Загадай желание под Рождество

Загадай желание под Рождество

05 января 2012, 11:49
1981
Длинная красная шуба с меховыми оборками, такого же цвета варежки и шапка, белая, слегка курчавая, борода… Ну вот, кажется, всё готово, теперь швейную машинку можно сворачивать. Галя устало зевнула. Шутка ли - второй час ночи! Засиделась она сегодня за шитьём нарядов. Что и говорить, в любой работе нужен творческий подход. И особенно, когда шьёшь и моделируешь новогодние костюмы. Благо, мастерице никто не мешал: муж на заработках, обещал вернуться как раз на Новый год, а пятилетний сынишка давно уснул.

Завтра утренник в детском саду. Как же детишки любят этот праздник! Ждут, словно чуда!

Когда-то и она точно так же загадывала желания, писала Деду Морозу письма. Потом повзрослела, вышла замуж, родила сына, и любимый праздник превратился в домашнюю суету и хлопоты. Магазины, очереди, дом и кухня за эти дни так её изматывали, что она просто мечтала о том, чтобы скорее закончился этот кошмар. Мало того, так ещё в детском саду, где работала воспитателем, уже в ноябре начиналась новогодняя подготовка: украсить группу, поставить ёлку, раздать стишки, заучить песенки. А ещё — сыграть то Лису-Алису, то Кикимору или Бабу-Ягу. А в этом году ей предстояло перевоплотиться в Кота Базилио…

До утренника оставалось меньше недели, как однажды утром её вызвала к себе заведующая.

— Галина Алексеевна, придётся Вам сыграть Деда Мороза, — голос у Марии Петровны был взволнован. — У Ирины Николаевны умер муж, ей теперь не до этого.

Конечно же, у коллеги здорово получалось играть эту роль. Двадцать лет кроме неё на Деда Мороза никто не претендовал. Только она умела подобрать нужный тембр голоса, завести и веселить детей.

— Может, кого другого подыскать? — Галя попыталась возразить. — У меня же другая роль…

— Ну, о чём Вы говорите? — перебила Мария Петровна. — Вашего Кота и учить нечего! Отдадим новеньким, пусть тренируются. У нас главная роль пустует. Вы всех малышей знаете, и кому, как не Вам, доверить Деда Мороза?

Галина несогласно замотала головой. Заведующая в ответ лишь горько вздохнула.

— Тогда ёлка отменяется! У других детей будет праздник и подарки, а у наших — ничего! Всё на ветер — и стихи, и карнавальные костюмы. Представляю, как родители расстроятся. Пожалуются в районо, и меня снимут с должности…

Мария Петровна умела задеть за живое, надавить на больное место.

— Ладно, — согласилась Галя. — Надеюсь, что успею выучить слова.

— А уж я-то как надеюсь! — радостно подхватила Мария Петровна. Она тут же достала из шкафа пакет с костюмом и протянула Галине. — На завтра даю отгул. Учите, репетируйте, входите в роль.

Дома Галя по-хозяйски обследовала костюм Мороза. Что и говорить, сколько она помнит, их Дед Мороз каждый год в одном и том же! Выцветшая шуба, шитые-перешитые варежки, старомодная шапка, а бороду даже местами моль поела. В таком наряде только детишек пугать. Пора бы обновиться!

Шить Галина научилась у свекрови. Не было ничего такого, что Анна Степановна не могла бы сшить. Вот и Гале сейчас пригодились эти швейные навыки. Скоро красный бархатный халат превратился в шубку для Мороза, а из юбки такого же цвета тут же выкроила шапку и варежки. Готовую работу дополнила мехом из старой белой шубки. Больше всего пришлось повозиться с бородой. Из чего бы она её ни делала — всё не то. Пришлось пожертвовать искусственными локонами, которые не так давно муж привёз ей из Москвы. Когда, наконец, рукотворная красота была готова, примерила.

— Супер! — оценила свою работу, едва узнав себя в зеркале. — Только посоха не хватает…

Перед тем, как лечь спать, Галя тихо приоткрыла дверь в детскую, на цыпочках прошла в комнату, поправила одеяло на кровати сына. Обняв плюшевого медвежонка, Юрка тихо посапывал. На стульчике висел костюм зайчика — шорты с пушистым хвостиком и белая рубашечка, украшенная золотистым дождиком. К утреннику Юрка долго готовился, упорно заучивал стишок. Он, как и все малыши, ждал Нового года. Каждый день надоедал со своими расспросами: что подарит Дед Мороз? То, что именно мама и будет этим Дедом, сынишка не знал. Галя всячески скрывала главную тайну, иначе сюрприза не получится.

