Чёрная зарубка на народной памяти

Чёрная зарубка на народной памяти

02 июня 2011, 10:42
449
Накануне Зима 1986 года была такой, как в моём детстве: снежная, морозная. С 19 января по 17 февраля я как военнообязанный запаса принимал участие в учениях «Дозор-86». Приятно поражало, как быстро установились контакты кадрового офицерского состава с резервистами. И никто не мог представить, что через два месяца многие срочники и «партизаны» тех учений встретятся опять, но уже в другой обстановке и по другому поводу.

После учений я вернулся с полигона к своим ученикам. В то время мы с женой работали в Лунинецкой школе-интернате. Там же и проживали вместе с нашей доченькой Маринкой, которой нет с нами уже 16 лет.

Весна 1986 года выдалась поздней. Вечером 25 апреля, то есть в субботу, мы с воспитанниками, решив совершить вылазку на природу, сели в дизель Лунинец-Микашевичи и отправились в деревню Лахва, где проживала тетя моего ученика Андрея Мелешкевича. Хозяйка накормила нас ужином и отправила спать на сеновал. Ночь была прохладной: 2-3 градуса выше нуля. Утром наша компания отправилась на речку Смердь. Ловили рыбу, «скварылi на ражне» сало, фотографировались на ветхом мостике. День был солнечным, хотя не очень тёплым. Вечерним поездом в воскресенье возвращались к родным пенатам.

В одном вагоне с нами ехали ребята с большим транзисторным приёмником. Они пытались поймать, как я понял, какую-то шведскую радиостанцию. Оттуда через гул глушилки прорывались слова: «Чернобыль… взрыв…» Молодые люди были встревожены, они явно знали то, чего не знали мы. Но нам, переполненным впечатлениями и уставшим, тогда было не до них.

«В обычном режиме»

В школе-интернате об аварии на Чернобыльской АЭС стало известно лишь через 3-4 дня. Никаких мер предосторожности не предпринималось. 1 и 9 мая наши воспитанники, как и школьники всего города, вышли на демонстрации. А делать этого, как позднее стало известно, нельзя было категорически.

Учебный процесс шёл в обычном режиме. Лишь во второй половине мая заговорили о выпадении радиоактивных осадков и на территории Лунинецкого района. Летом некоторые дети уехали домой, многие были отправлены в оздоровительные лагеря. Только в конце августа — начале сентября в школе-интернате появились врачи и специалисты с дозиметрическими приборами.

Помню, как жадно все слушали радиоприёмники и смотрели телевизоры, читали газеты. Но там сообщалось, что ничего ужасного не произошло, а паникующим иностранцам, покидающим нашу страну, давали совет: «Вытрите ноги о траву!» В вопросе, как защищаться от невидимой беды, царила полная самодеятельность. Одни советовали пить йод, другие — водку. Её-то при повальном дефиците продуктов питания в магазинах было достаточно. Вспоминается, как незадолго до трагедии проводились учебные занятия по гражданской обороне. Детей уводили в убежища, учили организованно заходить и выходить из мест укрытия. А когда эти навыки понадобилось применить на практике, ребятишки вместо этого вовсю вышагивали на параде по центральной площади.

Защитить детей

Можно с горечью говорить о дефиците полезной информации сразу после аварии. Но справедливости ради следует отметить: проводились и реальные мероприятия в целях уменьшения радиационной нагрузки на людей.

Мне как педагогу близка тема подрастающего поколения. Поэтому расскажу, как обстояло дело с укреплением здоровья детей, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Если в течение первых пяти лет (1986-91 гг.) не было чётких предписаний на этот счёт, то в 1991 году появилась чернобыльская программа. Благодаря ей ученики нашего района начали выезжать на оздоровление не только в чистые районы Брестской области, но и на Витебщину, причём все классы — с 1-го по 11-й. Юных жителей Лунинетчины принимали курорты России и Украины, Литвы и Латвии. Одна группа даже побывала на берегах озера Байкал.

