надгробное слово говорил св. Димитрий Ростовский, бывший тогда проповедником в Слуцком Троицком монастыре.

Эта хитрость вначале помогла, после смерти Василевича монастырь не перешёл под контроль лавры: игуменом стал слуцкий архимандрит Серапион Польховский (?-1704), будущий епископ Белорусский. Однако лавра чуть позже всё же вернула себе контроль над Дятловичским монастырём.

В конце XVII века нам известны следующие настоятели: проповедник Иустин Базилевич (?-1709) - с 1704 года митрополит Белгородский и Обоянский; будущий профессор философии и риторики Киево-Могилянской академии Силуян Озерский (?-?), рукопись курса лекций по риторике которого (на латинском языке) сохранилась до наших дней.

В начале XVIII века (1705) монастырём управлял Модест Ильницкий, ставший позднее наместником Киево-Печерской лавры. Его друг, митрополит Стефан Яворский, которого император Петр I назначил местоблюстителем патриаршего престола, основал на свои деньги Нежинский Богоявленский монастырь, что считал делом всей своей жизни. В 1714 году митрополит назначил первым настоятелем обители Модеста Ильницкого.

В 1723 году игуменом Дятловичского монастыря был Мелентий (фамилия его нам неизвестна), который «посылал двух иеромонахов с паслушниками в Давидгородецкую протопопию для обозрения благочиния в сельском духовенстве и для сбора столовых денег».20

Между настоятелями Модестом и Мелентием, наверно, были игумены: Гедеон Огарковский и будущий настоятель Киево-Печерской лавры Манасия Погребенский (1673-1738), имена которых упомянуты в Синодику монастыря.

В 1728 году игуменом Дятловичской обители был архимандрит Иннокентий Жданович (?-1731), который выделялся своим образованнинем и знанием нескольких языков. Он имел богатую по тем временам библиотеку: «В частности в  собрании игумена Дятловичского, а позднее Новопечерского Свенского монастыря [под Брянском] Иннокентия Ждановича имелись Евхологион, Служебник и Требник “латинском и греческом диалекте” (с пометкой библиотеки Киево-Печерской лавры), книги на польском языке “Казание после недели” (в двух экземплярах) и “Скарга”, которую Иннокентий перед смертью завещал в Лаврскую библиотеку. Как свидетельствует печерский иеромонах Антоний, этими книгами игумен Иннокентий пользовался ещё во время пребывания в Дятловичах».21

После Иннокентия Ждановича в Дятловичский монастырь настоятелем назначили преподавателя Киево-Могилянской академии Варнаву Старжицкого (?-?). Затем он был настоятелем Китаевской пустыни (в Киеве) и Глуховского Петропавловского монастыря (1742), написал в соавторстве книгу “Книжица для основательнейшего знания калмыком христианского закона”, в рукописи сохранился курс его  лекций по риторике на латинском языке, прочитанный в академии в 1735-1738 годах. В 50-е годы Варнава Старжицкий был членом специальной комиссии по исправлению “Четьи-Миней” св. Димитрия Ростовского и “Киевского Патерика”.

XVIII век в Речи Посполитой - время борьбы и войн между различными магнатскими группировками, прежде всего, между Радзивиллами и их главными противниками - Сапегами и Чарторыйскими. Крупный магнат, граф Антони Поцей (?-1749), ярый противник Радзивиллов, мог выставить армию в 8 тысяч воинов. Сохранилось  донесение (1739 г.) иеромонаха Силивестра Коховского российскому министру-резиденту в Варшаве Петру Голембевскому, в котором Коховский писал о грабеже армией Поцея Дятловичского монастыря.

По Монастырю Дзенцеловскому

1. Г. Поцей, Стражник Литовский и Региментарь, во время нынешней революции, несколько кратную из монастыря Дзенцеловского брал контрибуцию по нескольку сот тинфов; сверх того казну, сосуды серебренные церковные и монастырские, разные вещи, скот и прочее, всего на 15 тысяч злотых польских захватил; убыток учинил немалой, платье у монахов забрал, и за арестом 6 недель их держал, о чем протест явствует.22 

Думается, что такие грабежи полесской обители были постоянными в XVII-XVIII веках.

В 1744-1747 годах игуменом Дятловицкого монастыря являлся Гедеон Онискевич (1696-1747), который до назначения был переводчиком в Кодификацонной комиссии в столице Гетманщины - городе  Глухове. Эта комиссия для украинских гетманов готовила новый свод малороссийских законов. В начале 40-х годов Синод назначил Гедеона Онискевича помощником Петра Голембевского. Игумен похоронен в Дятловичском монастыре.

Его сменил Иоанникий (Юркевич?). «У 1748 г. кажан-гарадоцкі шляхціц Шчыт23  захапіў у манастыра значную частку палёў, сенажацяў, участкаў рыбнай лоўлі. Суд, стоячы на абароне памешчыкаў-католікаў, адклаў справу на няпэўны тэрмін. Шчыт тым часам вырашыў адпомсціць манастыру за передачу справы ў суд. Восенню ігумен Іанікій па справах манастыра са світай накіроваўся ў Кіеў. Шчыт, даведаўшыся аб шляху ігумена праз свае валоданні, пасадзіў на лясной дарозе некалькі прыгонных, якія па яго загаду напалі на ігуменскі абоз, абрабавалі яго, збілі асоб, суправаджаючых ігумена. За гэтыя злачынныя дзеянні ніхто не панёс ніякай кары».24

Следующий настоятель монастыря написал в 1753 году «Синодик или собрания душ, то есть имен Христиан Православных усопших в надежде воскрешения живота вечного, обеего пола, всякого чина Духовного и Мирского, Милостивых благодетелей и укладчиков в церкве Преображения Господня в монастыре Дятеловичском составлен и написан своеручным трудом иеромонаха Дионисия Вороновского», в котором на 41 странице написаны имена московских патриархов, царей и цариц, благодетелей и жертвователей монастыря, киевских митрополитов, иеромонахов Киево-Печерской лавры и Дятловичского монастыря, перечислены игумены и настоятели полесской обители. Нам не удалось выяснить: в какое время управляли монастырём Василий Пелькевич, Павел Усович, Сильвестр Валькович, Алипий Османецкий, Леонтий Бункевич, Иннокентий Буткевич. Возможно, что кто-то из них был настоятелем монастыря ещё до 1622 года. Дионисия Вороновского можно считать первым историком Дятловичского монастыря. Наверно, при нём в 1755 году были построены новые монастырские церкви. Новый иконостас расписал Моисей Загорский25 (1743-?), который иконописи обучался в Киево-Печерской лавре. После окончания работ в 1766 году иконописец принял монашество и имя Митрофан, остался в Дятловичском монастыре. Можно предположить, что в обители продолжительное время был свой иконописец Митрофан, а также и другие иконописцы. В монастыре были и хорошие строители-плотники. Например, в 1815 году крестьяне Дятловичского монастыря построили Лунинецкую Крестовоздвиженскую церковь, а мастер из Дятлович Симон Конопацкий построил в 1818 году деревянную Кожан-Городецкую Свято-Николаевскую церковь. Мастер-резчик Иосиф Остапчик создал в 1818 году для этой церкви скульптурный ансамбль. Возможно, что в Дятловичском монастыре существовали свои иконописные, скульптурные и архитектурные мастерские-школы. Всё это требует глубоких дополнительных исследований.

В 1764 году игуменом монастыря стал настоятель Голосеевской пустыни (под самым Киевом) Дорофей Исаевич. Под 1766 годом упоминается в документах Руф Дунаевский. Мало того, в Дятловичской церкви хранится ценный запрестольный крест, сделанный в 1766 году, с надписями, в которых упоминались король Станислав Август, императрица Екатерина ІІ, её сын Павел и игумен монастыря Руф Дунаевский. В 1768 году в обители новый игумен - Феоктист Яворский, в 1771 году он уже возглавил Китаевскую пустынь, поменявшись местами  с настоятелем пустыни Иустином Зверакой.

Самое продолжительное время (почти 20 лет) монастырём управлял Мелентий Бувайло-Лесницкий (?-1792). Это была яркая личность - один из тех авантюристов, которыми был богат XVIII век. Игуменом он, наверно, стал в 1775 году. «В 1783 году 2 сентября, скончался Слуцкий архимандрит Павел (Волчанский). После присоединения к России Могилёва в 1772 году по первому разделу Речи Посполитой, Слуцкая архимандрия составляла самую высшую степень православной иерархии в этом государстве и имела почти все принадлежности архиерейской кафедры. (…) На Слуцкую архимандрию выдвинулось сразу несколько претендентов - игумены: Дятловицкий, Мелентий (Бувайло) и Брестский, Спиридон (Гриневицкий)».26 Бувайло-Лесницкий заручился «великими рекомендациями», однако архимандритом слуцким стал Виктор Садковский, которого вскоре высвятили в епископа. «Екатерина ІІ в 1785 г. назначила его переяславским епископом (с резиденцией  в Слуцке) и главой православной церкви в Речи Посполитой с подчинением послу в Варшаве».27 Дятловичский игумен затаил обиду на удачливого Садковского.

