А бабушка ждёт…

А бабушка ждёт…

15 февраля 2012, 11:42
899
Эту пожилую женщину в Микашевичах знают многие, и особенно автомобилисты. Обходя тротуары, она ходит исключительно по проезжей части, создавая нередко аварийные ситуации.

Так было и в этот раз. Автобус, в котором я ехала, вдруг резко затормозил, пассажиры прильнули к окнам, потирая ушибленные места и вслух выражая недовольство. Прямо перед автобусом не спеша семенила старушка, нисколько не беспокоясь о том, что её попросту могут задавить. Присмотревшись повнимательней, узнаю свою соседку. Она живёт несколькими домами выше по моей улице, в частном секторе. Поскольку до дома уже рукой подать, выхожу из автобуса и тихонько, чтобы не испугать, беру бабушку под руку, сопровождая на тротуар. Пытаюсь объяснить ей, чем чреваты подобные прогулки. Она, нисколько не смущаясь, объясняет: дескать, за водителя не стоит переживать, у неё, на всякий случай, записка в кармане имеется. В измятой бумажке написано: «Шофёра прошу не наказывать, я сама этого хотела». После такого откровения просто не могу отпустить бабушку, не выяснив всех причин спланированного «самоубийства».

Проводила старушку до дома, а дома — никого. Расспрашиваю Галину Федотовну Дреневскую о житье-бытье. Оказывается, росла сиротой. В 30-е годы, когда повсеместно выселяли в Сибирь, раскулачили и её родителей — семья в Бобруйске жила. А поскольку Галя была младшенькой в семье, посчитали, что долгий путь не осилит, и девочку оставили бабушке. Вскоре бабушка заболела и внучку свою перепоручила второй дочери. А время-то какое было: голодомор, тёте свою семью кормить нечем было. Так и оказалась маленькая Галя при живых родителях и родственниках в детском доме.

Но сильной оказалась девочка, крепкой и выжила всем смертям назло, да ещё и училась лучше всех в классе, особенно математику любила. И всё бы ничего, да новая беда — война. Детей эвакуировать не успели, и детский дом оказался в оккупации. Почти всех детей по семьям разобрали, Галя также оказалась в одной еврейской семье.

А однажды серым хмурым утром фашисты выгнали всех евреев за город и расстреляли. Перед этим несостоявшийся отец девочки успел сунуть ей в руку ключ от квартиры и оттолкнул от себя в толпу напуганных зевак.

Возвращаясь опустевшими улицами домой, Галя услышала из подворотни детский плач. Она метнулась на голос… В почти остывшее тело женщины, над которой зверски надругались фашисты, слабыми ручонками вцепился годовалый малыш и уже не кричал, а только стонал. Не смогла девочка его там оставить, взяла малыша и отправилась с ним обратно в детдом. Маленького скоро пристроили в семью… А ключ от квартиры она потеряла.

Детский дом никак не снабжался, оставшихся детей просто нечем было кормить. Каждый из них, повзрослев в одночасье, добывал свой хлеб как умел, как везло. Летом Галя собирала в лугах лекарственные травы для одной знакомой знахарки, которая прятала у себя и выхаживала раненых партизан, немцы к ней не совались, боялись русской «колдуньи». Какое-то время Галя кормилась у неё. В холодное время девочка нянчила малышей в каких-то семьях. А ещё вспоминает, что выполняла поручения партизан, только в это сейчас никто не верит, ведь свидетели тех лет давно умерли.

Галина Федотовна уже и не помнит, кто, какие «добрые люди» посоветовали ей уехать в Германию, чтобы выжить. А там, в чужой стране, начался её новый этап взросления. Работала с такими же девчонками из России, Украины и других стран по 12-14 часов на обувной фабрике за кормёжку, жила в полуподвальном, но сухом помещении.

Некоторые страницы биографии обиженной на судьбу женщины мне так и не удалось восстановить. В наших краях она около 40 лет занималась бухгалтерским делом на различных предприятиях лесного хозяйства. После замужества, в 1953 году, они с хозяином построились на Новой улице в Микашевичах. И вот, казалось бы, жить да радоваться. Троих детей подняли, выучили. Дом — полная чаша. В хлеву — бурёнка-ведёрница, каждый отёл — бычок, а то и два, да и птицы самой разной, поросята на воле, за усадьбой пасутся, там ведь лес уже, никому не мешают. Да не было долгим её женское счастье — муж попал в аварию на мотоцикле. Врачи посчитали травму головы несовместимой с жизнью, а он выжил, благодаря её молитвам. Господь подарил ещё и ему, и ей несколько лет, хотя и мучительно трудных, совместной жизни. Младшего, третьего сына и рожать не хотела при таком серьёзном нездоровье мужа. Но родила. А пока растила, — надышаться не могла — её это был сын: домашний, нежный, мамин. Но не сбылись её мечты в отношении сына. Вернулся из армии, женился. А жизнь не заладилась. И начал он свои ошибки водкой, а там уж и наркотиками «исправлять». Невестка бросила его, семья распалась, а в 1994 году и сам он ушёл из жизни, так и не успев осознать её смысла. С этой минуты время для Галины Федотовны остановилось. И с этой же самой минуты все вокруг считают её душевнобольным человеком.

А что теперь? Она по-прежнему сирота. При живых детях и внуках.

Некогда крепкий, добротный дом разваливается от основания — фундамент рассыпался в нескольких местах. Печи в доме дымят и требуют капитального ремонта. Пока слушала я историю Галины Федотовны, ноги в зимних сапогах замёрзли напрочь, авторучка перестала писать. Спросила, как она ночует в таком холоде.

— А вот, в чём есть — обуви и верхней одежде, в том и ложусь, и накрываюсь всем, что есть (а это — 4 одеяла и подушка на голову).

Помыться по-человечески бабушка тоже не может, хотя во дворе стоит построенная когда-то на совесть дубовая банька. И водопровод проведён ещё сыном, да вода бывает редко, а зимой и вовсе снег топит, чтобы  приготовить покушать — на печи. Газовая плита в наличии, да вот беда — газ в баллоне  замерзает, так холодно на кухне.

В когда-то мычащих и кудахтающих хлевах-сараях теперь гуляет ветер. На месте богатых плодово-ягодных культур — прошлогодняя трава в пояс.

Долго ждала бабушка помощи. Одного добилась — дров привозят. Скинут под забор, ворот ведь нет. Вот и перекидывает разменявшая восьмой десяток женщина дрова через забор, а оттуда потом таскает на себе в сарайчик.

На помощь детей и внуков рассчитывать не приходится. Они точно знают, когда у бабули «получка», тогда могут и появиться… Недавно был старший сын, занимающий, кстати, высокий чин в могилёвской милиции. И тоже ничем не помог, проездом, мол. А бабушка возьми да и скажи: «Сынок, достань свой пистолет да пристрели меня, чтоб я не мучилась больше…» Сын только рукой махнул.

Сердце разрывается от боли, а в голове стучит мысль: неужели библейская заповедь «Почитай отца и мать» уже устарела?

Так и живёт Галина Федотовна, белому свету не рада, всеми забытая, никому не нужная. Кто ей поможет? А ведь бабушка ждёт…

Последние новости