Открыв комод, ещё раз проверила подарок, приготовленный сыну, — машинка-игрушка, карандаши, книжка-раскраска, разноцветная коробочка конфет. В детском саду заранее договаривались с родителями, чтобы покупали не слишком дорогие подарки. Дома пусть дарят, что захотят. Вот и муж обещал привезти сыну из России от Деда Мороза радиоуправляемую машину.

Галина видела, что сынишка очень соскучился по папе. Ждал, дни считал до его приезда. Геннадий работал по контракту в одной из строительных организаций в России. Домой приезжал раз в три месяца. Иногда высылал деньги, но папину любовь и внимание ничем не заменишь…

Галя снова зевнула. Пора спать. Завтра утренник. Дед Мороз должен хорошенько выспаться…

Галя и сама не ожидала, что так удачно сыграет Деда Мороза. Она водила хороводы, пела песни, играла с детьми в игры, убегала от разбойников, искала подарки под ёлкой. Сначала был утренник для ясельных групп, потом — для детишек постарше…

После второго захода в голове всё перемешалось, перепуталось. Казалось, ещё чуть-чуть — и она сойдёт с ума. Но, как бы ни было плохо, для себя Галя уяснила одно: роль Деда Мороза — лучшая из всех ролей в мире. Ведь именно от Мороза детишки ждут чудес, подарков. Даже её Юрка. Он так заглядывал в глаза, что Галя боялась, как бы сын не узнал её.

Сняв бороду, Галя решила отдышаться в кабинете медсестры.

— Галина Алексеевна, Вы просто умница! — непонятно, как заведующая нашла её здесь. — Деда Мороза сыграли лучше, чем когда-то Ирина Николаевна. Посмотрите, как светятся глаза детишек? А видели, как рады подаркам?

— Ну, это уже, наверное, не от меня зависело, а от родителей. И от того, что они положили в заветный мешочек, — вздохнув, ответила Галина.

Ужасно болела голова, сейчас ей хотелось тишины и покоя.

— Не говорите так, — не переставала нахваливать заведующая. — Ваша заслуга тоже есть. Мария Петровна тут же спохватилась.

— Так я чего зашла-то… Звонили из детской больницы, очень просили больных детишек поздравить. Вам ведь не трудно, правда? Тем более, что подарки и конфеты у них имеются…

Галя недовольно сморщилась. Только этого не хватало! Когда же, наконец, этот день закончится? И почему у заведующей такая дурная привычка самой всё решать за всех?

— Не откажите, — попросила Мария Петровна. — Всего на часик. За Вами пришлют машину. Знаю, что устали. Завтра суббота, завтра и отдохнёте…

В детской больнице работала главврачом невестка Ирины Николаевны. Третий год подряд по её просьбе воспитатели детского садика принимали участие в благотворительной акции.
Ближе к обеду к калитке детского сада подъехала служебная машина. Однако ехать Гале пришлось одной — Снегурочка наотрез отказалась, сославшись на головную боль.

При появлении Деда Мороза в больнице все оживились, детишки гурьбой высыпали на коридор. Наперебой рассказывали стишки, пели песенки. За это Галина щедро раздавала конфеты, карандаши, ручки и блокноты. Довольная ребятня расходилась по своим палатам.

— Кажется, всех поздравили, — переводя дыхание после «пробежки» по всем отделениям, сказал Дед Мороз.

— Нет! — почти выкрикнула дежурная медсестра. — У нас есть ещё одна девочка. Она практически не встаёт с постели и не разговаривает…

Главврач немного замешкалась.

— У пятилетней малышки нервный стресс — на глазах погибла мама, — только и сказала она. — Пьяный водитель наехал на них на пешеходном переходе. Девочку отбросило в сторону, она отделалась ушибами, а её мама скончалась на месте. Потом, как оказалось, никого из родных у неё нет. Вот уже вторую неделю эта несчастная крошка лежит у нас. Ждём: может, кто из родственников объявится. Иначе придётся оформлять в детский дом.

 Галина сразу же направилась следом за медсестрой. Невестка Ирины Николаевны попыталась остановить.

— Может, не стоит? Как бы хуже не было. Ей сейчас не до радости…

Но Галя уже её не слышала.