Епископ Виктор, наверно, сразу начал предпринимать шаги, чтобы взять богатый Дятловичский монастырь под свой контроль. Ему помогло и то, что в 1786 году императрица Екатерина взяла курс на секуляризацию церковных земель, в частности на ослабление влияния Киево-Печерской лавры: её лишили ставропигии и преобразовали в штатный монастырь. В том же году императрица издала указ о переподчинении Дятловичского монастыря.

Следует отметить, что Мелентий Бувайло вёл разгульную жизнь, да в таких масштабах, что ему не хватало монастырских богатств, и он постоянно одалживал деньги, в первую очередь, у Киево-Печерской лавры, которая выставила в 1787 году судебный иск Дятловичскому монастырю на 5471 рубль, когда полесская обитель перешла под контроль епископа Виктора (Садковского).

Реестр вызыченных денег

как Киево-Печерской Лавры разных годов и часть, так и взятых в разных Господ взаимообразную отдачу, в Дятловицкий Монастырь. На тяжебный того ж Дятловицкого Монастыря (…) Монастырские дела, о 1777-го года по 1785 год выбранных с книг господарских и верно сочинённых28 

приём вызыченным денгам

1777 год          Прислано из Лавры на комысию чрез Иеромонаха        127      50

Клементина денег червонцев 50

того же года  Прислано из Лавры чрез пана Терлецкого денег           127      50

червонцев пятидесят

Ему же Терлецкому из Лавры денег на дорогу                 6

1778 год          Прислано из Лавры чрез Иеромонаха Георгия                297

того же года    Ещё прислано из Лавры чрез того же Иеромонаха    1300

Георгия рубли

того же года   Вызычено в Ксендзов бенедиктинцев червонцев           540

двести

1779 год          Прислано из Лавры чрез Господина Игумена                  500

Дятловицкого Мелентия Бувайлова

того же года     Позычено Господином Игуменом Дятловицкого в      135

Варшаве в Господина оца Виктора кастеляна (…)

денег пятьдесят червонцев

того же года      Прислано чрез иеромонаха Паисия                               630

1780 год           Прислано из Лавры чрез иеромонаха Дорофея               1560

российскими империалами денег

того же года     Позычено в люненецкого священника Алезты (?)        21      60

1781 год            Прислано из Лавры чрез Васильковского и (…)              780

Трохима Деревянки денег

1782 год            Позычено в пинских мещан денег                                    97    50

Итого в  приход всех денег     6392   10

Мелентий постоянно ездил в Киев, Варшаву, Вильну, Новогрудок и т.д., где, наверно, хорошо кутил. Даже монастырские крестьяне не выдержали и в 1789 году подали жалобу на ведение игуменом Мелентием Бувайловым аморального образа жизни и нанесения побоев слугам.29

Интересно взглянуть на расходы обители. Деньги тратились в основном на экзотические продукты, а большую часть продуктов поставляли монастырские крестьяне. Приведём список30 расходов монастыря за ноябрь 1778 года из расходной книги.

Куплено помаранчи [апельсин] на водку фунтов 3 по 20 коп                          60

Куплено розинков [изюм] фунт один                                                                  15

Куплено сахар 58 фунтов по 33 коп                                                         19       63

Куплено кофы 12 фунтов по 23 коп                                                          2        82

Куплено лою [говяжий жир] на свечи для комысии три пуда               6

и тридцать фунтов уплачен

Куплено перцу два фунта по 45 копеек                                                              90

Куплено Англицкого перцу на водку два фунта                                                 75

Куплено имберу один фунт                                                                                  22

За тоею ж покупкою еды до Пинска и Давид Городка издержано денег                85   

Конечно, сюда не входили растраты игумена на личные нужды и разгульную жизнь. Помещики, земли которых граничили с монастырсками, всегда стремились отхватить кусок земли у монастыря. Особенно этим грешили тогда вдова, жена каштеляна Яна Щиттова31 и князь Друцкий-Любецкий.32 Наверно, Мелентий Бувайло понял, что его единственное спасение от суда за растрату денег - перейти под крыло епископа Виктора и начать яростную борьбу с соседями за возвращения украденных монастырских земель. Он написал письмо самой императрице Екатерине ІІ.

Монастырь начал судиться с соседями, причем этот судебный процесс был настолько важен, что документы на польском языке,  его касающиеся, были в 1786 году напечатаны в типографии. Эти документы содержат много новых фактов из истории города Лунинец и села Дятловичи.

Описание33

доказательств интересов и просьбы Дятловичского монастыря греко-восточного обряда, с объяснением давней целостности владений этого монастыря и указанием каким способом границы эти владения противоправно оказались изменёнными:

Первая категория

Показывает давнюю целостность этих двух владений основательно ограниченных, и никакой юрисдикции нельзя возбудить per Gausau Juris.

Удельное владение Дятловичи

Станислав Андреевич Довойно34, будучи дятловичским помещиком, продал их Павлу Подаревскому35 3 июня 1566 года, а брат Станислав Довойно,36 попавший в московский плен, как наследник, эту продажу двоюродным братом Станиславом Андреевичем  Довойно, признал 21 октября 1571 г.

         Выписка из списков и документов

Павел Подаревский после смерти оставил двоих сыновей; Николая и Адама, и 5 дочек: Розу, Марину, Катажину, Дороту и Зофью.

Роза вышла замуж за Волка, Марина - за  Моклока, Дорота - за Яна Лоховского, Катажина - за Сурвилу, а Зофья - за Залиньского, хотя принадлежали к родственникам, однако ни одна из них не получила наследства, много было осуществлено разных сделок, пока в целостности Дятловичи перешли в наследство Николаю и Адаму Подаревским.

Про это свидетельствует вышеуказанный регистр  (список).

Николай Подаревский после смерти оставил дочь Гальшку Николаевну Подаревскую, которая была в первом браке за Кшиштофом Косом, а также 9 сентября 1604 года пополам разделила Дятловичи со своим родным дядей Адамом Подаревским. Записано 9 сентября 1604 года в Главном трибунале Великого Княжества Литовского. (…)

Копия выписки.

Тот же список.

Те самые Якуб с сыном Николаем Кунцевичи 18 ноября 1617 года (30 марта 1669 года в городе Пинске записаны в инветарь) продали Дятловичи Константину Богдановичу Долмату, фундатору Дятловичского монастыря, с ограничениями Подаревского, и особенными ограничениями Довойно.

Удельное владение Малый Лулинец

Малый Лулинец также принадлежавший Станиславу Андреевичу Довойно (Кобринский, Мерецкий, Шавельский староста), с разрешения  его двоюродного брата Станислава Станиславовича Довойно, продал Николаю Харлиньскому и его жене Анне Кулесовне Довойно 8 апреля 1566 года.

                    Выписка из оригинального инвентаря с ограничением.

Николай Харлиньский, прижив с Довойнянкой двоих сыновей, после смерти Довойнянки женился на княжне Любецкой, с которой не имел потомства, когда её пережил, то юридическим владельцем Лулинца стал князь Павел Янушевич,37 наследник Харлиньского.

А те владения Малый Лулинец в мае 1580 году продал витебскому каштеляну Мальхеру Кравзе-Сновскому38 и его жене Барбаре Клочкувне, что записано в регистре, с признанием этого права 1 июня.

Сновский в 1582 году завещал Лулинец своей жене, что признано судом 8 июня, а Сновская добровольно подарила Барбаре Кунцевичувне жене Николая Нарушевича,39 что юридически признано в городе Ошмяны в июле 1588 года. (…)

Нарушевичова это владение  Малый Лулинец продала Якубу Кунцевичу, что признано в Трибунале 11 июня 1599 года и записано в инвентаре. Гродненский хорунжий Якуб Кунцевич с женой Барбарой Фурсувной и сыном Николаем40 продали Лулинец Константину Богдановичу Долмату, фундатору Дятловичского монастыря, в июле 1617 года записанным, а 30 марта 1669 года в городе Пинске в актовые книги записанные, с полным ограничением этого Лулинца, в одном документе с продажей Дятловичей, также с ограничениями для того же Долмата.

