На другом конце провода

На другом конце провода

07 января 2011, 08:00
979
Гнетущую тишину в квартире нарушали лишь редкие всхлипывания. Катя сидела на диване, обхватив колени руками и глядя в одну точку на стене. Слёзы катились и катились по щекам, капали на руки, на колени, оставляя на светло-бежевом спортивном костюме тёмные мокрые пятна. Женщина всхлипывала, словно маленькая девочка. Она давно так не плакала – безудержно, горестно и долго-долго. А сегодня… Сегодня она поняла, что её брак с Анатолием уже не спасти. Что долгие годы терпения не принесли желаемого результата. Всё, всё, всё… С неё довольно. Пора набраться мужества и порвать с этим раз и навсегда. Иначе… Иначе она в конце концов сойдёт с ума…

Неожиданный звонок телефона заставил её вздрогнуть. Рука машинально потянулась за трубкой, которая лежала рядом на диване.

— Алло…

Голос предательски дрогнул. «Не нужно было подходить», — пронеслась запоздалая мысль.

— Здравствуйте! – на другом конце провода раздался приятный мужской голос. – Скажите, а Володю можно услышать?

— Володю? – также машинально переспросила Катя. Голос по-прежнему не слушался, был чужим, прерывистым. – Наверное, вы не туда попали.

— Гм, — хмыкнул незнакомец. – Неужели, не тот номер набрал? Мне нужен был три, две восьмёрки, семьдесят восемь. А у вас какой?

— Семьдесят девять, — устало вздохнула Катя. – У нас в конце номера девятка.

— Что ж, прошу простить за беспокойство! – извинился мужчина.

— Ничего страшного, — Катя положила трубку и снова уставилась в стенку. Мысли её вернулись к последнему разговору с мужем.

— Толя, неужели для тебя водка дороже семьи? – Катя больше не могла сдерживаться. Муж ежедневно являлся домой с бутылкой в руках на протяжении вот уже нескольких лет. Нет, он не был алкоголиком. Вполне приличный мужчина, он занимал солидную должность, зарабатывал хорошие деньги. Казалось бы, у них было всё: квартира, машина, хорошая одежда. К тому же, подрастала умница-дочка. Но не было главного – душевной близости. Они утратили это чувство уже давно. Как так получилось, Катя не поняла до сих пор. Может, в этом виновата была её вечная занятость. А может – его друзья, с которыми он проводил времени больше, чем дома. Так или иначе, они с мужем давно уже жили под одной крышей, будучи чужими людьми. Со стороны, однако, их семья казалась образцовой. Катя знала, что многие им даже завидуют. «Знали бы вы, как мы живём на самом деле, — с грустью думала иногда женщина, — врагу не пожелали бы…» Бывали, конечно, в их семейной жизни и радостные дни. Редкими праздниками врезались они в серость бесконечных равнодушных будней. В эти дни Анатолий вовремя возвращался с работы, улыбался, делился новостями, играл с дочкой. Тогда Кате казалось, что время повернуло вспять, им с Толей снова по двадцать лет и они безумно любят друг друга. В душе возрождалось трепетное чувство. А назавтра… Назавтра оно умирало, потому что всё начиналось сначала. Толя звонил вечером, чтобы сообщить, что задержится на работе. Катя уже знала, что «задержится» благоверный надолго, хорошо, если не до утра. А затем в дверь позвонят его друзья и, держа под руки, заведут её мужа в спальню. Там он, завалившись в ботинках на кровать, будет громко ругаться, кричать, а затем – также в ботинках – уснёт. И она, Катя, в который раз уже примется стягивать с него обувь и брюки. Чтобы услышать в свой адрес очередную порцию брани… Она терпела всё. Вытерпела бы, пожалуй, и это. Но в последнее время Толя изменил привычный сценарий. Теперь он напивался дома, на глазах у дочки. Просто приходил домой с бутылкой водки, садился в кухне, наливал и пил. Сколько раз Катя пыталась вразумить его! Уговаривала, просила, угрожала разводом – бесполезно. Муж равнодушно смотрел на неё и в ответ на любые мольбы отвечал:

— Я работаю? Работаю. Деньги тебе приношу? Приношу. Так что тебе ещё надо? У других и того нет! А пью потому, что хочется. В конце концов, я имею право на личную жизнь!

