«…И ангелы зажгли её звезду»

«…И ангелы зажгли её звезду»

02 февраля 2012, 14:00
886
В 2002 году Наталия Ивановна Мурко отмечала своё 50-летие большим концертом в ГДК. Цветы, овации «Браво!», горячие аплодисменты, - всё говорило о том, что певица любима зрителями, дорога и востребована. До своего очередного юбилея она не дожила всего два месяца, словно своим уходом сказала: «Я хочу в вашей памяти остаться молодой!».

Её уход именно в Новый год, словно подтверждал эти слова: ведь за празднествами многие и не знали, что 1 января её хоронили. Она словно никого не хотела тревожить, огорчать, что было свойственно её удивительно доброй и чувствительной душе.

Наталия Ивановна была истинной женщиной: романтичной, красивой, трепетно-нежной, ласковой, трудолюбивой, терпеливой… Её голос, данный Богом как дар, возвышал её, окрылял, наполнял ярким светом и привносил в её жизнь неимоверное счастье! Этой, живущей в ней божьей благодатью она одаривала всех, кто был рядом.

Каждый концерт, каждая песня, романс — это часть её души, сердца, которыми она делилась с людьми. Ей отвечали тем же, одаривали овациями и бурными аплодисментами, нередко выражая своё восхищение стоя. Однажды в Ирландии на концерте ей сказали: «Чтобы услышать такой голос, мы должны ехать в большой город и платить немалые деньги». Мы же порой не осознавали, что в нашем городе живёт жемчужина, редкий «соловей».

Никогда не забыть, как впервые услышала в её исполнении песню «Мой родны кут». Своим голосом Наташа смогла пробудила во мне, приезжем человеке, любовь к этому краю. С тех пор готова эту песню слушать бесконечно, однако, казалось, что никто её не споёт так, как пела она. Только тот певец, кто поистине сам чувствует любовь, может делиться ею с такой щедростью. У Наталии Ивановны её было с избытком.

Она отзывалась на каждое приглашение, каждую встречу, стараясь никого не обидеть своим отказом. Свою трепетную заботу и нежность проявляла и к своим ученикам. Ненавязчиво, но настойчиво «ставила» голоса не только им, но и по доброй воле тем, кто её об этом просил. Мне посчастливилось с Наталией Ивановной не только заниматься и работать над постановкой голоса, но и петь с ней. Спетая дуэтом песня «Голубка» навсегда останется в моей памяти как подарок от прекрасной певицы.

Своим вокальным мастерством она очаровывала не только зрителей на концертах, но и строгое жюри на всевозможных конкурсах. «Благодаря таланту Наталии Ивановны Мурко, наш маленький Лунинец знают не только в Беларуси, но и за рубежом», — не раз повторяла бывший директор Лунинецкой ДМШ Людмила Николаевна Орешкевич. Неизменный концертмейстер, с которым работали в творческом сотрудничестве более 30 лет, Валентина Ивановна Савинкина, сдерживая слёзы, сокрушалась: «Для меня слово «никогда» впервые приняло такой ужасающий смысл. Никогда не увижу, никогда не услышу, никогда не споёт… Когда она болела, теплилась надежда, что вот всё же зайдёт и улыбнётся, как прежде, а сегодня слово «никогда» не даёт мне покоя».

Наверное, должно пройти время, чтобы, отойдя от боли утраты, можно было бы трезво оценить весь огромный вклад труда, подвижничества души, бескорыстия этого человека и отвести ему достойное место не только в рамках нашего города, но и республики.

«Всё больше осознаём меру ответственности за увековечивание памяти уникальной певицы и добрейшего человека. Мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы светлая память о Наталии Ивановне жила», — говорит директор Лунинецкой школы искусств Татьяна Георгиевна Санюкович.

Быть певицей и иметь семью — очень сложно. И порой эти вещи несовместимы. Возможно, в этом есть доля правды. Однако для Наталии Ивановны семья была чем то незыблемым и являлась основой основ. Умелая хозяйка, рукодельница, любительница цветов, заботливая мама и жена, она была хранительницей домашнего очага.

Ей хотелось быть постоянно востребованной, чаще встречаться со зрителем. Ради этого она неустанно трудилась над новым репертуаром, творила новые наряды своими руками, вязала удивительной красоты костюмы, кружевные воротники и пелерины.

В её деятельности не было борьбы, но она бушевала внутри между земным предназначением — «быть матерью» и божьим — «петь». Эта борьба, будоража душу, очевидно, усиливала недуг. Он подкрался, словно ниоткуда, однажды дав о себе знать, и подло вернулся вновь через годы. Ни одним словом, ни взглядом она не показывала огорчения, боясь встревожить посещавших её друзей. Напротив, она, улыбаясь, старалась их подбодрить.

Вдохновение было для Наталии Ивановны естественным состоянием. На протяжении 10 лет она часто была гостем в нашем клубе «Свеча». Её ждали с волнением и любовью. Сколько песенных подарков она оставила в нём! Однажды, когда она пела «Аве Мария», подбежала женщина в слезах и сказала: «Как же это красиво! Я словно очистила душу, как я тоже так хочу петь!»

Скромность украшала её. Она не могла расталкивать локтями дорогу, однако всегда мечтала о больших концертах в огромном зале с симфоническим оркестром. Ей хотелось стать звездой, ведь талант тому соответствовал. Во время пения она наполнялась невероятной силой. Невозможно забыть в её исполнении песню «Аист на крыше». Казалось, что её поёт не просто певица, а Берегиня мира на земле. С замиранием души слушали зрители и удивительно проникновенную песню «Ночка купальная» в дуэте с Виктором Кругликом, а когда в её исполнении звучал «Лунинецкий вальс», это никого не оставляло равнодушным.

14 октября проходила встреча в клубе « Свеча» под названием «Красота — это свет сердца». Наталия Ивановна, несмотря на недомогание, приняла приглашение.

Когда она пришла на встречу в красивом длинном концертном платье, да ещё с отрывком из оперы, это вызвало большое оживление присутствующих. Ария оказалась достаточно сложной, но с какой лёгкостью она пела! Гости, аплодируя, не могли сдержать слёз восторга. Это было последним её выступлением перед зрителями. Пообщавшись немного с друзьями, она простилась и ушла. Запомнились слова Натальи Ивановны Казанковой: «Я никогда не встречала таких людей, где бы так сочеталась красота души, её нежность, с такой невероятной силой духа!» Тогда мы были уверены, что Наташа ещё споёт и что болезнь отступит, однако через два месяца мы потеряли навсегда возможность слышать её живой голос.

Однако он будет звучать в записях, затрагивая струны наших душ. Вечная память!