Произведен один документ на два владения.

(…) и разумеется что взяли существенные обязательства; оба эти владения Дятловичи и Малый Лулинец были соединены в единое целое 16   августа 1622 года в последней воле наследственного распоряжения перед конституцией, ещё не выходя из рыцарского сословия, Константин Богданович Долмат подарил, пожертвовал, на вечные времена завещал Дятловичскому монастырю, греко-восточного обряда, с требованием, чтобы этот монастырь находился под опекой Киево-Печерской лавры, а этот фундуш после смерти фундатора в том же году 19 (месяц?) в городе Новогрудке заактированный (…).

А как долматовский фундуш обеспечил эти владения для себя Дятловичский монастырь и их в вечную собственность взял, так и вышеуказанный монастырь сохранял их в целостности в нетронутых границах до 1645 года.

(…) Было то время тяжёлых перемен в королевстве, и в Великом Княжестве Литовском, что военные действия пожары, различные неприятельские грабежи, особенно много погибло гражданских документов, понесли урон национальные архивы, между этими событиями монастырь Киево-Печерской лавры также подвергался различным несчастьям, в который по приказу Дятловичский монастырь отвёз свой архив для как будто бы лучшего сохранения.

(…) Потом, когда Киево-Печерская лавра, по воле Божьей, получила после пожара значительные повреждения, то тогда многие привилеи, фундуши, ограничения, права и разные документы Дятловичского монастыря, спрятанные для сохранения, сгорели в 1718 году, в киевский магистрат занесены, а 4 сентября 1741 года выдан подготовленный манифест.

Дятловичский монастырь, хотя в целостности не сохранил свой архив из-за грабежей и пожаров, однако, находясь под опекой своих господ, найяснейших польских монархов, был многократно защищен в последующие времена привилеями:

1653 год - короля Яна Казимира;

1669 год - короля Михаила Вишневецкого;

1676 год - короля Яна Собесского;

1720 год - короля Августа II;

1735 год - короля Августа III.

Первые атаки на монастырские владения предпринял в 1645 году сосед по Погост-Загородской волости граф Кароль Тарновский. В 1687 году князь Шимон Друцкий-Любецкий41 отобрал половину Лулинца. В 1697 году шляхта со стороны Стахова в монастырской пуще побила рысей и других зверей, выловила в реках бобров, забрала пчёл… В 1715 году стаховская шляхта в реках и озёрах выловила рыбу и бобров, в пуще стреляли лосей, рысей, горностаев, медведей, волков, лис, куниц и других зверей, забрали пчёл и свезли сено.

Игумен Мелентий Бувайло добился подтверждения прав Дятловичского монастыря, этому способствовало и то, что польский король Станислав Понятовский не хотел лишний раз раздражать Екатерину II.

В 1789 году епископ Виктор (Садковский) был арестован польскими властями, по обвинению в подготовке крестьянских бунтов, и отправлен в варшавскому тюрьму вместе со своим ближайшим помощником Киприаном Островским (около 1753-1812), который был «страшно везучим»42 человеком: «(…) игумен Киприан, имевших в них [в деньгах. - А. И.] некоторый достаток и даже в заключении выигравший в разыгрываемую в Варшаве лотерею 720 рублей серебром, время от времени помогал Преосвященному и своим товарищам то одеждой, то продуктами, то деньгами».43  

Польские власти прекрасно понимали, что епископ Виктор является орудием императрицы Екатерины в её политической игре против Речи Посполитой. Поэтому, исходя из интересов национальной безопасности, была поставлена задача - сделать православную церковь независимой от российских церковных властей. 15 июня 1791 года в Пинске в Богоявленской церкви открылась Генеральная конгрегация православной церкви. В подготовке Пинской конгрегации принял активное участие и игумен Дятловичского монастыря Мелентий Бувайло, в этом выразилась его нелюбовь и открытая оппозиция епископу Виктору (Садковскому). В результате конгрегация объявила о создании национальной Церкви в Польше, зависимой по духовным делам от Константинопольского патриарха, но не имеющей права, даже и по духовным делам, сноситься с какой-либо другой Церковью. Главою Польской  православной церкви был избран бельский игумен Савва Пальмовский (около 1740-1803). Документальных свидетельств об участии дятловичского игумена в работе самой Пинской конгрегации не обнаружено. Вероятно, работая в комиссии по подготовке конгрегации, он выяснил, что его неоднозначная кандидатура не рассматривается в качестве претендента на пост главы автокефальной  церкви. Тогда дальновидный игумен вышел из рискованной игры. И тут Мелентия Бувайло-Лесницкого обошли! Наверно, не выдержав этого, дятловичский игумен умирает в 1792 году.

В 1792 году епископ Виктор (Садковский) вышел из тюрьмы и решил отблагодарить своего помощника и страдальца за православную веру - Киприана Островского: наградил его золотым наперсным крестом и 11 ноября 1792 года назначил игуменом самого богатого в епархии Дятловичского монастыря. Скоро, впрочем, он разошёлся с преосвященным Виктором и был уволен, по прошению, по болезни, от всех должностей 23 апреля 1793 года, и доживал свой век простым монахом в киевских монастырях.

В 1793 году была создана Минская православная епархия, которую возглавил Виктор Садковский. 26 мая 1794 года архимандрит Новгородского Вяжецкого [Вяжищского] монастыря Варлаам Шишацкий (1750-1820) был направлен Синодом к Минскому епископу Виктору (Садковскому) для помощи в деле обращения униатов в православие с назначением настоятелем Дятловицкого Спасо-Преображенского монастыря. В дальнейшем ввиду тяжёлой болезни епископа Виктора архимандрит Варлаам руководил всем делом воссоединения на Волыни. 3 июня 1795 года он хиротонисан во епископа Житомирского, викария Минской епархии, и покинул Дятловичскую обитель. Во время Отечественной войны 1812 года, когда Могилёв был занят французскими войсками, архиепископ Могилёвский и Витебский Варлаам 14 июля 1812 года в кафедральном соборе принёс присягу на верность Наполеону и велел сделать это духовенству по всей епархии. Присягнуло 2/3 духовенства. В декабре 1812 года Варлаам был призван на суд за измену. Указом от 1 мая 1813 года он был лишён сана и священства. Украинский историк Александр Оглоблин44 высказал предположение, что измена архиепископа не была случайной: в конце XVIII века существовало тайное украинское общество, ставившее своей целью добиться независимости Украины. К предполагаемым членам тайного общества историк относил многих известных украинцев: Варлаама Шишацкого, Савву Пальмовского и др.

Следующим известным нам игуменом был Иоасаф. Он не интересовался историей Дятловичского монастыря: когда Минская духовная консистория в 1800 году попросила настоятелей всех монастырей епархии написать записки по истории своих обителей, то Иоасаф вложился в полстранички:

Историческое Описание Дятловицкого Преображенского монастыря, состоящем на своём содержании

Сей монастырь жив из фундуша, имеющегося в монастыре от 1622 года Господнего, построен коштом дворянина королевского Константина Долмата. Название своё имеет по селу Дятловичи, при котором [деревни] Лулинец малой, [Мелесница] и положение своё имеет окружён будучи лесами и болотами. Начальство тамо состоит издавна Игуменное, но когда точно там учреждено о том сведения не имеется. Нет [сведений] в том: в монастыре были достопамятные происшествия, все сие покрыто неизвестностью.

Церковь тамо состоит во Господа  Деревянная новая одна, прочие строения как то келии для настоятеля и братии девять, поварня, Амбары, Склады хлеба и содержание съестных, против Сарай конюшен все деревянные (…). Монастырь содержание своё имеет от состоящих за ним деревень в [давние] наданных фундатором вышеупомянутым дворянином Константином Долматом.

           Дятловицкого Преображенского Монастыря Игумен Иоасаф

                                                                                         Эконом Мина

                                                                                         Иеромонах Присанф

                                                                                         Монах Флавиан45

В годы пребывания на минской кафедре архиепископа Иова (1796-1812 гг.) Дятловичским монастырём фактически управлял сам владыка через своего человека - эконома Мину. Игумен исполнял тогда только декоративную роль. Владыка Иов (Потёмкин) нещадно эксплуатировал богатства Дятловичского монастыря. Война 1812 года довершила грабёж архиепископа. «Манастыр не падвергся нашэсцю французаў, але вайна закранула яго. Ёсць звесткі, што ў манастырскім шпіталі знаходзіліся некалькі параненых рускіх воінаў».46

Мало у нас информации о истории монастыря с 1815 по 1825 год. В начале этого периода игуменом быд Иоасафат, в конце - Иона. Были ли ещё другие настоятели в это время? К сожалению, мы не знаем. Можно предположить, что настоятелем монастыря продолжительное время был игумен Иона. При нём началось строительство новой монастырской церкви. В исторической и краеведческой литературе пишут, что новая церковь в Дятловичском монастыре была построена в 1823 году. В монастырском отчёте указывается, что в 1826 году построена новая деревянная церковь на каменном фундаменте. Возможно, что в 1823 году начато строительство её фундамента.