После таких бесед они, как правило, не разговаривали по несколько дней. Ложились спать, отвернувшись друг от друга. Общались через дочку. Одним словом, как могли, игнорировали друг друга. Но бытовые вопросы вынуждали «заговорить». И всё начиналось сначала. Уговоры, скандалы, слёзы…

— Неужели для тебя спиртное дороже семьи? – повторила Катя свой вопрос.

— Представь себе, да! – прокричал муж в ответ. – Как же ты мне надоела со своими нравоучениями! Меня уже тошнит от твоих слёз! Да я лучше напьюсь, чем буду слушать бесконечное нытьё! От такой жены, как ты, давно уже любой мужик сбежал бы!

— Что?! – ядовитые слова мужа задели за живое. Катя почувствовала, как кровь прилила к лицу, запульсировала в висках. – Ты думаешь, что говоришь?!

— Конечно, думаю! – ухмыльнулся Анатолий. – А разве это не так? А что ты ещё умеешь, кроме как меня «пилить»? Даже ребёнка нормально воспитать не можешь!

— Всё, хватит! – голос Кати сорвался на крик. – Уходи, убирайся отсюда! Видеть тебя не желаю!

— Вот и хорошо! – муж, казалось, был доволен таким исходом «беседы». – Ухожу с огромным удовольствием!

Он натянул тёплый свитер, переодел брюки и, не взглянув на неё, выбежал из квартиры. С грохотом захлопнулась входная дверь. Катя почувствовала, как её начал бить озноб. Она надела спортивный костюм и с ногами забралась на диван. Вот так она и сидела здесь уже почти час, плача и год за годом прокручивая в мыслях свою семейную жизнь…

Снова зазвонил телефон.

— Да что же это такое! – Катя недовольно поморщилась. Она не ждала звонков и не настроена была ни с кем общаться. Решила не брать трубку. Однако телефон не смолкал, настойчиво звонил снова и снова. В конце концов это начало раздражать.

— Слушаю вас! – теперь её голос звучал куда уверенней.

— Прошу прощения… Это снова я… — раздалось в трубке.

— Кто – я? – не поняла Катя.

— Я звонил вам недавно. Ошибся номером, — объяснили на другом конце провода.

— А, вы… — женщина невольно улыбнулась. – Снова ошиблись?

— Нет, теперь я звоню вам, — голос мужчины зазвучал бодрее. – Теперь я набрал правильно – семьдесят девять в конце.

— Да? – удивилась Катя. – Что ж, слушаю вас!

— Когда мы с вами разговаривали в прошлый раз, мне показалось, вы были очень расстроены, — начал мужчина. – Может, я могу чем-то помочь?

— С какой это стати вы будете мне помогать? – опешила Катя. – Я вас в глаза не видела!

— Ну и что же? – собеседник не унимался. – Иногда и незнакомые люди могут сослужить хорошую службу…

— Спасибо за заботу, — сухо отрезала Катя. – Думаю, пора прекращать этот глупый разговор. Всего наилучшего.

Она положила трубку и передёрнула плечами. Вот ещё наказание какое! Мало семейных проблем, так ещё телефонный маньяк появился!

Тем не менее, мысли о муже оставили женщину. Она посмотрела на часы. Скоро за дочерью в садик. Что ж, не мешало бы привести себя в порядок. Взглянула в зеркало – глаза подпухшие от слёз, нос красный, непонятные пятна на щеках. «Да уж, на такую и маньяк не посмотрит», — печально подумала Катя и поплелась в ванную. Её догнал очередной телефонный звонок. В этот раз почему-то захотелось поднять трубку. Катя чувствовала, что это снова звонит тот мужчина. Непривычное для неё чувство интриги заставило подойти к аппарату. Она сняла трубку и молча приложила к уху.

— Это снова я… — услышала она уже знакомый голос. – Может, всё-таки поговорим? Что у вас случилось?

— Ничего, — неожиданно для самой себя заговорила Катя. – Ничего не случилось. Точнее, это случилось уже давно. А сегодня… Сегодня окончательно распался мой брак…

— Вы развелись с мужем? – осторожно спросил мужчина.

