«Геве мусо курсис…», или Посещение святыни

«Геве мусо курсис…», или Посещение святыни

19 января 2012, 08:00
445
Каменные мостовые и характерные для Старого Вильнюса здания с остроконечными шпилями подчёркивают ауру старины. Современные витрины магазинов и бутиков призывно пестрят товарами и открыты для взоров всех проходящих. Идущие вверх-вниз улицы, одностороннее движение транспорта… Не зная литовского и боясь уподобиться герою фильма «Бриллиантовая рука» - заблудиться в узких лабиринтах незнакомых улочек, пытаюсь примечать дорогу. Прислушиваясь к разговорам, «ищу» знакомую русскую речь...

Пройтись по Старому Вильнюсу мне довелось в канун Старого Нового года. Зная, что столица Литвы богата на религиозные исторические памятники, решаю посетить один из них — Вострую Браму (Ворота Аушрос), самую главную святыню города. Хочется увидеть воочию также знаменитую «Погоню», герб Великого княжества Литовского, изображённый на стене храма.  

Не холодно, но при виде снега временами пробирает озноб. Снегопад, которого давно не было, вызывает нежданную радость. Вечереет. Пятница заканчивается, и в выражении лиц прохожих угадывается спад эмоционального напряжения. Шутки на литовском, исходящие от «кучкующейся» молодёжи, не позволяют забыть о том, что я в гостях. Дороги не знаю и пока иду наугад.

Необычные звуки музыки и пения привлекают внимание. Шествие в ритуальных кришнаитских облачениях позади меня сворачивает на соседнюю улицу. Заметив меня, один из манифестантов подбегает и вручает календарик на тему кришнаизма. Усердно пытается «вычислить» язык возможного общения со мной, пробуя разные варианты.

— Что это обозначает? — интересуюсь у него по-английски, указывая на изображённое в календаре.

— Гали-кришна… Это проставление нашего Бога… — отвечает он, обрадовавшись, что его понимают.

Спрашиваю, как часто организуются такие масштабные акции и нет ли проблем с властями.

— Каждую пятницу обходим улицы Старого города… У нас свобода исповедания и убеждений, — с гордостью рассказывает он. Объяснив мне дорогу к святыне и прощаясь, спешит вслед за процессией.

Ещё издалека упираюсь взглядом в возвышение арки, где сквозь стекло виднеется икона Божьей Матери. Найдя вход в святыню, захожу и поднимаюсь по ступеням в молитвенное помещение перед иконой. Коленопреклонённые прихожане с благоговением смотрят на неё, молятся. Подхожу и пытаюсь проникнуться происходящим. Вскоре сюда заходят трое девочек-подростков и становятся на колени молиться.

Вскоре начинается рождественская служба в костёле на первом этаже. Спускаюсь по мраморным светящимся ступеням и захожу в просторное помещение с высокими сводами. Органная музыка наполняет душевным умиротворением. Молодой ксёндз в зелёном облачении с золотым орнаментом читает молитвы в микрофон, стоя за кафедрой. Зал полон людей. Фрагменты библейских сюжетов, искусно написанные художниками на потолке, изобилие скульптурных форм, многочисленные колонны… Особое внимание привлекает имитация эпизода «Рождение Христа в яслях» в левом углу помещения.

«Геве мусо курсис эси дангуя»… — повторяют прихожане вслед за священнослужителем. Эхо разносится по всему помещению и заставляет трепетать сердце.  В непонятных на первый взгляд фразах — близкие душе ощущения, единение с Богом.

На выходе из храма ко мне подходит парень. Ненавязчиво приглашает посетить близкое кафе, в котором, как я понимаю, работает «зазывалой». А также услужливо предлагает свою помощь в ориентировании на местности. Я интересуюсь Вострай Брамай, и он рассказывает:

— Если обойти арку с внешней стороны, то можно заметить, что стены храма являются фрагментом старинной оборонительной стены. С обеих сторон изображены святые… Получается, входишь с благословением в город и выходишь тоже с благословением… Люди со всего мира приезжают сюда в надежде на выздоровление. А в знак благодарности и в подтверждение выздоровления приносят в храм изображения фрагментов исцелённых частей тела,  благодарственные записки… Помещают их вблизи иконы.

Молодой человек предлагает продолжить экскурсию за плату. Выясняется, что он приехал из России и таким образом пытается подрабатывать. В ответ на мой отказ вежливо извиняется и уныло бредёт восвояси.

Обхожу храм вокруг. По бокам замечаю изображения святых. В центре — восьмиконечная звезда… А вот и знаменитая «Погоня». На ум тут же приходят строки Максима Богдановича: «Ўспомню Вострую Браму святую i ваякаў на грозных канях»…

На улице становится темно, и мне пора возвращаться.