Вдали от церковного начальства, при бесконтрольной власти игумена Ионы в обители начались безобразия. Свидетельством этого служит то, что Минский архиепископ Анатолий (Максимович) 29 июля 1825 года издал постановление47  об установлении надзора за богослужением и поведением братии Дятловичского монастыря. Результатом расследования было то, что в 1826 году игумена Иону назначили настоятелем Сурдегского монастыря в Литве, а тамошнего настоятеля архимандрита Маркиана перевели в Дятловичский монастырь.

Поскольку новый настоятель Маркиан руководил монастырём больше 10 лет, и с ним связано много интересных событий, то более подробно остановимся на его биографии.

Настоятель, архимандрит Маркиан, 58 лет, из Малороссиян, житель Черниговской губернии, Козелецкого уезда местечко Кобижча, сын священника.

Обучался в Киевской Академии с 1788 по 1804 год латинской и российской грамматике, риторике, философии и чрез 3 года и 9 месяцев Богословию Догматическому и Нравственному, Герменевтике, Церковной истории, Пасхалии и прочим оного класса предметам; притом высшему красноречию, Еврейскому, Греческому, Немецкому и Польскому языкам, также сельской и домашней экономии,  Арифметике и всеобщей Истории, Географии и рисовальному искусству и по заведению сказывал проповеди в Киевских монастырях и сельских церквях. Был учителем Слуцкой Духовной Семинарии с 1810 по 1816 год.

Родился 16 января 1776 года. Рукоположен в иеродиакона 9 декабря 1809 года Киевским митрополитом Серапионом в ближних пещерах Киево-Печерской Лавры, 5,5 лет там послушник. В 1810 году перемещён в Минскую епархию, в 1810 году Архиепископом  Минским Иовом рукоположен в иеромонаха. С 1810 по 1816 гг. преподает в Слуцкой духовной семинарии риторику, философию и греческий язык. Во время нашествия Галлов в 1812 году и 20 языков [народов]  в г. Слуцке через 7 недель, отправляя службу, и Российского Государя при неприятеле упоминал: братьев же Слуцкого Троицкого Монастыря от страха стоявших в оном монастыре французских генералов Груши и Каменского, а потом Домбровского и вице-короля Зайончика. Баварцы, поляки, австрийцы  бросали книги семинарской библиотеки в огонь, спас большую часть библиотеки. Когда во время войны 1812 г. были расхищены все запасы Слуцкого Троицкого Монастыря, находящийся при нём Маркиан приютил 10 ограбленных семинаристов и кормил их за свой счёт вместе с монастырской братией. Во время своей преподавательской деятельности в Слуцкой семинарии оказывал помощь семинаристам-сиротам - по причине в те времена скудного их содержания (6 тыс. ассигнациями в год). По очереди семинаристы приходили на обед и ужин.

В 1816 году переведен в Сурдегский монастырь настоятелем (11,5 лет там), 1818 - архимандрит. Пребывал в оном монастыре, проповедовал Слово Божие, так и обратил духом кротости и христианской любви 36 раскольников, 22 католика и 2 лютеранина. В Сурдегском Монастыре излечил 106 крестьян, ни один не умер.

В 1827 году переведён в Дятловицкий Монастырь, где проповедовал Слово Божие, сочинил и проговорил изустно 25 Проповедей и пожертвовал на Сурдегский Монастырь 222 сереб. монет, и всего проповедей сочинил в Слуцке и других Монастырях с 1810 по сей 1835 год - 156. Часть проповедей отдал  архиепископу Анатолию, а часть у него. В Дятловицком Монастыре своим коштом построил огромный шинок, мельницу, сад в монастыре и ледовню с амбаром. Во время болезни монастырских крестьян лечил их своими лекарствами.48

«В 1833 г. архимандрит жертвует свои деньги для вдов и сирот духовенства епархии. В 1835 г. после пожара в Минске Маркиан передаёт для пострадавших 5 тыс. руб. из монастырской суммы, а для поддержки Сурдецкого монастыря - 222 руб.»49  

Видно, что архимандрит Маркиан был очень образованным, добрым и отзывчивым человеком. Похоже, что он реорганизовал монастырскую больницу,50 где сам лечил и пригласил туда профессионального врача-хирурга И.Славинского, который позже перешёл из православия в римо-католицизм.51 

Из-за сложной обстановки вокруг Дятловичского монастыря в нём имелся арсенал карабинов и ружей. В 1831 году началось польское восстание, а летом в Пинском уезде появились повстанцы из отряда местного помещика Тита Пусловского. Опасаясь, что монастырское оружие может попасть в руки повстанцев, царские власти вывезли его в Бобруйскую крепость. О настроениях окрестных поляков свидетельствуют следующие документы:

В Минскую Духовную Консисторию

Дятловицкого Преображенского Монастыря

Настоятеля Архимандрита

Рапорт.

В присланном мне Консисторском Указе прошедшего 1829-го года,14-го дня за №281-м предписано было, чтобы по Высочайшему повелению за необыкновенными происшествиями случающимся в церкви, своевременно доносимо было Епархиальному Начальству. В сходство такового Указанного Предписания, честь имею Минской Духовной Консистории Почтеннейше донесть на благорассмотрение, что 25-го числа истекшего Апреля во время всенощного бдения 7-го часа с вечера против Воскресного дня пришедши в Церковь Дятловицкого Преображенского Монастыря, не известно по какому делу, Поссецор имения покойного Маршала Щитта52 Римско-католического исповедования Святополк Завацкий Адам, живущий в Новом дворе Пинского Уезда [в день мятежа Поляков, согласившихся нас всех Православных вырезать 19-го Апреля, но из Киева шедший Батальон сие в действие произвесть воспрепятствовал, а подписавшие на сие убийственное дело, из местечка Лахвы и других мест убежали безвестно куда], облокотившись на правой крылос, стоял безобразно, задницею, то есть к иконам а лицом слегка обратившись к Духовенству, смотрел через четверть часа на совершаемое всенощное посред Церкви бдение; коего я усмотрел из под завесы алтарной, посылая послушника Павла Петровского, объявить ему, чтоб в сходство Церковных правил Высочайшего Указа, стоял бы чинно в Церкве: сие слова услышав он от послушника того, тот час вышел из Церкви, ударивши дверьми церковными. Каковое его безобразное действие как Монашествующие и в числе братии находящиеся, так и послушники видели лично.

Дятеловицкого Преображенского Монастыря

Настоятель Архимандрит Маркиан 1831 Года Мая 30 дня.53

Даже через полтора месяца, когда основные повстанческие силы в Беларуси были разбиты, обстановка на Пинщине была очень тревожной.

В Минскую Духовную Консерваторию.

Дятеловицкого Преображенского Монастыря

Настоятель Архимандрит Маркиан о исполнении Указа.

Рапорт

В сходство Его Императорского Величества Указа из Минской Духовной Консистории от 4 Дня, сего года за №2748 последовавшего ко мне между прочим о том, чтоб потребовать от меня обстоятельнейшего объяснения о учиненном мятеже поляков в 19 день истекшего Апреля сего 1831 года, таковое Минской Духовной Консистории честь имею дать объяснение: как другие, так особливо Евреи мне знакомы приходили из местечек Лахвы и Кожангородка за 7 дней до Пасхи бывшей 19 Апреля, с объяснением, что два поляка ходят к обывателям с бумагою и уже некоторые подписались на вырез нас всех православных и жидов пред праздников Воскресения Христова, или на самый праздник, и слышно было, что в 12 милях напавших поляков несколько десятков на одного помещика, обграбили его, забрав его волы до ста штук; на таковое их сказанное мне оповещение и посторонних, я ответствовал им, что без допущения Отца Небесного никакого зла человек не сделает как явствует из того, сказал им, что Пророк Даниил вброшен был в левский ров на предание смерти, но поелику Бог не благоволил, чтоб в львы его умертвили, то он стался в живых; причем в церкви Соломоновой дважды хотели Евреи Иисуса Христа камением побить, но без определения Отца Небесного не могли убить его; и вели в Капернаум, чтоб с горы бросить Иисуса Христа убить, но сего в действие не могли произвести без допущения им соизволения Божие; так и нас Поляки согласившиеся вырезать, в действие сего по своему замыслу не производят без допущения Божиего: и мы будем молить Бога, чтобы сего не допустить нам сделать: при том нет никаких знаков ни на небеси, не на земле, чтоб они могли вырезать, а сие знаки объявительные, всегда предшествуют перед имеющимися быть каким-нибудь нещастием, как были на небесах многие знамения перед разорением Иерусалима через три года и прочее. Они ответствовала, что Лаховский Администратор Кулеша54 уже подписал и с ними гуляет: говорила также Лаховский Ксёндз и другие подписались; и только ожидают прибытия хотя 20 поляков вооруженных: я имею ответствовать: оказал царь Давид: (…) на Господа аз уповаю. Следовательно, ничего нам не могут мятежники сделать по своему замыслу без Божиего определения или допущения. А если какий они замысл лукавый имеют на верных нас, то Господь, разорит Советы их, по Писанию говорящему: Запинает Господь мудрых в коварстве их. Возразив на сие, сказали они мне так могут разграбить, ответствовал им или я: надо иметь предосторожность на сие разграбление. Из таковых мятежников уже воинская сила, связав забрала некоторых, и прочие прятаются.