Оздоровление стало круглогодичным. Школьники, находившиеся в зоне сильного загрязнения, обеспечивались бесплатным двухразовым питанием. С 1991-го по 2000-й ежегодно разными формами оздоровления было охвачено примерно 18-20 тысяч учеников. На эти цели государство отпускало большие финансовые средства, несмотря на трудное время для экономики страны. К массовому оздоровлению подключились и неправительственные благотворительные организации ряда стран — Германии, Польши, Италии, Ирландии, Франции и др. Благотворительная помощь оказывается по сей день, правда, не в таких масштабах, как ранее.

15 мая 2006 года вступил в силу указ президента №318 «О президентской программе «Дети Беларуси» на 2006-2010 годы». В этом документе также предусмотрены меры по снижению воздействия неблагоприятных последствий чернобыльской катастрофы на развитие юного поколения. Кроме того, в течение двух последних лет две большие группы детей отдыхали на Черноморском побережье по линии СНГ.

Жизнь побеждает

В первые десять лет с загрязнённых территорий были переселены практически все желающие. Многие выбрали новым местом жительства благоустроенную за счёт фондов чернобыльской программы деревню Дубовка. Немало молодых семей в первые годы уехали в более чистые районы Брестской, Гродненской, Витебской и Минской областей. Но были и такие, кто, покочевав по свету, вернулись на свою малую родину.

Сегодня в зоне с периодическим радиационным контролем находятся 50 населённых пунктов района, в том числе Лунинец и Микашевичи. Согласно чернобыльской программе, ведется их дальнейшая газификация. Природный газ пришел в деревни Дворец, Язвинки, Яжевки, Вулька 1, поселок Полесский. На очереди — деревни Куповцы и Боровцы. Подведен газопровод к д.Кожан-Городок. Проводится центральное водообеспечение. Это не менее важная государственная задача, так как источники колодезного типа не могут сегодня обеспечить население чистой водой, нужна вода из артезианских скважин. Сами жители с этой задачей никогда бы не справились. Благо, что в этом вопросе преобладающую долю финансирования берёт на себя государство. Во всех агрогородках эта работа закончена.

Сравниваю теперешнее настроение с шоковым состоянием и растерянностью первых лет после аварии на ЧАЭС. Сейчас люди уже свыклись с мыслью, что с «этим» предстоит жить всегда. У моих земляков вошло в привычку каждый грибной и ягодный сезон читать рекомендации областной лаборатории радиологического контроля, находящейся в Лунинце. Мы знаем, какие лесничества являются самыми чистыми, а где сбор грибов и ягод нежелателен. Мы приучились проверять дары леса в лаборатории ГУ «Лунинецкий районный центр гигиены и эпидемиологии», где всегда готовы оказать такую услугу. Нам очень хочется верить учёным, которые говорят, что радиационная обстановка медленно, но изменяется к лучшему. Но мы также знаем, что кое-где грязные «пятна» будут фонить ещё веками, и с настороженностью относимся к заявлениям, что во многих местах уже пора сеять и собирать урожаи.

Но самое главное, что в последние 8-10 лет на улицах наших городов и сёл мы видим всё больше молодых мам с колясками. Значит, жизнь побеждает!

В дни 25-й годовщины чернобыльской катастрофы хотел бы коснуться проблемы «морального Чернобыля». Меня коробит, когда годовщину величайшей трагедии воспринимают как дату, которую надо отмечать с размахом и в рамках которой уместно проводить благотворительные концерты или концерты памяти. Неужели недостаточно собраться на траурный митинг, прочитать стихотворные строки, зажечь свечи, отслужить панихиды в храмах по тем, кого с нами нет, и заздравные молебны за живых соотечественников, несущих крест болезни? Память о чернобыльской трагедии должна быть тихой, некричащей и не выставляемой напоказ.