— Ещё нет, — Катя грустно улыбнулась. – Но теперь это неизбежно.

— Может, можно ещё всё исправить? – последовал вопрос.

— Уже нет, — вздохнула женщина и снова расплакалась. – Уже ничего не исправить! Просто нечего исправлять! Понимаете, нечего!

— Понимаю, я всё понимаю, — голос звучал мягко, успокаивающе. – Не переживайте, время лечит любые раны. Даже самые страшные потери можно пережить, поверьте мне!

— Мы вместе уже почти десять лет… — Катя вдруг стала рассказывать о себе, о муже, о том, как они любили друг друга и как стали чужими. На другом конце провода её внимательно слушал незнакомый человек, изредка задавая короткие уточняющие вопросы. Казалось, его интересовало всё, что касалось её жизни.

Катя опомнилась, когда случайно взглянула на часы.

— О Боже, я опоздала в сад! – воскликнула она, словно очнувшись. – Простите меня, забудьте всё, что услышали!

Она бросила трубку и только теперь осознала, что даже не знает имени того, кому открыла душу…

Катя тихонько прикрыла дверь в детскую. Дочка долго не могла уснуть, капризничала, плакала. К тому же, ещё вечером у неё поднялась температура. «Где папа? Хочу к папе!» — ныла малышка, обнимая Катю за шею своими маленькими ручонками. А Анатолия всё не было. Но, как ни странно, впервые за все годы семейной жизни, Катю не беспокоило то, где, с кем и в каком состоянии находился её благоверный. Без него, вдвоём с дочерью, ей было сейчас спокойнее и даже как-то уютнее. Единственное, что беспокоило, так это здоровье дочери.
Стараясь ступать бесшумно, Катя прошла на кухню. Достала из шкафчика небольшой чемоданчик – домашнюю аптечку – и стала перебирать медикаменты, доставая то, что может пригодиться дочери. Думала о том, что завтра с самого утра надо будет идти в поликлинику и «садиться» с Леркой на больничный. Не отправлять же её в сад с температурой…