На каковом месте объяснение и подписываюсь

Дятеловицкого Преображенского Монастыря

Настоятель Архимандрит Маркиан

№64 13 Юля 1831 года55

И после подавления восстания обстановка была не совсем спокойной, и в 1833 году архимандрит Маркиан пишет рапорт56 о возвращении оружия из Бобруйской крепости в монастырь.

Отметим также, что архимандрит Маркиан экспериментировал с проведением литургии в монастырском храме, пытался проводить её на русском языке, за что получил выговор от церковного начальства.57

В монастырском отчёте за 1834 год, написанном 11 марта 1835 г., читаем о насельниках монастыря:

1. Ризничий, иеромонах Евстратий, 67 лет, из малороссийских казаков, обучался славянской и русской грамоте читать и писать, пострижен в монахи 28.06. 1792 г. в Мошногорском монастыре Киевской епархии, 26.07.1796 г. рукоположен в иеродиакона Архиепископом Минским Виктором и определён в Пинский Богоявленский монастырь, в иеромонахи в 1809 и направлен в архиерейским дом, в 1813 в Дятловицкий монастырь.

2. Казначей, иеромонах Порфирий, 46 лет, польской нации, сын священника. Обучался только славянской грамматике, читать. Пострижен 11.12.1821 г. 4.02.1822 г. иеромонахом и отправлен в Дятловицкий Монастырь.

3. Священник Лаврентий Олишкевич, 67 лет, польской нации, сын священника, обучался славянской и русской грамматике читать и писать, рукоположен в священники 1798 г. архиепископом Иовом, в 1832 году в Дятловицком Монастыре.

4. Священник Федор Самуйлович, 68 лет, польской нации, сын священника, обучался в Минской Духовной Семинарии, рукоположен в священники в 1794 г. Архиепископом Виктором, в 1829 году в  Виленском Свято-Духовом Монастыре, в 1833 - в Грозовском, в 1834 - в Дятловицком Монастыре.

5. В чине братии Лука Зеленский, 31 год, польской нации, сын священника, обучался в низшем учебном заведении и Минской Духовной Семинарии. В 1826 г. в Дятловицком монастыре.

Послушники:

6. Павел Петровский, 40 лет, польской нации, сын священника, обучался славянской только грамоте читать, Пономарь Грозовской церкви, в 1819 году в Дятловицком монастыре.

7. Василь Суходольский, 33 года, польской нации из мещан, обучался славянской только грамоте читать, в 1826 году в Дятловицком монастыре.

8. Николай Севрук, 53 года, польской нации, из дворян, вдовец, обучался славянской только грамоте читать. Перешёл из Римо-католицизма в православие и в Дятловицкий монастырь.

9. Яков Буевич, 48 лет, из дворян, обучался славянской и польской грамоте читать, Витебской губернии, Лепельского повета, м. Бешенковичи житель, в Дятловицком монастыре с 1829 года.

10. Иосиф Севрук, 18 лет, из дворян, сын послушника Николая, обучается по Российски и По славянски читать и писать, а также пению церковному, перешёл из католицизма в православие и 1834 году в послушники.

Исключенные из училища:

11. Ефим Малевич, 16 лет, польской нации, сын дьячковский, обучается чтению и пению церковному, а также По российски читать. В 1832 году в Дятловицком монастыре для изучения чтению и пению церковному.

12. Максим Смолич, 19 лет, польской нации, сын дьячковский, в 1832 г. в монастырь для пропитания, а по скудоумию и ни к чему неспособен, только к черной работе.58

Интересно, что тогда местное население считалось поляками. Похоже, что в монастыре была школа, где обучали грамоте и церковному пению.

В монастырь ссылались проштрафившиеся священники, например, в 1836 году отбывал покаяние 50-летний иерей Иоанн Шахнович, про которого было отмечено «подаётся исправлению».59

В 1836 году умер благочестивый архимандрит Маркиан. На его место назначали архимандрита Уфимского монастыря Палладия,60 который пробыл на этой должности где-то с полгода, его сменил в 1837 году архимандрит Феофан. Последним настоятелем обители с 1838 по 1842 год был архимандрит Иов, бывший наместник Пинского Богоявленского монастыря.

В 1842 году у монастыря в казну забрали его земельные владения, а саму обитель приписали к Пинскому Богоявленскому монастырю. После этого Дятловичский монастырь уже находился в жалком состоянии. Не спасло его и щедрое пожертвование в 5000 рублей, которые завещала61 монастырю богомольная графиня Анна Орлова-Чесменская (1785-1848).

В 1855 году Дятловичский монастырь был закрыт, о чём свидетельствует следующий документ.62

По справке оказалось:

1. Святейший Правительствующий Синод указом от 31 Декабря 1854 года давая знать о Высочайшем соизволении на закрытие двух заштатных Монастырей Минской Епархии Дятловицкого Преображенского и Слуцкого Ильинского женского и о постановлении своём, чтобы церковь Дятловицкого Монастыря с утварью обратить в приходскую церковь и в состав прихода ея отчислить: а) от Лулинецкой церкви село Дятловичи с 342 душами мужского и 381 женского пола; б) от Бостынской деревню Куповщина с 34 душ мужского и 38 женского пола; и в) от Вичинской деревню Боровики с 44 душ мужского пола (…), а ветхое строение его Монастыря отдать под помещения церковного причта (…).

 

Монастырская школа

Благодаря духовному влиянию Киево-Печерской лавры, Дятловичский монастырь являлся значительным культурным центром Полесья.

Известно, что в XVIII веке при монастыре существовала школа, готовившая своих учеников для поступления в Киево-Могилянскую академию. В монастырской школе изучали русскую (церковно-славянскую) и латинскую грамоту, арифметику и т.д. «Так, в августе 1763 г. иеромонах указанного монастыря Юст ходатайствовал перед печерским архимандритом о перемещении его в Киев, указывая, что старший сын «в Дятеловицком монастыре руской грамоти и писанія руского и латинского изучился, а следует отдал уже в Академію Кіевскую для изученія латинскаго языка». Стоить отметить, что школа, где обучали не только «руской грамоти», а и основам латинского языка, имела достаточно высокий уровень».63

Думается, что небольшая школка существовала в монастыре и в конце XVIII - начале XIX века. В 30-е годы у руководства Минской епархии вызрела идея о создании поселянских школ (училищ), в которых священники, псаломщики и монахи бесплатно учили и воспитывали крестьянских детей в русском православном духе. В историческом архиве сохранились отчёт за 1841 год о деятельности такого училища64 при Дятловичском Спасо-Преображенском монастыре. В том году в нём обучалось 21 мальчик (в возрасте от 7 до 16 лет). Среди них было шесть детей священнослужителей: Иван Былинский, Стефан Былинский, Матвей Масловский, Николай Мазанович, Никодим Янцевич, Иосиф Ритецкий, а также 15 крестьянских детей: Григорий Кпаф, Иван Носкович, Афанасий Черноокий, Трофим Романов, Стефан Киптевич, Кондрат Жук, Гавриил Черноокий, Пётр Коцуба, Дмитрий Жук, Марко Носкович, Корней  Харитонович, Феодр Брезипа, Василий Конопацкий, Иван Конопацкий и Филипп Конопацкий. Все эти ученики, исключая последних шести, обучались по арифметике: счислению, сложению и вычитанию, а также первоначальному письму.

Из подробного отчёта видно, что преподавание в училище при Дятловичском монастыре было на довольно высоком уровне. К сожалению, вскоре оно было закрыто.

