А мы идём своим путём…
21 октября 2011, 07:00

А мы идём своим путём…

Недавно в Лунинце состоялся семинар, организованный Просветительским общественным объединением «Фонд имени Льва Сапеги». Провели его председатель правления фонда Мирослав Владимирович Кобаса и эксперт-юрист Михаил Казимирович Плиско. Тема была сформулирована так: «Участие граждан Республики Беларусь в принятии решений на местном уровне».
Поделиться

У нас собственная гордость…

Начнём, так сказать, с истории. В далёком уже 1985 году была принята «Европейская хартия местного самоуправления». К настоящему времени её подписали 47 из 48 европейских стран (а 44 из них — и ратифицировали). Думается, не стоит долго гадать, что это за уникальная сорок восьмая страна, которая избрала свой собственный путь развития. Конечно же, наша синеокая Беларусь.

Да и могло ли быть по-иному, если лежащие в основе хартии принципы ну никак не согласуются с теми, на которых основана наша «государственная машина»? Белорусские законодатели положили в основу закона «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» (принят в январе 2010 года), не говоря уже о более ранних законодательных актах, изрядно замшелую теорию государственного местного самоуправления, разработанную в Пруссии ещё в середине XIX века (!). Как справедливо отмечают эксперты, «не соответствует действительности тезис о том, что граждане осуществляют «местное управление» через исполнительные и распорядительные органы. Эти органы не избираются и не создаются гражданами прямо или опосредованно, не несут ответственности перед гражданами и не подконтрольны им».

И ещё один важный момент: «Фразеология об участии граждан в государственных и общественных делах повсеместно использовалась в советские времена. В рамках же местного самоуправления, когда речь идёт о негосударственном сегменте публичной власти, эти понятия некорректны и неприемлемы. Они уводят в сторону от подлинного содержания и специфики местного самоуправления. Местные дела — это не дела государственные (хотя на местном уровне есть и государственные интересы)».

Проще говоря, местное самоуправление рассматривается у нас как один из «винтиков» государственного аппарата, воплощённого прежде всего в пресловутой «вертикали». Фактически местное самоуправление подменено государственным управлением. Тогда как в странах Европы органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти и в пределах своих полномочий самостоятельны (а коммунальная собственность наряду с государственной и частной является одной из форм собственности).

В большинстве цивилизованных стран вполне мирно и законно сосуществуют две формы публичной власти: государство и местное самоуправление. И речь не идёт о какой-то «анархии» на местном уровне: все права и обязанности оговорены законодательно. При этом государство вполне может делегировать местному самоуправлению часть своих полномочий, с которыми местные органы справятся лучше.

«Да ладно, кому там интересны все эти законодательные тонкости, — скажет приверженец существующего положения дел. — На улицах чисто, так что зачем нам какое-то самоуправление?» Между тем международный опыт убедительно доказывает, что местные проблемы решаются гораздо эффективнее и оперативнее как раз органами местного самоуправления, избранными жителями данной местности и подотчётными им. Наверно, каждому из нас приходилось в той или иной степени сталкиваться с «чиновничьим усердием», когда речь шла о каких-то жалобах или спорных вопросах. И сокрушаться: «Конечно, не мы ведь их избираем».

В авторитете?

В белорусском законодательстве система органов местного самоуправления включает Советы и органы территориального общественного самоуправления (к ним, например, могут относиться комитеты, советы микрорайонов, старосты населённых пунктов, старейшины и т.п.). С Советами у нас вроде бы полный порядок — целая «пирамида» выстроена: на время последних местных выборов (апрель 2010 года) в стране насчитывалось 6 областных и Минский городской Советы, 118 районных, 12 в городах областного подчинения и 14 в городах районного подчинения, 56 поселковых и 1288 сельских Советов. Могучая сила (даже если оставить за скобками честность и прозрачность самих выборов, а также «кадровый состав» депутатского корпуса). Но на практике Советы являются органами государственного управления, а сравнение их возможностей (в том числе финансовых) и полномочий с местными исполкомами наглядно показывает, «кто в доме хозяин».

Насколько высок реальный статус депутата, показывает статистика выборов: в 2007 году на одно депутатское место по стране в среднем претендовали 1,05 кандидата, в 2010 году — «аж» 1,2. Иначе говоря, выборы почти повсеместно проходили на безальтернативной основе. Что же касается «органов территориального общественного самоуправления», то их статус в белорусском законодательстве довольно размытый. Такие органы не обладают признаками органа власти, их создание не является обязательным, как не являются обязательными и их решения.

Слово и дело

В нашем законодательстве закреплены либо не противоречат ему и иные формы «прямой демократии»: местные референдумы, местные собрания, законодательные инициативы граждан, обращения граждан, публичные слушания и опросы граждан и т.п. Только свои «подводные камни» есть практически у любой из этих форм. Например, в каком-то городе или микрорайоне решили провести местный референдум. Вот только решать, достоин ли выносимый вопрос по своей «важности» этого обсуждения и голосования, будут опять-таки чиновники — в лице областных управлений юстиции. А местные собрания? Вроде бы порядок их созыва подробно регламентирован (причём такие собрания не подпадают под положения закона о массовых мероприятиях). Но попытка проведения собраний 8 октября в ряде белорусских городов показала, как нервно реагируют на них власти, какими методами пытаются помешать этим вполне законным мероприятиям.

Сравнивать наши законы и практику их применения с мировым опытом можно долго. Но основная проблема, видимо, лежит в несколько иной плоскости. В своё время социологи ряда европейских стран выделили несколько типов мотивации, руководствуясь которыми люди принимают активное участие в общественно-политической жизни, в том числе и самоуправлении. Это чувство долга («Я обязан»), важность проблемы («Мне надо»), способность («Я могу»), спрос («Я нужен»), эффективность («Это работает»), значимость («Это что-то даёт»).

Увы, что касается белорусских реалий, то тут преобладают иные стереотипы. Первая причина пассивности наших сограждан — социальная. Слово экспертам Фонда имени Л.Сапеги: «Местные интересы не преобладают в шкале ценностей многих граждан. Человек, внимание которого всецело поглощено работой, бизнесом, семейными делами и т.п., не станет тратить своё время на участие в процедурах местной демократии» (добавим, что преуспевающих бизнесменов у нас пока меньше, чем людей, которые стремятся хоть как-то свести концы с концами, элементарно выжить в сегодняшних экономических условиях).

Вторая причина — социально-экономическая: «Сегодня реальная роль местного самоуправленния сводится не к самоорганизации и самофинансированию, а к оказанию гражданам установленного государством перечня социальных услуг, дотируемых из госбюджета. Объём финансирования школьного образования, объектов здравоохранения, транспорта и других услуг зависит от средств, выделяемых «сверху». В этих условиях органы местного самоуправления теряют в глазах населения свой смысл».

Третья причина — политико-правового характера: «Речь идёт о дефиците властных полномочий у органов местного самоуправления. К решению вопросов повседневного обеспечения жизнедеятельности граждан Совет практически никакого отношения не имеет. А исполкомы неподконтрольны и неподотчётны ни Советам, ни гражданам».

Четвёртая причина — несовершенство законодательства: «Закон может неадекватно усложнять демократическую процедуру, не содержать должных гарантий граждан при её реализации, подразумевать связанные с ней существенные финансовые издержки. Следует отметить и чрезмерную сложность предложенных правовых механизмов».

Насколько реальна сейчас подлинная демократизация системы местного самоуправления  в стране, переход к его европейским основам и принципам? Вопрос, увы, больше риторический…