Рядовой рейс

Рядовой рейс

02 августа 2012, 13:00
537
Рабочий понедельник, дизель-поезд Лунинец-Микашевичи...

На термометре в вагоне +35о. Немноголюдно. Девочка лет 12-ти встаёт с места и открывает последнюю нераскрытую форточку. Пассажиры высовываются в форточки, разуваются, поглощают «цветную воду». Когда поезд трогается, начинает слегка сквозить, и дышать становится легче.

Разъездной билетный кассир Галина Чернюк, проходя по вагонам от хвоста поезда (следуя инструкции), произносит: «Билеты у всех есть? Предъявляем, пожалуйста!»

Галина Павловна работает на станции Лунинец более 16 лет. Из общения с ней узнаю, что нынешний рейс, очевидно, будет одним из наиболее спокойных. «Сейчас тут много родителей с детьми, — констатирует она, оглядевшись по сторонам. — Очевидно, в райцентр приезжали для прохождения медкомиссии перед школой». И добавляет, что самые шумные пассажиры вовсе не дети и подростки, а люди довольно преклонного возраста. На моё «почему?», смущённо улыбнувшись, ответила, что, мол, сами увидите.

У многих пассажиров билеты на руках. В вагоне их покупают лишь те, у кого в местах посадки нет касс.

В одном из вагонов пришлось задержаться. Семейная пара, ехавшая с двумя детьми, всё никак не могла вспомнить, где билеты и есть ли они вообще. Через пару минут проездные документы обнаружились-таки в заднем кармане джинсов у одного из супругов… Затем кассир подходит к девушке, которая разговаривает по сотовому. Не отрываясь от разговора, та пытается найти свой билет. Копошится в сумочке, вытряхивая оттуда всякую всячину. Окружающие улыбаются, а Галина Павловна продолжает терпеливо ждать…

На одной из станций образовалось «столпотворение». Проталкиваясь между пассажирами, пожилая женщина пытается втащить в тамбур велосипед. Слышатся возгласы: «Ну, куда вы?.. Давайте, поможем… Да успеете, поезд ещё постоит!» «За велосипед оплата как за пассажира»! — уведомляет кассир, обилечивая новоприбывших.

Пассажиры ведут себя довольно культурно. Небольшая компания женщин, которые лущат семечки и бросают шелуху прямо в окно, — не в счёт. Больше огорчает то, что не всегда хорошо можно расслышать объявления остановок. Благо, за окнами пока светло, да и спросить у соседей по вагону можно, если что.

Солнце спряталось, начал накрапывать дождь. В микрофон объявили: «Уважаемые пассажиры! Начался дождь. Можете закрыть окна»! Некоторые из окружающих незамедлительно реагируют, не забыв заодно выбросить наружу всё ненужное.

Прибываем на конечную станцию. Пассажиры тихо-мирно расходятся. Две девушки в попытке «спрямить дорогу» переходят прямо по путям. Каблук у одной из них застрял, девушка спотыкается, тёмные очки падают и разбиваются. «Эй, молодёжь, а ну-ка с рельсов!» — кричит какой-то мужчина, и девушки послушно удаляются.

В тамбуре остаётся велосипед. Через несколько минут за ним прибегает хозяин. Обрадовавшись, что двухколёсный транспорт никуда не пропал,  благодарит кассира и исчезает восвояси.

Обратно ехать было тяжелее в том плане, что среди пассажиров в основном оказались простые рабочие. Пока просто шумели, никого это не смущало. Но на одной из станций некоторые сломя голову бросились в магазин «за мороженым». А поезд стоит всего 2 минуты… Когда примчались обратно, в сумках просвечивало «горячительное».

Поезд трогается. Пока кассир доходит до этого вагона, всё уже выпито. Вычислить по виду, кто нетрезв, а кто просто устал, невозможно: поведение у тех и других примерно одинаковое. Те, кто заходит в дизель с детьми, уловив запах спиртного, переходят в другой вагон.

Прибываем в Лунинец. Прощаясь, поздравляю Галину Павловну с наступающим Днём железнодорожника, а также желаю поменьше шумных посетителей.