— Когда привезли её в больницу, несколько дней кричала, всё время маму звала, кушать наотрез отказывалась, — рассказывала дежурная, пока они шли по коридору. — Мы сказали, что её мама лечится в больнице, пока прийти к ней не может…

У двери палаты медсестра остановилась и сказала шёпотом:

— Её зовут Танюша. Сами понимаете, стресс — штука серьёзная. Может, Вам удастся развеселить её? Ведь детки так любят Деда Мороза!

Дежурная толкнула дверь, пропуская сказочного гостя вперёд. Галина сразу включилась в роль, громко постучала посохом по полу.
— Эге-гей! — пробасила она. — Встречайте Дедушку Мороза!

Танюша лежала у окна. Галя заметила, как у малышки захлопали реснички, а глаза расширились от удивления. Дед Мороз подошёл поближе, сел у изголовья. Танюша не сводила глаз. При виде несчастной сиротки сердце вздрогнуло. Женщина невольно представила на месте этой девочки своего сынишку и тут же прогнала дурные мысли. Не приведи Господи! В одночасье Гале захотелось стать для этой крошки кем-то родным и близким, обнять, успокоить. И почему она не настоящий Дед Мороз? Рядом, на тумбочке, увидела фотографию, на которой белокурая женщина обнимала Танюшу.

— Это твоя мама? — едва сдерживая волнение, спросила Галя.

Маленькие ручки сразу задрожали, в глазах показались слёзы. От этого Дед Мороз тоже готов был расплакаться. В глубине души как будто что-то надорвалось. Слёзы то и дело набегали на глаза, справиться с ними было всё труднее. Кое-как поборов волнение, достала из мешка конфеты, куклу Барби и протянула Танюше. При виде подарка глаза ребёнка засияли, а на лице появилась улыбка.

— Поправляйся! — Галина нежно провела большой мохнатой варежкой по мягким волосам сироты и, пожелав удачи, направилась к выходу. Но у самой двери неожиданно окликнул тонкий и слабый голос Танюши.

— Дедушка Мороз! — наконец заговорила Танюша. — Верни мою маму! Я знаю, что она на небесах. Она сама рассказала мне об этом во сне. Но мне очень плохо без неё! Пожалуйста, верни её! Ты же всё-всё можешь…

Сейчас Галя уже не смогла удержать слёз. Они предательски побежали по щекам, смывая грим. Ответив Танюше, что-то невнятное, быстро зашагала по больничному коридору, привлекая внимание медперсонала и пациентов.

Дома успокоить нервы не помогало никакое лекарство. Как бы ни старалась отвлечься, мысли то и дело возвращались к Танюше…

Сначала струя горячей воды, потом слегка тёплой и холодной, затем снова — горячей… Контрастный душ по утрам помогал Галине проснуться, взбодриться и радоваться новому дню. То она разгорячённо пыхтела, то ёжилась и дрожала. Но это была приятная дрожь во всём теле. Женщина смело подставляла лицо и плечи под холодные капли… Когда последняя песчинка в песочных часах соскользнула вниз, отключила воду, набросила тёплый халат, сунула ноги в мохнатые тапки-собачки и засеменила на кухню. А дальше всё по графику — чашка кофе, бутерброд с колбасой и сыром, диван, телевизор, компьютер. Ещё вчера Галя решила, что выходной день проведёт дома, вместе с сыном — испечёт яблочный пирог, зажарит цыплёнка-табака, приготовит любимое оливье. Через несколько минут горячий кофе приятно дымился на столе, разнося аромат по квартире. Юрка ещё спал. От звонка в дверь Галя вздрогнула. И кто же это в такую рань? Вот так всегда! Едва что-то наперёд запланируешь, как тут же случается непредвиденное. Накануне все телефоны отключила, а про дверной звонок почему-то забыла…

На пороге стояла свекровь.

— Ну, наконец-то, а я уже думала, случилось чего, — вид у Анны Степановны был раздражённым. — Спешила, думала, может, в деревню к маме уехала. Все телефоны оборвала в поисках тебя. Это ж надо! Пять телефонов имеет, а ни на одном не найти. А если бы кто-то умер?

Галя виновато смолчала. За склочный характер и Генка не любил свою мать. Свекровь ещё несколько минут бубнила не в тему. Галина всё же решила прервать пустое нытьё.

— Но ведь все живы и здоровы! — сказала женщина, тем самым подталкивая свекровь к главной теме столь раннего визита.

— Все, да не все, — вновь пробурчала Анна Степановна недовольным тоном. — Может, помнишь Риту, дочку моей покойной сестры?