Спать не хотелось. Катя включила плиту, поставила чайник. Ожидая, пока закипит вода, насыпала в любимую большую чашку две ложки кофе. Она обожала кофе. Пила его и утром, и вечером. Толя ещё удивлялся всегда, как она может спать после таких «доз». А Катя только смеялась над мужем. Как-то, в виде эксперимента, и его напоила на ночь кофе. В результате на следующий день муж не пошёл на работу. Из-за бессонной ночи разболелась голова…
Ну вот, снова он. Эх, Толя, Толя… Катя залила кофе кипятком и посмотрела на часы. Без четверти двенадцать, а мужа всё нет. Хоть бы позвонил, что ли. Хотя, как он позвонит? Наверняка, уже напился до бессознательного состояния. И всё же, всё же… Словно подслушав её мысли, зазвонил телефон. Катя вспомнила, что оставила трубку в детской и бросилась туда. К счастью, дочка не проснулась от звонка. Она только что-то пробормотала и отвернулась к стене.
— Алло! – тихо произнесла Катя в трубку. – Слушаю вас!
— Добрый вечер! – также тихо прозвучали слова на другом конце провода. – Надеюсь, не разбудил?
Это был тот самый мужчина, который днём ошибся номером.
— Нет, не разбудили, — ответила Катя. — А вам-то чего не спится?
— Я – сова, — весело прозвучало в ответ. — Могу не спать до утра, работать ночью, размышлять. Зато потом отсыпаюсь до обеда… Сейчас вот собирался пить кофе и вспомнил о вас. Дай, думаю, позвоню. Вдруг, составите мне компанию.
Катя рассмеялась:
— Составлю! Ведь я тоже только что сварила кофе.
— Вот и отлично! — обрадовался незнакомец. — Будем кофейничать и разговаривать. Если вы, конечно, не против.
— Я только за! — Катя поудобнее устроилась на кухонном диванчике, поджала под себя ноги. — Только, чур, уговор. Днём я вам всё рассказала о себе, теперь ваша очередь.
— Да мне особо нечего рассказывать, — задумчиво произнёс мужчина. — Семьи нет, живу один. Следовательно, ни с кем разводиться не собираюсь…
Катя вспыхнула.
— Вы только не обижайтесь, — словно почувствовав её состояние, продолжал мужчина. — Я не издеваюсь и не смеюсь над вами. Напротив, очень хотел бы, чтобы у вас всё наладилось с мужем. Ведь семья для каждого человека — главное, что есть в жизни.
— Вам-то откуда знать? — с иронией в голосе спросила Катя. — Говорите ведь, что живёте один.
— Ну, — мужчина замялся, — так было не всегда…
— Что, тоже развод? — предположила Катя первое, что пришло в голову. — Даёте мне советы, следуя из опыта собственных ошибок?
— Нет, — вздохнул мужчина. — Я не знаю, что такое развод. Жена ушла от меня. Вместе с сыном…
— Ушла? — удивилась Катя. — Так, наверное, были на то причины? Вы видитесь с ней сейчас? А с ребёнком общаетесь?
— Нет, — услышала она в ответ. — К сожалению, это невозможно.
— Они уехали очень далеко? — последовало предположение.
— Очень, очень далеко, — снова вздохнул мужчина. — Как-нибудь я вам обязательно расскажу свою печальную историю. Но не сегодня. Сегодня поговорим о вас.
— Как-нибудь? — Катя «уцепилась» за первую фразу. — Я так понимаю, вы решили записаться ко мне в постоянные телефонные друзья?
— А почему бы и нет? — словно не замечая её иронии, спокойно ответил мужчина. — Думаю, вам сейчас вовсе не лишним будет такой собеседник, как я. В тяжёлые жизненные моменты просто необходимо, чтобы кто-то был рядом.
— И вы решили, что этим «кем-то» будете вы? – снова съязвила Катя.
— А вы против? — краткий простой вопрос заставил Катю оставить иронию.
— Да нет, почему же, — стушевалась она. — Простите меня за резкость. Просто… Понимаете, я не привыкла знакомиться по телефону.
— Ну так давайте учиться! — повеселел мужчина. — Меня, кстати, Эдуардом зовут. Можно — просто Эдиком. А вас?
— Екатерина… Катя… — представилась женщина.
— Ну вот и познакомились! — голос Эдика звучал торжественно. — За это надо выпить!
— Что?! — опешила Катя. Этого ещё не хватало! Мало мужа-алкоголика, так ещё и по телефону «выпить»!
— Нет-нет, не пугайтесь! — поспешил исправиться Эдуард. — Я имею в виду, выпить кофе! А к спиртному, скажу сразу, отношусь негативно. Уже несколько лет не пью даже лёгких напитков.
— Вообще? — удивилась Катя. — Даже по праздникам? Даже хорошее вино?
— Даже по праздникам, — рассмеялся Эдик. — Единственное, к чему есть у меня пристрастие, так это кофе. Вот уж без чего никак не могу…
— То же самое, — улыбнулась Катя. — У меня каждый день с кофе начинается и ним же заканчивается.
— Как и наш с вами сегодняшний разговор, — рассмеялся Эдуард. — Думаю, вам пора ложиться. Завтра будет новый день, полный забот. Чем, кстати, планируете заниматься?
— Поведу дочку в поликлинику, — вздохнула женщина. — Простыла моя малышка. Температура поднялась…
— Нет, это не простуда, — вздохнул Эдуард. — В семьях, где ругаются родители, дети всегда болеют. Не замечали?
— Нет, — удивилась Катя. — Впервые слышу подобное.
— Что ж, я расскажу вам ещё много чего интересного, — вновь повеселел Эдик. — А сейчас идите к дочери, обнимите её и засыпайте. Пускай ребёнок чувствует, что вы с ним. Утром не будет никакой температуры…
— Будем надеяться, — улыбнулась Катя. — Спасибо вам, Эдуард. Вы подняли мне настроение. Да и вечер прошёл незаметно…
— Вечер? — рассмеялся мужчина. — Третий час ночи! Хороший вечер!
Катя также рассмеялась:
— Действительно, уже поздно. Я и не заметила, как пролетело время. Спокойной ночи, Эдуард!
— Спокойной ночи, Катя! — голос нового знакомого звучал тихо и нежно. — Пусть вас порадуют приятные сны!

