Свет в конце тоннеля

Свет в конце тоннеля

29 июня 2011, 09:08
583
Тук-тук… Бах-бах… Вероника ловко, не по-женски орудовала молотком.

Она лишь изредка переводила дыхание, на минуту давала отдых рукам. Сегодня трудилась с самого утра. Между делом не забывала завести весёленькую песню. Так от души она давно не пела…

На днях девушка переехала на новое место жительства, теперь вот потихоньку обживалась. Разменять мамину «двушку» на однокомнатную квартиру с доплатой решилась сразу после смерти матери. Когда Вероника осталась одна, в памяти постоянно всплывали последние минуты маминой жизни, проведённые в муках. Это было жутко, одолевал страх. А тут ещё этот долг за коммунальные услуги… В то время, когда мама тяжело болела, Веронике некогда было думать о платежах. Она работала парикмахером. Её зарплаты хватало только, чтобы оплатить сиделку, а мамина пенсия, в основном, тратилась на лекарства. На пропитание же почти ничего не оставалось… Но по счетам девушке всё же пришлось заплатить: вырученных денег хватило, чтобы погасить долг. К тому же за полцены продала половину мебели — обзавелась и кое-какими обновами.

Вероника не жалела, что пришлось пойти на такой шаг. Жила одна, несмотря на 29-летний возраст.

Новая квартира располагалась в старом кирпичном доме довоенной постройки, а соседи — одни старики да старушки. Но, несмотря на это, девушка только здесь ощутила невероятный прилив энергии, как будто вдохнула свежий глоток воздуха.

 Пригвоздила к стене ковёр, мамин портрет, любимую картину и зеркало в ванной. Осталось только подобрать удобное место для книжной полочки.

Окинув оценивающим взглядом обстановку, расставленную со вкусом, молодая хозяйка довольно улыбнулась. Нежданный звонок в дверь отвлёк Веронику от домашних хлопот. Увидев на пороге пожилую соседку, девушка про себя вздохнула и подумала: «Сейчас начнётся…» Уже с того дня, когда переехала, баба Рая несколько раз приходила к ней, чтобы в очередной раз напомнить, что здесь живут больные старики.

— Громко музыку не включай, и телевизор чтоб не кричал, — тараторила бабуля, — стены дома, знаешь, какие тонкие? Строили ведь до войны. Всё слышно.

И так каждый день…Бывшие хозяева предупреждали, что жить под одной крышей с чужими стариками — не сахар. Вправду говорят, что со старыми людьми надо обращаться как с маленькими. Они, как дети, — капризные и требовательные. Если кто-то им не понравится, будут грозить милицией, судом и разными инстанциями…

При виде зануды-соседки девушке на миг показалось, что она живёт в доме престарелых…

— И что ты всё тюкаешь? — баба Рая сразу начала разговор с претензий. — Никакой радости от тебя, одна головная боль…

— Мне же надо как-то обустраиваться, — спокойно возразила Вероника. — А без молотка ничего ведь не сделаешь!

Старушка искоса посмотрела на девушку, затем с любопытством заглянула в квартиру.

— Много ещё осталось? — как бы между прочим поинтересовалась она.

— Придётся ещё немного потерпеть, — сухо ответила хозяйка.

Но бабушка не спешила уходить.

— А чего ж сама-то всё колотишь-молотишь? Или мужчины в доме нет?

Вероника лишь развела руками.

— Ну нет так нет! Ладно, работай, только не долго. Скоро вечер, а я рано спать ложусь, — старушка развернулась и пошаркала ногами к своей квартире. Как только дверь за ней закрылась, Вероника от злости едва не выругалась — вечер был испорчен. Она мысленно успокоила себя. Вспомнила, как мама часто говорила, что обижаться на людей по пустякам — себе во вред. И особенно на пожилых. «Когда-нибудь и мы такими же будем», — говорила она.

После того девушка стала избегать встреч с назойливой соседкой.

 А через несколько дней Вероника встретила бабу Раю в магазине.

 — Ну что же вы, бабушка, ходите в магазин без денег? — громко донеслось до Вероники.

Заняв очередь в кассу, она только сейчас заметила, что её соседка создала «пробку». Покупатели возмущались, кричали на неё, торопили, а бабушка только растерянно шарила по карманам пальто, несколько раз выворачивала сумочку в поисках кошелька. Напротив неё стояла корзинка с буханкой чёрного хлеба и пакетом молока. Продавщица то нервно вздыхала, то барабанила пальцами по столу.

— Да что вы мне свою сумочку всё тычете? Деньги где? — громко рявкнула кареглазая шатенка, держа в руках выбитый чек.

— Я помню, что ложила в карман, — старушка просто заикалась. — А может, потом принесу…

— Никаких «потом»! — возразила кассир и машинально стала освобождать корзинку.

Очередь насмехалась, а Веронике стало жаль соседку.

— Давайте я заплачу, — предложила девушка, протискиваясь вперёд.

Продавец и покупатели искоса посмотрели на неё.

Домой из магазина шли вместе. Баба Рая была неразговорчивой, только устало вздыхала и твердила: «Надо же! Так опозорилась…» У двери своей квартиры соседка остановилась, поблагодарила Веронику.

— Заходи как-нибудь в гости, — пригласила она. — Рада буду, ведь я, как и ты, всё одна да одна.

Уже дома Веронике вспомнилась эта последняя фраза «Я, как ты, всё одна да одна…» Если бы хоть кто-нибудь знал, как надоело это одиночество! Ходить по клубам и барам в поисках жениха — не выход. А годы между тем отдаляли молодость… Веронике давно хотелось стать любимой женой и мамой, но того, кто смог бы её осчастливить, не было. Иногда она тешила себя надеждой, что родит себе ребёночка хоть от первого встречного, лишь бы старость не коротать в одиночестве.

Наверное, жить в одиночестве — это наследственное. Веронику мама тоже родила в 33 года, будучи не замужем…

 Выложив из пакета коробку конфет, шампанское и фрукты, Вероника собралась в гордом одиночестве отметить новоселье, как в дверь позвонили. Девушка уже догадывалась, что это соседка. И она не ошиблась.

— Вот должок за магазин принесла, — сказала баба Рая и протянула Веронике скрученные купюры. — Спасибо, что выручила. А кошелёк-то дома был…

Бабушка собралась было уходить, но остановилась.

— Не обижайся на меня, — добавила она. — Обустраивайся, стучи и сверли хоть ночью, ради тебя я потерплю.

— Так, может, вместе отпразднуем моё новоселье? — неожиданно для себя самой предложила молодая хозяйка.

Соседка думала не долго. Подмигнув глазом, потопала в свою квартиру и через несколько минут вернулась со своими домашними припасами. На столе красовалась банка клубничного варенья, тарелка маринованных маслят, картофельная запеканка и бутылка вишнёвой наливки.

Вероника всплеснула руками.

— Ну, Степановна! Какая же вы молодчина!

Старушка улыбнулась краешком губ.

— А что? Гулять так гулять!

Во взгляде и голосе соседки девушка уловила грустные нотки.

Продолжение следует