В Минскую Духовную Консисторию

Благочинного Монастырей,

Настоятеля Пинского Богоявленского

Монастыря Архимандрита Феофана

Рапорт

Заведённая бывшим Настоятелем Заштатного Дятловицкого монастыря Архимандритом Иовом школа для изучения грамоты поселянских и другого звания детей при оном Монастыре существовала по Май Месяц истёкшего 1842 года. Обучал детей Послушник того Монастыря Александр Маевский; с того времени оная школа тем же Архимандритом упразднена, восстановить оную опять, по недостатке в учителе, почти не возможно, ибо из чинов Духовных того Монастыря, одни по старости приняться за труд не в силах, другие по испорченной нравственности к исполнению сей обязанности оною управлять не надёжны; а послушников нет способных; то о сём на благорассмотрение Минской Духовной Консистории почтеннейшее представляю.

Благочинный Монастырей Архимандрит Феофан65 

№1 Генваря 12 дня 1843 года

 

Библиотека и архив Дятловичского
Спасо-Преображенского монастыря

При монастыре была большая библиотека богослужебной и религиозной литературы. Можно предположить, что первой книгой библиотеки было Евангелие Петра Мстиславца, изданное в 1575 году в виленской типографии братьев Мамоничей и подаренное монастырю его фундатором Константином Долматом. В Российской государственной библиотеке хранится точно такое же Евангелие, подаренное меценатом другой обители, основанной им же в Слуцком уезде - Цепрскому монастырю. 

Из описи имущества Дятловичского монастыря 1765 года видно, что в его библиотеке было 82 книги, из них 44 изданы в типографии Киево-Печерской лавры (почти 54%). Оставшиеся 38 книг, можно предположить, были изданы в Москве, в Вильне и т.д. Интересно, что в книжном собрании, близкого к Дятловичскому и по месту расположению, и по времени основания православного монастыря - Пинского Богоявленского - было в 1757 году только 68 книг. Думается, что похожая по содержанию библиотека была и в Дятловичском монастыре. Украинский историк Юрий Мыцык66 так охарактеризовал ту пинскую библиотеку: «Следует сказать, что набор книг ограничен в основном потребностями богослужения, из дополнительной  литературы можно отметить разве что выдающееся богословское произведение архимандрита Киево-Печерской лавры Иннокентия Гизеля «Мир с Богом человеку» (К., 1669; 2-е изд. - 1671), которое, между прочим, было осуждено в 1690 г. московским патриархом Иоакимом». Можно предположить, что такая «еретическая» книга была когда-то и в книжном собрании Дятловичского монастыря, так как её автор был одно время и его настоятелем. Отметим, что Иннокентий Гизель написал знаменитый исторический труд «Синопсис», который, по признанию многих ученых, является первым русским учебником по истории.

В Национальном историческом архиве Беларуси хранится инвентарное описание имущества Дятловичского монастыря,67 составленное в 1837 году, когда   архимандрит Палладий передавал обитель новому настоятелю Феофану. В нём содержится и опись монастырской библиотеки, состоявшей из 199 книг. Её  анализ позволит сделать некоторые выводы о духовной жизни насельников обители, о культурных влияниях на них и др. Если проанализировать описание библиотеки, то удивляет, во-первых, малое  количество книг, изданных до XVIII века. Это можно объяснить следующим фактом: в 1718 году при загадочных обстоятельствах сгорела богатая библиотека Киево-Печерской лавры. Её архимандрит Иоанникий Сенютович начал собирать новую монастырскую библиотеку. «К библиотеке были присоединены книжные собрания приписанных к Лавре монастырей, церквей и скитов (…)»68 Очевидно, что практически вся библиотека Дятловичского монастыря была тогда перевезена в Киев, оставили только пару десятков книг, необходимых для богослужения, в первую очередь Евангелие Петра Мстиславца, подаренное фундатором монастыря Константином Долматом. В 1837 году в монастырской библиотеке было всего 19 богослужебных книг, изданных до 1718 г.

После лаврского пожара библиотека Дятловичского монастыря пополнялась книгами, изданными в Киево-Печерской лавре и в Московской синодальной типографии. В XIX веке стали поступать в основном книги, изданные в Санкт-Петербурге.

Проанализируем монастырскую библиотеку, состоявшую в 1837 году из 199 томов. В Москве было издано 108 книг (54,2%), в Санкт-Петербурге - 50 (25,2%), в Киеве - 37 (18,6%), в Вильне - 2 (1%), без указания места - 2 (1%). Тогда киевские книги в монастырском собрании составляли всего 18,6 %, что в процентном отношении в три раза меньше по сравнению с 1765 годом. А это показывает, что после присоединения Полесья к Российской империи и переподчинения монастыря минскому епископу киевское влияние на обитель уменьшалось с каждым годом.

Историю Дятловичского монастыря и его библиотеки разделим на три периода:

1. С 20-х годов XVII века до 1689 года, когда Киевская митрополия подчинялась ещё константинопольскому патриарху (книги обители дарили, а также они поступали из типографии Киево-Печерской лавры);

2. 1690-1792 гг., когда Киевская митрополия подчинялась московскому патриарху, а потом Святейшему Синоду Русской Православной Церкви, хотя само Полесье принадлежало Речи Посполитой (книги поступали через Киев из лаврской и московской типографий);

3. 1793-1837 гг., когда Полесье находилось в составе Российской империи (книги поступали из столиц только через Минскую духовную консисторию).

В первый период было издано 7 библиотечных книг (3,5%), во второй - 64 (32,2%), в третий - 94 (47,2%), а без указания года - 34 (17,1%).

Вызывает интерес наличие в библиотеке книги «Служба благодарственная о победе под Полтавою» (1709 г.). Это, на наш взгляд, означает, что в начале XVIII века православные монахи и церковнослужители Речи Посполитой себя считали подданными Московского государства и проводили соответствующую идеологическую пропаганду местного населения.

Отметим также, что в 1837 году в обители хранился немалый архив, в котором было 1067 разных документов и бумаг в 17 связках. Основное содержание этих документов - подтверждение прав Дятловичского монастыря на различные земельные угодья. Вообще, приведенные описания библиотек Дятловичского монастыря требуют более глубокого изучения со стороны специалистов.

 

Монастырское хозяйство

Фундатор Дятловичского монастыря Константин Долмат оставил ему огромные богатства: около 14 тысячи гектаров земли и более тысячи крестьян. О том, как распоряжались этим имуществом монахи, писал церковный историк Степан Рункевич: «Дятловичский преображенский монастырь считался в минской епархии „по приходам своим из числа первых“. Еще преосвященный Виктор отзывался, что этот монастырь „с продажи горячего вина, рыбы из монастырских озер, разного скота и разного ж лесу из пущи имеет иногда в год денежного приходу до 2,000 рублей и в прочем, относительно экономии, между всеми монастырями епархий есть наивыгоднейший“.69 Монастырь имел более тысячи душ подданных крестьян в трёх сёлах: Дятловичах (478), Лунинце (603) и Мелеснице70 (40). Количество всей монастырской земли простиралось до огромной цифры 808 уволок. Монастырь имел мельницу, корчму, „пильню“, пасеки. Всё это приносило очень значительный доход. Лунинец с Мелесницей шли в аренду в 1798 году за 800 рублей; в следующие годы эта цифра возросла до 900 и 1.100 рублей71. Дятловичская корчма с мельницей на первых порах давали доход 200 рублей в год,72 а в 1812 году за одну корчму монастырь получил аренды 600 рублей серебром. Преосвященный Иов писал св. синоду, что при вступлении его, преосвященного, в минскую епархию, дятловичский монастырь был подвержен значительным долговым денежным требованиям, „которые, по просьбам, стараниям и ходатайству преосвященнейшего „из единого к нему уважения“ были уничтожены.73 Однако их приходорасходных книг монастыря видно, что в 1796  году в монастыре должно было быть до полутора тысячи рублей серебром запасной суммы. В 1798 году монастырь располагал свободным капиталом в сумме более 500 рублей серебром;74 в 1805-м - более 1.000 рублей; в 1811 году - более четырёх с половиною тысяч. Этот монастырь, как и слуцкий троицкий, но только, по выражение консистории, „неизвестно почему“, находился в непосредственном распоряжении преосвященного Иова и был управляем назначенным  от него иеродиаконом, не смотря на то, например, что в монастыре жили два игумена».75