Катя положила трубку и улыбнулась. Вот так история! Роман по телефону! Или не роман? Просто общение? Интересно, какой он, этот мужчина? Что из себя представляет? Чем занимается? И почему она не спросила об этом? «Впрочем, спрошу в следующий раз», — подумала она. А в том, что следующий раз будет, уже не сомневалась…
Вспомнив, что говорил Эдуард, Катя легла спать к дочери. Она маленьким тёплым комочком прильнула к ней, обняла ручонками. На глаза Кати навернулись слёзы. Почему она раньше никогда не спала с дочерью? Почему уделяла ей так мало времени и внимания? Может, действительно малышка болеет из-за них с Толей?
С этими мыслями женщина уснула. Она спала спокойно и крепко, хоть муж так и не явился домой. А утром проснулась оттого, что Лерка тихонько гладила её по волосам.
— Ты уже не спишь, доченька? — спросила ласково. — Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо, мамочка, — серьёзно ответила малышка.
Катя губами прикоснулась ко лбу девочки. Температуры действительно не было…

Вечером он позвонил снова. И снова они разговаривали до полуночи. Во время каждой беседы Катя открывала для себя много нового. Порой возникало даже чувство, что она говорила с профессиональным психологом. Настолько тонко Эдуард чувствовал её настроение. Однако он только посмеялся, когда Катя сказала ему об этом.
— Нет, я не психолог, никогда им не был и, надеюсь, не буду! — хохотал мужчина. — Вот так придумала!
— А кто же ты? — спросила Катя. Они давно уже перешли на «ты» и чувствовали себя давними друзьями. Однако она до сих пор не знала, чем занимается Эдуард, где работает и работает ли вообще.
— Я? — смутился мужчина и замолчал. Возникла пауза. Катя ждала ответа. Ведь она давно уже рассказала Эдику и о своей работе, и о родственниках, и об увлечениях. Не было ничего из её жизни, о чём бы они не поговорили. А вот жизнь Эдуарда как-то не обсуждалась…
— Понимаешь, я… — снова запнулся Эдуард. Чувствовалось, что он тщательно подбирает слова для важного признания.
— Давай поговорим об этом в следующий раз, — наконец произнёс он. — Хорошо?

— Ну что ж, будь по-твоему! — согласилась Катя. — А ты, вдобавок ко всему, ещё и великий интриган!

О муже Катя совершенно забыла. Он не ушёл, нет. Они по-прежнему жили под одной крышей, обсуждали бытовые вопросы, вместе делали необходимые для дочери и дома покупки. Анатолий, как и раньше, днями пропадал на работе, возвращался поздним вечером. Изменилось лишь одно: за последние несколько недель он ни разу не пришёл домой пьяным. Однако Катя была так увлечена своим телефонным знакомым, что даже не обратила на это внимания. Муж для неё словно перестал существовать. Она не думала о нём сутками, как раньше, не ждала домой, не призывала взяться за ум. Теперь ей было всё равно. Эдуард, его тихий уверенный голос и мудрость, с которой он подходил к любому жизненному вопросу, захватили Екатерину целиком и полностью. Она даже не понимала чувств, которые испытывала к своему телефонному герою. Это не было любовью, однозначно. Ведь любовь обычно сопровождается страстью, а этого Катя за собой не заметила. Их общение, скорее, было для женщины, словно родник в пустыне для страждущего от жажды. Она наконец-то могла говорить и быть уверенной, что её слушают…

