“Сто процентов — ты в Афгане”

“Сто процентов — ты в Афгане”

11 февраля 2011, 08:00
543
Проводы в армию раньше устраивали грандиозные, как говорится, “с размахом”. В доме призывника накрывались столы, друзья и родственники завтрашнего солдата праздновали-гуляли два дня… А затем матери, отправившие сыновей на службу, с замиранием в сердце ждали весточек: куда попал сынок? В какие войска? В какой город, страну? Главное – чтоб не в Афган…

Лунинчанина Николая Черноокого в армию провожали в ноябре. Собирали призывников тогда не возле военкомата, как сейчас, а возле бывшего интерната. Прощание с провожающими, автобусы и — в путь-дорогу! Аж до самого Лунина “сопровождали” на мотоциклах Николая его многочисленные друзья. Было весело, лишь немного щемило сердце от разлуки с привычной гражданской жизнью…

В “учебку” Николай попал в Воронежскую область. Войска противовоздушной обороны, двести человек рота. К армейскому раскладу привык быстро. И не только привык, но и зарекомендовал себя с очень хорошей стороны. Перворазрядник по физической подготовке, отличник боевой и политической подготовки… Одним словом, всё шло к тому, чтобы оставить солдата-отличника в роте, но только в качестве командира отделения. Однако Николай, как узнал об этом, запротестовал. Дескать, не могу и не хочу командовать людьми. Хочу служить, как все…

Как все, так как все. В ходе распределения по частям по окончании положенных пяти месяцев “учебки” его и ещё одного солдата отобрал представитель Туркменистанского военного округа. “Ну, Коля, ты сто процентов – в Афган,” — сказал тогда старшина. Так и получилось. Из Воронежа приехали в Москву, там в аэропорту сели в ТУ-154. Три с половиной часа – и самолёт приземлился в Ташкенте. Затем, спустя неделю, на ИЛ-76 почти шесть сотен парней со всего Союза были доставлены в Афганистан…

Когда Николай уходил в армию, он уже знал о парнях из Ракитно и Бостыни, которые погибли в Афгане. И сейчас, когда попал сюда сам, с грустью думал о дальнейшей судьбе. Хороших мыслей не было. Поэтому и родителям долго не писал, боялся расстроить мать. Лишь спустя время, попривыкнув, соообщил, что теперь служит в “горячих точках” Афганистана…

Он был механиком-водителем боевой машины ПВО грузоподъёмностью 22 тонны. Из них 15 тонн – пусковая установка на шесть ракет, которые били по низколетящим целям на расстоянии до нескольких километров… Одним словом, мощь, ответственность, война…

Жили в палатках. Каждую ночь снилась родина, все те, кто ждал в Лунинце. Первый месяц тянулся очень долго. А затем время понеслось, как на крыльях…

Много было впечатлений, много переживаний. И страха, конечно же, тоже. Ведь погибали парни на глазах. Многие – из-за собственной неопытности и неосторожности.

“Если вернусь домой, буду счастлив,” – писал Николай в письмах родным. И, как и все сослуживцы, вычёркивал на календаре дни, оставшиеся до дембеля…

Домой Николай вернулся героем. На танцы пришёл как положено — в армейской форме. Что и говорить, встречали его всем городом. Чувство счастья переполняло ещё много дней после возвращения. И столько же ночей просыпался от собственного крика…

Сейчас Николай Николаевич работает электрогазо-сварщиком. Опытный специалист в своём деле, хороший семьянин. Жена Вера Ивановна, дети – это те люди, ради которых и для которых живёт воин-интернационалист. А про Афганистан говорит так:

— Было и такое, о чём не только рассказывать – самому вспоминать не хочется… Жалко парней, которые не вернулись…