В 1800 году Минский архиепископ Иов (Потёмкин) заставил монастырь поставлять значительное количество различных продуктов питания для учителей и учеников Слуцкой духовной семинарии. Незадолго перед войной 1812 года преподаватели семинарии обратились в Минскую духовную консисторию с просьбой об увеличении их содержания за счёт средств Дятловичского монастыря.  Причём «спаслаліся  на завяшчанне заснавальніка манастыра К.Долмата, у якім ён пастанавіў, “чтобы из доходов оного монастыря всегда содержимо было по 12 монашествующих, по 12 вдов и 12 сирот, коих последних и обучать”».76

Отечественная война 1812 года основательно подорвала экономическое положение Дятловичского монастыря, хотя французы и их союзники не полезли в пинские болота. Однако военные поборы и постои войск сделали своё дело: после войны 1812 года Дятловичский монастырь задолжал своим кредиторам 4500 рублей. «Па вопісу маёмасці манастыра ў 1814 г. налічвалася: 59 галоў буйной рагатай жывёлы, 20 авечак, 9 коз, 38 свіней, 40 птушак, 6 каней. Акрамя хлебных, было вельмі мала іншых запасаў».77

Степан Рункевич так подвёл итоги хозяйствования архиепископа Иова в Дятловичском монастыре: «Монастырское хозяйство, во всяком случай, велось не блестяще с точки зрения монастырской прибыли. Консистория, при отъезде преосвященного Иова, сделала на преосвященном начёт по дятловичскому монастырю в пять тысяч рублей, объясняя св. синоду, что преосвященный держал монастырь всегда или вовсе без начальника, или же с начальниками номинальными, и управлял монастырем „совершенно сам“ - чрез эконома, иеродиакона Мину и бывшего „конюшего“, венгра Ивана Мартиновича; помимо консистории заключал контракты, своею личною властью позволял рубить монастырский лес, гнать деготь и смолу; сам получал с монастырских владений звериные шкуры, также диких вепрей, лосей, медведей, коз и прочую дичину, раздолжил помещикам монастырские деньги и вообще „всеми имениями и доходами монастыря распоряжался по своему произволу и никому не давал по сей части отчета“».78

В 1814 году игумен Иоасафат сообщил епархиальным властям, что вверенный ему Дятловичский монастырь значительно сокращает поставки продуктов в Слуцкую семинарию. Это позволило несколько улучшить экономическое положение обители. «Пасля адыходу Іова манастыр зноў палепшыў сваё становішча, здолеў вярнуць частку капіталаў, што была аддадзена пад працэнты, і ў выніку займеў свабодны капітал у 9 тысяч рублёў. Начальства не ведала, куды змясціць іх з найбольшым прыбыткам».79 В монастырском отчёте за 1826 год читаем:

(…) Сей Монастырь деревянный, строением ещё твёрд, кроме большой церкви и колокольни, кои по ветхости близки к разрушению. Церковною утварью и ризницею достаточен, при нём есть приход из 63-х дворов да кроме сего крестьян за ним по ревизии числилось 631 душа, из коих 250 обрабатывают Монастырскую землю, а 330 душ в аренде у Надворного Советника Плеского, от коего получается в год доходу по 1100 рублей серебром, сверх сего Монастырь получает за Мельницу, корчму и пильну [лесопилку] от Арендатора 315 руб. в год серебром, продажи свечной и кошелькового сбору нет; Монастырские некоторые угодия состоят в споре с вышеупомянутым Плескием  о чём и дело в гражданском правительстве производится, рыбная ловля есть, Экономической суммы в 1814 году поступило серебром 295 руб. 32 коп., ассигнациями 50 руб., да долгу на графа Гинтера серебром 4500 руб, кои уже и взысканы (…).80

«У 1826 г. манастыр быў выведзены з пад архімандрыцкага ўпраўлення, атрымаў самастойнасць, або “был сделан архимандрией“. Цяпер усе прыбыткі заставаліся на месцы, але яны ўжо не маглі аднавіць былой велічы Дзяцелавіцкага манастыра».81 Об экономическом состоянии  монастыря при архимандрите Маркиане можно судить по следующему документу:

По фундушу данному 1622 году покойные сего монастыря Константином Богдановичем Долматом, имения монастырских крестьян из последней 1834 года ревизии мужского пола 685, женского пола 706 душ с пахотными и сенокосными землями и лесами, из коих 380 мужского пола и 372 женского пола состоит по контракту в аренде Поцессора Дворянина Киприана Аполинарьевича Сулковского с платежом 1500 серебряных монет. А 305 мужского и 334 женского пола душ обрабатывают панщиной монастырскую землю и другие отбывают повинности, а также имеют рыбные ловы, мельницы и тартак от чего Монастырь и содержит своё имение.82

В 1837 году был составлен инвентарь83 всего имущества Дятловичского монастыря.

Из описи Монастырских и экономических строений и всего Монастырского и экономического имущества заштатного Дятловицкого Монастыря, при сдаче оного Архимандриту Палладию учинённого 1837 года, Июля Дня (…).

Церковные строения

1. Церковь на каменном фундаменте новая деревянная соснового брусового дерева, о пяти куполах, средний большой восьмигранный покрыт весь и фонари его белою жестью, на фонарях изображены иконы святых, в нём восемь окошек, а четыри по углам куполы покрыты только верху фонарей жестью, а сами гонтою (…).

2. Другая церковь, называемая трапезной, тёплая из соснового брусового дерева с потолком таким же полукруглым, при ней небольшая пономарня, подлога в ней кирпичная, печь небольшая изразцовая (…).

Колокольня на штандарах брусового дерева в три этажа, в ней въездная брама (…) на третьем этаже колокола (…).

В самом монастыре были ещё следующие постройки:

1. Настоятельские покои о восьми комнатах брусового дерева.

2. Келии с чуланом и небольшой кладовою.

3. Братские келии над сажалкою об одном корпусе брусового дерева

4. Братская кухня с сеньми над сажалкой брусового дерева с чуланом.

5. Амбар новый двухэтажный из брусового соснового дерева.

6. С оным амбаром настоятельская с чуланом и сеньми.

7. Амбар для хранения воды.

Интересно, что настоятель имел особую кухню. В каждом из сёл (Дятловичи и Лулинец) был монастырский фольварок. В Дятловичах фольварок состоял:

Фольварочные строения

1. Дом экономический, построенный в 1836 г. 2. Дом людской. 3. Амбар из брусового дерева. 4. При оном амбаре в одной связи конюшня. 5. Ток в четырёх продолжительных стенах. 6. Сенник о четырёх стенах. 7. На оборе сенник длинный. 9. Варовня с сенцами. 10. Воловник, пристроенный к хлевам. 11. Винокурня. 12. Солодовня. 13. Шопа на восьми столбах. 14. Молочник. 15. Погреб с изрубом в земле. 16. Изруб на млын. 17. В селе Дятловичах Монастырская корчма с большой стодолою. 18. Амбар. 19. На реке Цна мельница новая водяная брусового дерева на дубовых палях. 20. На оной речке тартак новый на дубовых палях об одном кол[есе]. 21. Монастырский курень при реке (рыболовный). 22. Там же амбар небольшой величины. 23. Там же недалеко над рекою корчемный дом.

В дятловичском фольварке было 22 пчелиных улья, 33 коровы, 3 бугая, 37 тёлок, 67 овец с ягнятами, 6 коз, 49 свиней, 12 гусей, 37 уток, 59 кур, 13 лошадей.

Лулинецкий фольварок

1. От въездных двухстворчатых ворот по правой руке жилой дом. 2. Дом служительский. 3. Хлев для домовых птах. 4. Варовня. 5. Мельница скотная. 6. Винокурня. 7. Воловник. 8. Хлев для свиней. 9. Гумно. 10. Сенник. 11. Скотские хлева. 12. Хлев. 13. Ледник в земле. 14. Амбар двухэтажный. 15. Молочник в земле. 16. Бондарня холодная. 17. Солодовня. 18. Венгредня.84 19. Амбарная.

В селении Лулинец в околицах фольварка корчма.

Однако богатые пожертвования на благотворительность благочестивого и доброго архимандрита Маркиана ухудшили экономическое состояние Дятловичского монастыря. Негативно на экономике монастыря отразилось и польское восстание. В конце 1831 года настоятель написал рапорт85 про обременительность постоя на монастырских землях трёх батальонов 19-го егерского полка. В 1837 году новый архимандрит Феофан разрабатывает меры по улучшению его экономического состояния.86 Через пять лет Российское государство забрало в казну села Дятловичи и Лулинец вместе с землей и крестьянами. Думается, что это и решило дальнейшую судьбу обнищавшего Дятловичского монастыря: вскоре он был закрыт.