Катя всё чаще спрашивала Эдуарда о нём самом. А собеседник упрямо «увиливал», отшучивался, переводил разговор на другую тему. Но Катя снова и снова возвращалась к своим вопросам. Она не любила неизвестности. И чувство интриги ещё больше раззадоривало любопытство.
— Эдик, хватит уже темнить, — наконец прямо сказала она. – Обо мне ты знаешь всё. Даже то, наверное, чего и не надо бы знать. А сам упрямо не желаешь снимать маску. Может, хватит уже? Я ведь должна знать, с кем общаюсь уже больше месяца! Кто ты? Расскажи, прошу! Мало того, что я никогда тебя не видела, так ещё и по телефону ты секретничаешь!
Эдуард тяжело вздохнул. Он заговорил тихо и, как показалось Кате, с грустью в голосе:
— На самом деле, мы знакомы… Вернее, часто видели друг друга… Иногда встречаемся в городе, в районе парка…
— Ты знаешь, как я выгляжу? – опешила Катя.
— Конечно, — подтвердил Эдуард. – Очаровательная шатенка с печальными глазами цвета моря… Сегодня, кстати, на тебе был очень красивый клетчатый шарф. Ты была само совершенство…
— Что?! – Катю шокировало услышанное. Ей вдруг стало страшно. – Ты следишь за мной, что ли?! Что же это получается? Я ему душу открываю, а он меня преследует! Что ты задумал, скажи?! Убить меня хочешь?
— Ну что ты говоришь, Катя! – в голосе собеседника слышалась горечь. – Прекрати, пожалуйста! Я и не думал тебя выслеживать и, тем более, преследовать. Просто ты часто рассказываешь, куда заходишь по дороге домой: в магазин, за дочкой в сад… Неоднократно упоминала, что любишь парк и забегаешь туда каждый день хоть на минутку. А помнишь, рассказывала, как однажды во время прогулки у тебя сломался каблук и пришлось возвращаться домой босиком? Помнишь? Так вот, я видел тебя тогда. Точнее, ту женщину, которая с гордым видом шествовала по парку, сверкая голыми пятками. Так и понял, что это ты. Вот и весь секрет…
Катя не знала, что и сказать.
— Так почему ты ни разу за всё время не подошёл ко мне, не заговорил? – наконец произнесла она. – Мы ведь, в конце концов, можем общаться не только по телефону…
— Я боялся, — просто сказал Эдуард. – По телефону, понимаешь, проще…
— Надо же, какие мы боязливые! – рассмеялась Катя. – Не говори глупостей! Я не кусаюсь! А поскольку ты меня видел, я также хочу посмотреть на тебя. Завтра, в полдень, жду тебя в парке. Идёт? Отказы не принимаются! Всё, до встречи!
— Катя, подожди! — испуганно заговорил Эдуард.
Но в трубке уже раздавались короткие гудки. Катя нажала на «отбой» и теперь довольно потирала руки: конец всем интригам! Наконец-то она его увидит!

В парк она летела как на крыльях. Нарядная, весёлая. Катя, словно в юности, предвкушала радость знакомства. За то время, пока они общались, Эдуард стал для неё близким человеком. Она даже и мысли не допускала, что он исчезнет из её жизни… Вот и любимая аллея. Он видел её здесь. Значит, сюда и должен подойти…
Несмотря на выходной день, людей в парке было немного. Несколько мамочек с колясками неспешно прогуливались туда-сюда по тропинкам. Пожилая парочка оживлённо беседовала на скамейке. Стайками, куда-то спеша, пробегала молодёжь. У одной из лавочек сидел человек в инвалидной коляске. Катя знала – у него нет ног. Гуляя по парку, она часто видела его здесь. Чаще всего инвалид сидел, читая газету. Вот и сегодня, лицо его скрывалась за газетной полосой.
Эдуарда всё не было. Катя дошла до конца аллеи, вернулась ко входу в парк. Никого. Никто не спешил к ней с цветами и радостной улыбкой, как это рисовало её воображение.
«Неужели не придёт? — вконец Катя стала сомневаться в своей уверенности. — Но почему? Почему он не хочет, чтобы я его увидела? А может, он приходил раньше? Не дождался меня, и ушёл?»
Расстроенная, она решила возвратиться домой. Проходя мимо инвалида, обратилась к нему:
— Простите… Вы не видели, здесь мужчины не было? Незадолго до того, как я пришла?
— Мужчины? – брови инвалида удивлённо поползли вверх. – В парк приходит много мужчин. А как выглядит ваш знакомый?
— Не знаю, — Катя смутилась. – Простите меня… Всего доброго…
Не оглядываясь, она поспешила к выходу. Почему, почему, почему? Почему он не пришёл? Перепутал место встречи? Но ведь говорил, что в парке бывает часто. И её видел здесь… Побоялся подойти? Побоялся? А может, постеснялся? Чего постеснялся? Своей внешности? Но почему?

