Не средство от скуки и не дань моде

Не средство от скуки и не дань моде

25 июля 2012, 08:52
969
Блондинка рассуждает:  - На двух тестах по одной полоске, значит, если положить их рядом, будет две! Неужели это беременность?  Подруга-брюнетка:  - А если положить рядом три теста с одной полоской… то у тебя, Люся, звание сержанта...

Уважаемые посетители! Хотелось бы надеяться, что это будет единственный «пустомельный и низкопробный спам» на моём блоге, цель создания которого — не средство от скуки и не дань моде. Он ведётся по настоянию «свыше», и о задачах его существования можно только догадываться.

Время от времени здесь будут появляться мои произведения, а также Ваши — если Вы мне их пришлёте (с краткой информацией о себе), которые мы совместно сможем «обсудить». К слову, в обсуждении могут принимать участие лишь те, кто всерьёз чувствует в себе силы для этого.

Для начала представляю Вашему вниманию отрывок из моей повести «Бережёного бог бережёт». Буду рада компетентным комментариям. Адрес для переписки: [email protected].

* * *

У моего младшего брата Мити была хроническая форма бронхита. Родителей пугали врачи, что со временем это может перерасти в астму. Перепробовав множество методов самолечения, т.к. врачам она не очень доверяла, считая их «профессиональными надувалами» (болезнь удавалось периодически «заглушать» лишь курсами лечения в стационаре), наша мать начала сомневаться, что можно ещё что-то предпринять. Но однажды какой-то «профессор из телевизора» сообщил, что астматикам очень полезна кардинальная смена климата. Вот она и решила во что бы то ни стало это испробовать.

У отца был очень хороший приятель, Дэвис, у которого в Африке имелись знакомые. Именно к ним, по решению родителей, нам с братом вскоре и предстояло поехать на каникулы.

Когда мы приехали в назначенное место, спешно позавтракав перед отъездом (от этого уже через четверть часа я почувствовала подступающую тошноту во время тряски машины, т.к. дороги оставляли желать лучшего), мы увидели неподалеку очень старое, одиноко растущее дерево посреди каменистой местности с множеством белых ленточек на нём. Дерево было не совсем обычным. Его ветки, как и сам ствол, были очень извилистыми и имели множество повреждений. Но вредителями, очевидно, были туристы, которые выплёскивали таким образом свою избыточную энергию.

Врач что-то невнятно произнёс на своем местном диалекте и направился прямиком к дереву. Мелкие камни, густо усыпающие холм, на чьей вершине и росло то самое «дерево жизни», из-за которого мы сюда «притащились», гремели у него под ногами, разлетаясь в разные стороны.

Я заметила, что врач выглядел намного моложе, чем ему было, по словам Евгения, а одет, на мой взгляд, слишком тепло для этой поры года, что было странно. «Видавший виды» пиджак, спортивные штаны и кроссовки – это было нечто из ряда вон выходящее. Глядя на него, становилось невыносимо жарко. Да и поведение врача было не менее странным, чем его вид. За все время, пока он находился с нами, это была одна из немногочисленных фраз, произнесенная с такой же быстротой, как и предыдущая. Во время поездки друг Евгения предпочёл молчать, тупо глядя прямо перед собой в одну точку и не шелохнувшись лишний раз, чем вызвал у нас с братом ассоциации с роботом, запрограммированным лишь на нужные операции.

— Что он сказал? — поинтересовался Митя, не расслышав слов.

— …Сказал, что машина дальше не пройдет. …Пойдем пешком, — пояснил Евгений, и мы все последовали за врачом.

Когда мы подошли, слегка запыхавшись при подъёме, врач начал рассказывать о чудотворной силе «нашего» дерева, исцелявшего людей от множества различных болезней. Евгений нам «переводил», так как нам с Митей было трудно понять этого беззубого хрыча.

Едва мы услышали о том, что, если к ветке дерева привязать белую ленточку, загадав желание, то оно непременно сбудется, мы заулыбались.

Не обращая на это ни малейшего внимания, друг Евгения начал бегать вокруг дерева, то, приседая с поднятыми руками, то, вставая и продолжая бегать, при этом странно жестикулируя и шепча какой-то бред. Его длинный плащ развевался при беге, придавая ему вид сказочного персонажа. Мы с Митей с любопытством наблюдали за этим зрелищем, никогда раньше не встречаясь с подобным. «Это тебе не хухры-мухры, понимаешь, однако, — съехидничал Митя. – Чукотка, понимаешь, дело тонкое»!.. И мы с ним захихикали, прикрывая рты руками, несмотря на замечания Евгения, который тоже, кстати говоря, не смог сдержать смех.

По словам Евгения, оказалось, что друг просит духов дерева о помощи. Хозяин заповедника признался, что не очень доверяет таким методам лечения, но этот шаман — единственный врач в округе. Он предложил мне привязать к ветке дерева, хотя бы «для вида», белую ленту, сунув мне её в карман незаметно для своего друга.

Врач снова забормотал.

— Расскажите, — попросили мы с братом.

— Ну, ладно, — вяло согласился он. — Говорит, что ничего в этом мире не случайно. Митя в саванне тоже не случайно оказался. Он… пожертвовал собой во благо человечества… Он — герой… Вообще, шаманы любят говорить про жертвенность, глобальность… Не берите в голову… – отмахнулся он.

Когда я привязывала ленточку, стараясь казаться очень серьёзной и задумчивой, замечая одобрение со стороны старика и то, что брат с трудом сдерживает смех, я всё-таки загадала своё самое сокровенное желание, — стать учёной, как Дэвис.

 Когда старик закончил «колдовать», мы отправились обратно. По пути я только об этом и думала: об укусе, о докторе, о причинах существования различных легенд… Я и до этого времени мало верила в такие вещи. А после того, как увидела реакцию Евгения на рассказы его лучшего друга о чудотворном дереве и его «духах», окончательно убедилась в том, что это всего-навсего глупые сказки.

Последние новости