В полёте или «в пролёте»?

В полёте или «в пролёте»?

01 марта 2012, 09:02
495
Деньги – не самое главное в жизни. Важно, что мы живы, здоровы, а остальное приложится. И всё-таки очень неприятно, когда кто-то наживается за наш счёт. Вот и со мной случилась такая история.

Домой

После чудесного отдыха в Испании возвращаюсь домой самолётом. На перелёте решила сэкономить и приобрела билеты компании VIM-AVIA чартерным рейсом Аликанте-Москва.

Сидя в салоне самолёта, распутываю наушники и параллельно прислушиваюсь к тому, что происходит вокруг. Почему-то все пассажиры одновременно что-то требуют от стюардессы. Кто-то не успел попить чай и сию минуту требовал его принести, хотя самолёт ещё не взлетел, кому-то требовалась подушка для сна и т.д. Но мне повезло, рядом со мной спокойно расположилась молодая пара. Парень с девушкой что-то тихо обсуждали и ждали взлёта.

Стюардесса рассказывает правила безопасности, показавает аварийные выходы, демонстрирует правила пользования спасательными жилетами… И мы взлетааем

Группируемся

 Лететь предстоит часа четыре. Ночь. Стюардесса разносит ужин. И тут из кабины пилота нам сообщают, что самолёт совершит аварийную посадку в городе Римини в Италии. Капризные пассажиры снова стали звать к себе стюардессу и требовать объяснений. Та спокойно и терпеливо отвечает, что пилот перестраховывается, мол, ничего страшного не произошло.

Самолёт стремительно приземляется. Стюардессы усаживаются в самом хвосте самолёта. Из кабины пилота напряжённо требуют: «Группируемся!». Я в растерянности посмотрела на своих соседей. Девушка и парень, закрыв ладонями лица, прижались к коленям.

— Группируемся! Наклонитесь все вперёд, — крикнула стюардесса, не покидая посадочного места.

Читая «Отче наш», вжимаюсь головой в спинку переднего сидения и чувствую толчки. По-видимому, самолёт заносит, и пилот явно тяжело справляется с управлением.

Не знаю, сколько я так просидела…

«Мы сели!» — радостно трогает меня за плечо соседка.

Римини

Уже в здании аэропорта Римини знакомлюсь со своей соседкой Натальей и её мужем Кириллом. В беседе ночь проходит быстро. Утром радостно обнаруживаю, что мой мобильник ловит связь, и набираю родственникам. Оказалось, что они уже в курсе. У нашего лайнера Boeing-757-200 загорелся правый двигатель, и экипаж на одном работающем двигателе посадил самолёт в итальянском аэропорту.

Но забирать нас из Римини никто не торопится. Регулярно в зал выходит сотрудница аэропорта с многочисленными обещаниями. Понимаем мы её плохо, она нас тоже – итальянский язык никому из нас незнаком. Пассажиры начинают требовать пилота, просят выпустить их в город. Только мамочки с грудничками на руках ничего не требуют: ни детского питания, ни комнаты «Матери и ребёнка».

Желающих прогуляться всё-таки выпускают в город. А остальным предлагают перекусить — прямо в зал ожидания (или это был накопитель) приносят и раздают порции. Так проходят сутки. Ближе к ночи объявляют посадку.

Полетели!

Представитель авиакомпании объясняет нам, как поступать по прибытии в Москве. Ведь многие прибывали в Москву транзитом (и я в том числе). Обещает гостиницу и оплату билетов до дома.

И тут выясняется, что нашлись желающие остаться в Римини! А без них мы лететь не можем. Компания обязана всех пассажиров доставить в пункт назначения. Но мы с Натальей уже так устали, что, отстранившись от основной массы пассажиров, тихонечко ждём отлёта в стороне.

Нас не интересует, как решается вопрос с желающими продлить свой отпуск… Мы взлетаем…

Москва

В 24.00 мы приземляемся в Домодедово. Немного поблуждав по аэропорту, нахожу «палатку» VIM-AVIA, где вежливый парень обещает, что деньги за просроченный ж/д билет мне вернут. Вот только нужно будет по почте выслать этот просроченный билет, ксерокопию паспорта и письмо в компанию VIM-AVIA. Он протягивает мне бланк письма с адресом компании.

На следующий день выезжаю в Лунинец. За свой счёт, разумеется. По прибытии отправляю письмо, как объяснили. Ответ пришёл быстро. Оказалось, что компания не видит за собой вины в произошедшем и не считает нужным оплачивать билет. Кто тогда виноват? Можно, конечно, продолжать искать виновных, но я делать этого не стала. Очень уж спешила поскорее закончить эту неприятную историю.