Галя в ответ пожала плечами. С двоюродными сёстрами мужа они никогда не общались. Откуда ей знать какую-то Ритку? Она и тёти-то не видала никогда…

— На пешеходном переходе машина насмерть сбила. Две недели уж прошло, а соседи только вчера мне сообщили, — свекровь слегка всхлипнула. — У неё ещё дочка маленькая осталась. В больнице сейчас…

Галя снова вспомнила Танюшу. В сердце как будто что-то надорвалось…

— Значит, Танюша — наша девочка? — удивлённо спросила она. Не дожидаясь ответа, тут же огласила своё решение: — Мы должны забрать её!

Ещё вчера она решила удочерить сироту. А сегодня узнаёт, что они её кровные родственники! Женщина уже мечтала, как Танюша обнимет её за шею, назовёт мамой… Но, неожиданно для себя, Галя встретила холодный и осуждающий взгляд свекрови.

— С ума сошла? — Анна Степановна выкатила глаза. — Ты этого не сделаешь! Разве ты ничего не знаешь? Неужели Генка ничего не рассказывал?

Галя в недоумении пожала плечами. Как бы она ни напрягала память, ничего такого вспомнить не могла. За эти шесть лет, что они вместе, муж не посвящал её в свои тайны.

— Рита — сводная сестра Генке. Они от одного отца, — сказала свекровь. Несколько минут помолчав, вздохнула и продолжила. — Когда мы с Лёней поженились, казалось, дом был полной чашей — любовь, квартира, сын. Но пришла моя сестра — змея подколодная — и всё украла. Хоть о покойниках плохо не говорят, хорошего сказать не могу…

Было видно, что воспоминания Анне Степановне давались с болью: её бросало то в жар, то в холод.

— Валя была у нас частым гостем, — продолжала свекровь. — Сестра младше меня на три года. Помогала за ребёнком присмотреть, в квартире убраться. Однажды у полуторагодовалого Генки поднялась температура. С диагнозом острый фарингит скорая помощь доставила нас в больницу. Пролежали там больше двух недель. В первую неделю Лёня с Валей навещали нас чуть не каждый день, а потом как будто забыли. Звонила домой — никто не отвечал. Нас обещали выписать после выходных, но по моей просьбе врач отпустил раньше. Когда я с Генкой на руках едва добралась до дома, остановившись на пороге квартиры, к огромному удивлению заметила, что в двери сменили замок. На звонок открыла Валя — в моём любимом халате и тапочках, на шее — мой золотой кулон с созвездием Рака, который я сняла с шеи, когда ехала в больницу, а на безымянном пальце – золотое кольцо с камнем, которое досталось в наследство от Лёниной матери. Увидев меня, сестра нагло ухмыльнулась. Сзади показался Лёня — почти нагишом… И тут я всё поняла, едва удержалась, чтобы не упасть.

— А что ты хотела? — завопила на меня Валентина. — Ему нужна жена, а не домохозяйка. Сама свалила в больницу, оставила мужика одного…

Не знаю, как справилась с нервами, как выдержала все унижения. Лёня же только молчал, даже не взял Генку на руки. Я попыталась было оттолкнуть её, пройти в квартиру. Но сестра нагло загородила дверь.

— Мы решили, что тебе и Генке лучше пожить отдельно от нас, — и сестра тут же вытолкала меня за порог…

Идти было некуда, но добрые люди приютили. Сначала снимала жильё, потом дали комнату в общежитии. По ночам плакала, проклиная их. И очень скоро мои слёзы вернулись им с лихвой.

С Валей и Лёней мы больше не встречались. От соседей узнала, что сестра через год родила дочку. Потом они продали квартиру и уехали жить в Украину. Там Лёня работал на шахте и погиб под завалами. В тот же год сестра с Риткой вернулась на родину. В первую очередь она пожаловала ко мне. Сразу упала в ноги, стала вымаливать прощение. Дескать, Бог её уже наказал, она только сейчас поняла, что тогда натворила и как трудно растить одной детей. Я уже готова была простить её, но… Мои любимые украшения — кулончик и кольцо — просто резанули меня по сердцу…

— Эти украшения приносят счастье только его настоящему обладателю, — сказала я, со злостью ткнув пальцем в цепочку на шее. — А ты своровала их, значит, кроме слёз и горя, тебя и твоих детей ничего не ждёт…

Валя неожиданно побелела.