Внезапно Катя остановилась как вкопанная. Круто развернувшись, бегом бросилась обратно. Инвалид! Это был он, Эдуард! Как она могла не узнать его голос?! Это он, это точно он!
У скамейки никого не было. Только следы от колёс инвалидной коляски чётко виднелись на земле.
Над парком сгущались тучи. Потемнело. Подавленная, со слезами на глазах, Катя брела к выходу. Так вот она, его тайна! Бедный, бедный человек! Понятно, откуда такая любовь к жизни и мудрость – не по годам. Ведь инвалиду, судя по лицу, не больше сорока…

Едва она вошла в квартиру, зазвонил телефон.
— Я возьму! – раздался голос Анатолия. Муж сегодня был дома.
— Нет! – закричала Катя и бросилась к телефону. – Не смей!
— Алло! – она схватила трубку и жадно прижала к уху. – Слушаю!
— Прости, — без приветствий начал Эдуард. – Я не смог прийти…
— Ты был там! – Катя не стала темнить. – Я поняла, кто ты, Эдик! Я узнала тебя!
— Что ж, — вздохнул Эдуард. – Тем лучше для нас обоих. Мне не нужно больше скрываться. А тебе – попусту тратить время. В смысле, на  разговоры со мной. Будь счастлива, Катя. Кстати, у тебя замечательный муж. Не злись на него – все мы можем ошибаться. Он исправится, поверь. Прощай, дорогая моя незнакомка…
— Постой! – зарыдала Катя. – Я всё равно буду с тобой общаться, слышишь!
Слова её прервали короткие гудки. Теперь он первым положил трубку.
Катя заплакала. Она села на диван, обхватила руками коленки. Как тогда, когда он позвонил в первый раз. Тогда она плакала из-за мужа. А сейчас почувствовала, как её обняли родные руки…
— Он говорил с тобой, да? – спросила, не поднимая глаз. – Тебе он рассказал свою историю?
— Инвалидом Эдуард стал после аварии, в которую попал вместе с женой и ребёнком, — заговорил Анатолий. – Жена была за рулём, потому что он тогда был пьян. Они поругались, она перенервничала. Не справилась с управлением… Он долгое время находился в реанимации. Когда пришёл в себя, узнал, что родных больше нет. Чудом выжил, но остался инвалидом… Теперь он ненавидит спиртное. Организовал общество, что-то вроде советского «борьбы за трезвость». И, как может, помогает людям понять, к чему может привести алкогольный дурман…
Анатолий замолчал. Катя по-прежнему плакала, прижавшись к нему. Она ничего не могла сказать. Её переполняли чувства: жалости и восхищения, благодарности и стыда…
— Прости меня, родная, — тем временем снова зашептал Толя. – У нас теперь всё будет хорошо. Я не хочу потерять вас с Леркой…
— И ты меня прости, — Катя наконец взглянула мужу в глаза. – Наверное, в том, что между нами произошло, была и моя вина…
Они долго-долго сидели обнявшись.
— Я хочу позвонить ему, — прошептала Катя. – Поблагодарить.
— Конечно, — поддержал муж. – Позвони. Номер ведь на определителе сохранился.
Катя взяла трубку и поймала себя на мысли, что впервые звонит Эдуарду.
— Теперь всё хорошо? – тёплые тихие слова снова вызвали слёзы.
— А как же ты? – ответила она вопросом на вопрос.
— У меня также всё хорошо, — голос Эдуарда теперь звучал весело. – Ведь ты позвонила, не отвернулась от меня, узнав, что я – всего лишь инвалид.
— Ну как ты можешь! – воскликнула Катя. – Не говори так о себе!
— Но ведь это правда, — рассмеялся Эдик. – И перестань плакать. Ты больше не должна этого делать. С сегодняшнего дня жизнь будет тебя только радовать. Ты этого заслужила.
— А ты? – повторила Катя свой вопрос.
— А я буду ждать тебя на другом конце провода. Всегда. Слышишь? Всегда…