Дважды два (эссе)
02 августа 2012, 13:00

Дважды два (эссе)

Царский режим в России не знал, сколько будет дважды два, и делал всё возможное, чтобы этого не узнали его подданные.
Поделиться

Ленин громогласно объявил, что дважды два — двадцать пять, и весьма успешно пропагандировал эту идею.

Сталин подтвердил ленинскую мысль и методично уничтожал всех, кто подвергал её сомнению.

Хрущёв внёс свою поправку, сказав, что дважды два — семнадцать, и с неистовым упрямством на этом настаивал, пока его не сняли.

Брежнев понятия не имел, сколько будет дважды два, но во имя мира и стабильности вернулся к идее Ленина и Сталина, благополучно просидев на троне 18 лет, вплоть до своей кончины.

Горбачёв сделал новое предположение, что дважды два — девять; он был ещё ближе к истине, но это его не спасло от бесславной отставки.

Ельцин после долгих раздумий (на пару с «зелёным змием») над судьбой многострадальной России объявил, что дважды два — пять, и очень многих убедил в этом, хотя сторонников Ленина-Сталина осталось ещё больше. Лишь старая российская болезнь помешала ему добиться большего триумфа.

Путин с Медведевым предпочли вообще не вдаваться в дебри наук и разрешили всем иметь своё мнение на этот счёт, только строго запретили внушать эти мнения другим с помощью политики.

Белорусам же избранная ими власть внушила, что дважды два — это такая наивысшая математика, которую дано познать не каждому. А только тому, кто располагается выше самого господа Бога. Поэтому в своём большинстве белорусы предпочитают не вдаваться в эти идейно-арифметические премудрости, чтобы не прослыть «отморозками» и не лишиться той скудной пайки, которая у них пока есть…