— Ведьма! — прошипела она от злости, и, прикрыв драгоценность воротником блузки, быстро зашагала к выходу…

Тогда сказала так с обиды, сгоряча. Думала, она всё поймёт, вернёт то, что принадлежало мне. Через некоторое время поняла, что действительно прокляла свои драгоценности. Через два года Валя умерла от рака. На её похороны я не пошла… И Ритке тоже не повезло. Слышала, что в 18 лет нагуляла дочку от женатого мужчины. Тяжело ей было одной растить малышку. А в тот день, когда несчастную сбила машина, я случайно узнала, что на ней были те самые проклятые украшения. Её и похоронили с ними…

На несколько минут в доме воцарилась тишина. Галя молча «пережёвывала» информацию.

— А ребёнок-то тут причём? — задала свой волнующий вопрос Галина. — Неужели позволите, чтобы внучка сестры росла в детском доме?

— Как же ты не понимаешь? — снова встряла Анна Степановна. — Эта девочка, в первую очередь, их кровей, она будет постоянно напоминать о тех, кто сделал мне больно… И потом, в детском доме не так уж плохо. Одевают, кормят, за границу возят…

Поначалу Галя сдерживала себя, как могла. И только теперь начала понимать, почему Генка так относился к матери.

— Я сама заберу Танюшу, — как отрезала Галя. — Хотите Вы того или нет.

Свекровь от удивления захлопала глазами. Невестка пошла ей наперекор даже после того, как она раскрыла ей семейную тайну…

— Сколько времени прошло, пора угомониться и простить, — продолжала Галина. — Почему за грехи взрослых должен расплачиваться ребёнок? И потом, Танюша такая славная, хорошая девочка. Ей пять лет, как и нашему Юрке. Будут расти вместе.

— И зачем я тебе всё это рассказала? — вздохнув, Анна Степановна разочарованно засобиралась домой. — Раз так, никакой помощи от меня не ждите.

Узнав о намерении жены стать опекунами дочке его сводной сестры, Гена не возражал, вместе с женой собирал справки, навещал Танюшу в больнице.

— Я-то что? — говорил супруг. — Моё дело заколачивать денежки, семью кормить, а тебе — детей растить…

Старый Новый год уже праздновали вместе. Танюша с радостью восприняла новость, что теперь у неё новая семья. А через несколько дней малышка, обняв Галю за шею, сказала, что она — самая лучшая мама на свете. Призналась, что в ночь на Рождество она загадала желание, и оно исполнилось.

Поначалу Юрка ревновал, капризничал. Но скоро малыши подружились: гуляли по улице, взявшись за руки. Когда играли в снежки, Юрка заботливо отряхивал Танюшино пальтишко от снега, а она поправляла ему шапку, которая постоянно сползала на глаза и говорила: «Горе ты моё луковое!»

Вскоре муж снова уехал на стройку, а Галя осталась с детьми одна. Опять погрузилась в рутину забот и хлопот…

Однажды Юрка заболел ангиной. Надо было срочно вести к врачу, а оставить Танюшу не было с кем. Галя перебрала в голове всех знакомых, но, кроме свекрови, так никого и не нашла. Женщина долго решалась, звонить или нет, ведь с тех пор, как они поссорились, прошёл месяц.

На удивление Анна Степановна не отказалась и через полчаса уже была у них. И, как никогда, не бубнила, нотаций не читала, а сразу спокойно приступила к своим обязанностям…

Галя с сыном вернулись из поликлиники спустя полтора часа. Тихо открыв дверь ключом, женщина услышала голоса, доносившиеся из детской:

— Бабушка, смотри какая Машенька модная! — восхищалась Танюша.

— Мы ей ещё и вечернее платье сошьём, — доносился голос Анны Степановны.

Через приоткрытую дверь Галина увидела, как свекровь с Танюшей шьют наряды куклам.

Заметив маму, Танюша сообщила:

— А мы с бабушкой в дом мод играем!

Спустя время они все вместе пили чай с конфетами и пирогом, который испекли бабушка с Танюшей. Свекровь просто не спускала с рук малышку. А когда дети убежали играть в детскую, Анна Степановна призналась:

— Как увидела Танюшу, всё в душе перевернулось. Она так похожа на свою родную бабушку! Жаль, что Валя не видит, какая у неё красавица внучка. Теперь она — наша, мы её вырастим!

Голос у свекрови немного дрогнул.

— Всегда ценила в тебе твёрдость и упрямство характера. Если бы не ты, наверное, никогда не простила б сестру.

А вечером, когда малыши сладко уснули после маминой сказки, свекровь позвонила по телефону:

— Ты не против, если на выходные заберу к себе Танюшу? Торт испеку, вместе поиграем в дом мод. Я уже ей куклу купила и красивое платье…