Десять лет без Мамы

Десять лет без Мамы

01 апреля 2011, 08:00
345
Посвящается моей маме Марии Андреевне Зуй, проживавшей в Лунинце по ул.Гагарина

Мама! Как много смысла в этом слове. Ребёнок произносит его неосознанно, но одним из самых первых слов в жизни. И потом, когда детям трудно, они зовут на помощь: «Мама!» И когда с радостью бегут навстречу, кричат: “Мама!”

По жизни и после неё нас сопровождает образ Матери — всё понимающей, самоотверженной, готовой в любой миг придти на помощь, не думая о себе.

Я хочу рассказать о судьбе замечательной женщины — моей мамы Марии Андреевны Зуй (в девичестве Томаш), которой вот уже 10 лет нет с нами.

Родилась она в многодетной крестьянской семье в небольшой деревеньке Микашевичи в 1912 году. Отец её рано умер, и моя бабушка Анна Васильевна Томаш воспитывала одна пятерых детей.

Детство и юность мамы были нелёгкими. Чтобы выжить, надо было много трудиться. И все дети с ранних лет приучались к труду: косили траву для коров и телят, пасли гусей, свиней, заготавливали дрова, собирали грибы, ягоды… Был у бабушки и сад, урожай с которого приносил небольшой доход.

Труд, к которому приучила своих детей моя бабушка, закалил всю семью, сплотил, научил жизни.

От доходов на своём подворье мама, её братья Саша, Иван, Миша и сестра Надя жили неплохо, им даже завидовали хорошей завистью: какие они дружные и работящие. На столе всегда было что поесть, а в праздники некуда было яблоку упасть от разнообразия блюд — и всё благодаря общему труду

В воскресенье и в православные праздники был выходной. Все красиво одевались и шли с бабушкой в церковь. Вот потому-то моя мама была глубоко верующим человеком.

Все дети закончили церковноприходскую школу.

Время шло, и моя мама к 18 годам стала красавицей, на неё начали заглядываться парни. А вскоре она познакомилась с моим будущим отцом, Василием Ильичом Зуй, который долго и красиво ухаживал за ней. К тому времени она уже работала учётчицей на фанерной фабрике «Ольза» в Микашевичах.

В 1937 году мама вышла замуж и переехала в Лунинец к свекрови, жившей по улице Гагарина (тогда она называлась Церковной, а потом Пролетарской). Отец пошёл работать на железную дорогу — вначале помощником машиниста, а потом долгое время, до самого ухода на пенсию, — машинистом в паровозном депо ст.Лунинец. В 1938 году в семье родился первенец, сын Слава, а в 1940 году — второй сын, Владимир.

И тут наступили годы лихолетья. Война разрушила планы, круто изменила жизнь людей. Маме приходилось менять продукты на соль, добывать хлеб, растить маленьких детей. Часто немецкие самолеты бомбили мирное население. Мать во время бомбёжек одного сына брала за руку, второго прижимала к груди и бежала спасаться в лес.

Однажды произошёл такой случай. Началась бомбардировка, мать с детьми спряталась под большим дубом. Но тут к маме подошёл мужчина, который командовал населением: когда ложиться на землю и когда бежать. Он сказал: «Уходите скорей отсюда. Здесь будут бомбить, очень опасно». И мама с двумя детьми рванулась вперёд, но самолёт уже сбросил бомбу и взрывной волной из рук матери вырвало старшего сына, а с меньшим она пробежала немного вперёд.

Когда бомбардировка закончилась, мать стала искать старшего сына. Нашла его недалеко — в слезах, от страха он не мог говорить. А то место, где они хотели поначалу спрятаться,  узнать было невозможно: бомба попала именно туда и после взрыва осталась огромная яма.

Как вовремя тот человек подсказал перейти в безопасное меcто! Этот эпизод войны никак не уходил из памяти матери.

Но вот закончилась война, жизнь стала потихоньку налаживаться. Дети учились в школе, а в 1949 году родилась я. Отец работал на железной дороге, а мама занималась домашним хозяйством: держала кроликов, свиней. Научилась кроить одежду, шить домашние вещи. Например, моим братьям в школу она сшила брюки и футболки с замками, рубашки. Научилась вязать тёплые вещи: кофты, носки, варежки, платки, шапки. У неё появилось много хороших подруг, друзей, соседей. Благодаря своей общительности и доброй душе, она скоро стала «своей». С ней дружили хорошие, благородные семьи: Яновские, Матеусы,  Громыко, Будники, Бухаловичи, Литвиновы и другие.

Не могу не сказать и об отношении мамы к внукам, т.е. моим детям. Она помогла вырастить из них добрых и порядочных людей. Павел и Евгений хорошо учились в школе и получили достойное образование.

Но мало кто знает, сколько у мамы было воспитанников чужих. Ведь многие женщины работали, а их дети не были устроены в детсад, порой долго болели. Вот и обращались к маме с просьбой присмотреть за ними. И она никогда не отказывалась выручить эти семьи. — Л.И.Анголюк, Ю.Г.Громыко, Н.М.Санюкович, Н.И.Колосовой и др. Отмечу, что, приглядывая за чужими детьми, она никогда не раздражалась, была терпелива к детям, да и ко всем окружающим людям.

А какой необыкновенной сказочницей она была! Могла часами без книжек придумывать различные добрые сказки. Все дети с восторгом слушали её. Её по отношению к детям можно сравнить с няней Пушкина Ариной Родионовной.

Вспоминаю, как она всегда была рада родственникам, соседям, друзьям, приглашала на праздники (особенно православные).

Помнится празднование Дня железнодорожника (ведь отец мой был потомственным железнодорожником), когда в сосновом бору располагался оркестр и все люди пели, танцевали, веселились. Раскладывали скатерти-самобранки, и каких только блюд там не бывало!

Вспоминаю, как отцу дали премию и он одним из первых лунинчан купил радиолу «Минск-Р7». Приходили соседи, слушали передачи и общались.

Прошли годы… Мой старший брат закончил мединститут, работал главврачом на Сахалине. Младший брат Володя — сказался его неугомонный характер — закончил Астраханское мореходное училище и связал свою судьбу с морем.

И вот уже нет родителей: мама умерла в 2000 году, отец в 1980-м. Нет уже и братьев.

А как хочется, чтобы люди, знавшие мою маму и нашу семью, вспомнили их добрым словом и чтобы люди чтили память своих матерей и отцов, вспоминали о родных и близких, которых уже нет, но которые жили и творили, оставив светлую память о себе.