Примечания

1Историко-статистическое описание Минской епархии, составленное ректором Минской епархии архимандритом Николаем. Санкт-Петербург, 1864; Описание церквей и приходов Минской епархии, составленное по официально затребованным от причта сведениям: в 9 томах. Пинский уезд. Минск, Т. 6. 1879.

2Рункевич С. История минской архиепископии, 1798-1832. Спб, 1893.

3Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 82-88.

4Силивонюк Т. Внутреннее устройство Дятловичского Спасо-Преображенского мужского монастыря // VIII Республиканская межвузовская научно-методическая конференция молодых ученых. Брест, 2006. С. 176-178.

5Киево-Печерской лавре в XVI в. принадлежали в Пинском уезде сёла: Ополь, Мотыль, Сенчицы, Пересудовичи. После 1596 г. эти сёла стал собственностью униатских митрополитов.

6Лаўрык Ю.  “На друкаванне кніг, царкве Божай патрэбных…”// Роднае слова. 2011. № 8. С. 81-84.

7Миловидов А. О положении православия и русской народности в Пинском удельном княжестве и городе Пинске до 1703 года. Москва, 1894. С. 46-47; Слюнькова И. Монастыри восточной и западной традиций: Наследие архитектуры Беларуси. Москва, 2002. С. 70.

8Mironowicz A. Biskupstwo Turowskie-Pinskie w XI–XVI wieku. Bialystok, 2011. S. 270-271.

9Слюнькова И. Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи. Москва, 2010. С. 587.

10НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 63.

11В XVIII веке к Киево-Печерской лавре было приписано 9 монастырей, включая и Дятловичский.

12По другим источникам в 1645-1646 гг.

13Граф Кароль-Теодор Тарновский (1618-1647).

14Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 82.

15Туміловіч В. Кажан-Гарадок 500-гадовы. Лунінец, 2005. С. 12.

16Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр... С. 83.

17Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр … С. 83.

18Там же.

19Родчанка Г. Слуцкая старасветчына. Мінск, 1991. С. 45.

20Историко-статистическое описание Минской епархии, составленное ректором Минской епархии архимандритом Николаем. Санкт-Петербург, 1864. С. 154.

21Кагарлик С. Інтелектуальний потенціал і читальні інтереси вищого українського духовенства ранньомодерного часу // Народна творчість і етнографія. 2008. № 5. С. 29.

22Сборник документов, уясняющих отношение латино-польской пропаганды к русской вере и народности. Вильна, 1866. Вып. 2. С. 196.

23Ян Немирович-Щитт (1700?–до 1771) - минский каштелян, активный участник магнатских войн.

24Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 84.

25См.: Жолтовський П. Художнє життя на Україні в XVI- XVIII ст.. Київ, 1983. С. 131.

26Щеглов Г. Преосвященный Виктор Садковский, первый Минский архиепископ. Минск, 2007. С. 29.

27Грицкевич А. Древний город на Случи. Минск, 1985. С. 28.

28НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 86. Л. 5.

29См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 38562.

30НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 86. Л. 8.

31Людвика Немирович-Щитт (в девичестве Пац) - жена минского каштеляна Яна Немировича-Щитта.

32Князь Францишек Друцкий-Любецкий (1735?-1806) – пинский маршалок.

33НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 63. Л. 90.

34Когда Станислав Станиславович Довойно попал в московский плен, то король Сигизмунд Август назначил опекуном его имений пинского и кобринского старосту Станислава Андреевича Довойно.

35Возможно, что это новогрудский хорунжий Павел Подачевский.

36Станислав Станиславович  Довойно (?-1573) - государственный и военный деятель ВКЛ, в 1563 году руководил обороной Полоцка от московских войск, попал в плен вместе с женой Петранелой Радзивилл, вернулся из московского плена в 1567 году благодаря усилиям короля Сигизмуда Августа.

37Князь Павел Янушевич Друцкий-Любецкий (?- ок.1596).

38Мальхер Сновский (?-1588) - новогрудский земской судья, подписал Люблинскую унию от ВКЛ.

39Наверно, Николай Нарушевич (?-1604) - каштелян жмудский.

40Николай Кунцевич - подкормий Пинский, комиссар Сейма с 1638 г.

41Князь Шимон-Доминик Друцкий-Любецкий (1665?-1710) - королевский полковник.

42Вне всякого сомнения, российские дипломаты помогали деньгами бедному епископу, но не могли афишировать свои связи с ним. Поэтому была придумана история о крупном  выигрыше в лоторею.

43Щеглов Г. Преосвященный Виктор Садковский, первый Минский архиепископ. Минск, 2007. С. 70.

44Оглоблин О. Люди старої України та інші праці. Острог-Нью-Йорк, 2000.

45НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д.1311. Л. 41.

46Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 86.

47См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 39175.

48См.:  НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 10770. Л. 61, 62.

49Силивонюк Т. Внутреннее устройство Дятловичского Спасо-Преображенского мужского монастыря // VIII Республиканская межвузовская научно-методическая конференция молодых ученых. Брест, 2006. С. 177.

50По архивным документам больница (шпиталь) в монастыре была ёще в первой половине XVII века.

51См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 10466.

52Юзеф Немирович-Щитт - маршалок давид-городецкий, шамбелян королевского двора.

53НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 8818. Л. 4.

54Михал Кулеша (1800-1863) - известный польский художник, в 1831 г. управляющий имением Лахва графа Витгенштейна.

55НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 8818. Л. 5.

56См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 9870.

57См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 8868. Л. 27, 28.

58НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 10770. Л. 54.

59НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 11748. Л. 19.

60До Уфимского монастыря Палладий был  настоятелем Одесского Успенского монастыря (1823-1834). «Старец маститый и благочестивый» много сделал для строительства и благоустройства Одесского монастыря. Возможно, что он умер в Дятловичах.

61Графиня завещала по 5000 рублей каждому из 340 православных монастырей по всей Российской империи.

62НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 27328. Л. 2.

63Кагарлик С. Світло духовності і культури. З історії Києво-Печерської лаври XVII-XVIII ст. Київ, 2008. С. 151, 152.

64НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 16163. Л. 50, 51.

65НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 16163. Л.110.

66о. Мицик Ю. Albaruthenica... С. 265.

67НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 12553.

68Фрис В. Історія кириличної рукописної книги в Україні. Львів, 2003. С. 157.

69В 1811 году.

701794 год.

71В 1810 году фольварок Мелесница выгорел.

72В 1811 году.

73В 1798 году.

74Архиепископ Иов (Потёмкин) занял  минскую кафедру в 1796 году. Тогда, наверно, Дятловичский монастырь был должен большую сумму денег Киево-Печерской лавре. Эти долги наделал бывший игумен Мелентий Бувайло-Лесницкий.

75Золотом 51 р., серебром 292 р. 60 к., ассигнациями 348 р. 60 к. Счёт 30 января 1798 г.

76Рункевич С. История минской архиепископии, 1798-1832. Спб, 1893. С. 505, 506.

77Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 87.

78Там же. С. 87.

79Рункевич С. История минской архиепископии, 1798-1832. Спб, 1893. С. 506.

80Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 86.

81НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 7103.

82Коласаў Л. Дзяцелавіцкі манастыр  // Памяць. Лунінецкі раён. Мінск, 1995. С. 88.

83НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 10770. Л. 54.

84Наверно, погреб с венгерскими винами.

85См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 9106.

86См.: НИАБМ. Ф. 136. Оп. 1. Д. 39499.

О нас

На сайте «Информ-прогулка» публикуются свежие новости Лунинецкого района. Также здесь содержится информация о важных событиях, происходящих в других городах Полесья, Брестской области, и стране в целом. Прогноз погоды в Лунинце на сегодня, расписание движения поездов и автобусов, видео с последних праздников и мероприятий, прошедших в Лунинце, Микашевичах и районе – всё это и многое другое Вы найдёте на нашем сайте. Мы публикуем материалы, интересные для разных категорий населения, готовим интервью с представителями различных отделов Лунинецкого райисполкома, медиками Лунинецкой ЦРБ, а также представителями прочих служб. Позвонив по телефонам редакции «ИП», Вы можете подсказать авторам сайта темы для последующих публикаций, поделиться своими мыслями и наблюдениями. Сайт «Информ-прогулка» ценит своих читателей и прислушивается к их мнению. Заходите на http://inform-progulka.by/, читайте материалы, комментируйте их, смотрите фото и видео!

Copyright 2016. Все права защищены.

Яндекс.Метрика

Контакты

E-mail
progulka@brest.by
Адрес
ул. Фрунзе, 12, 225644, г.Лунинец, Брестская область, Республика Беларусь
Телефон/Факс
+375 1647 34509