Я нашла тебя, дядя Степан!

Я нашла тебя, дядя Степан!

09 августа 2012, 13:00
586
Ему было всего 24 года, когда его время остановилось навеки. А мне, его племяннице, уже за 60...

Удивительная вещь — альбом со старыми семейными фотографиями! Откроешь его и почувствуешь дыхание времени. Смотрит в глаза чья-то судьба. Воспоминания закружат пёстрой стайкой, словно бабочки на душистом лугу…

Где воспоминания живут

Вот прабабушка Настя с мужем… А это мой дедушка Григорий, здесь он ещё подросток. Рядом с ним стоит его молоденькая тётя…

Открываю новую страницу… На меня смотрит Степан Малиновский, мамин старший брат, которого я никогда не видела, но знала по светлым воспоминаниям бабушки Кати о своём сыне.

На снимке ему 20 лет, и мне ведомо, что вокруг него, курсанта Ленинградской военной академии, разлито тревожное время — первые месяцы Великой Отечественной войны…

«До свидания, мальчики! Мальчики, постарайтесь вернуться назад…» Наш Степан не вернулся с фронта домой. Он пал смертью храбрых в 1944 году в Молдавии. Я там никогда не была, но в сердце жило огромное желание найти могилу своего дяди.

Странно, почему я до сих пор этого не сделала? Ответ банальный: житейская суета… Но был ещё и 1992 год, когда я услышала по телевидению о военном конфликте в Приднестровье. Мне тогда пришла тревожная мысль: уцелеют ли могилы погибших солдат Великой Отечественной?

Подарок судьбы

Попасть в Приднестровье удалось только весной этого года. Поездка случилась неожиданно. Выяснилось, что у одного моего друга в Молдавии, в городе Бендеры, живут родственники — супруги Александр и Тамара Ковтун. Эти замечательные люди оказали неоценимую помощь в поисках.

Итак, я в Бендерах. Но где именно искать могилу? Мы вспоминали, где проходили решающие бои в апреле 1944 года в Молдавии. Нашлись и карта Приднестровья, и книга «Краткая хроника Ясско-Кишинёвской операции». А мне вдруг вспомнилось, как бабушка Катя несколько раз называла место гибели сына Степана. Кажется, село Глиняное.

— Нет в Приднестровье таких сел, — говорили мне супруги Ковтун. — Может, Глиное? У нас есть два села с таким названием — под Тирасполем и под Дубоссарами. Но все главные военные действия проходили под Тирасполем… Недалеко от дороги там есть братская могила.

Нашла!

На следующее утро мы выехали в Глиное. Если честно, мне не верилось, что я смогу так вот сразу найти могилу нашего Степана. По дороге купили цветы…

Село встретило нас тишиной. Машина остановилась недалеко от братской могилы. Ноги вдруг стали непослушными, ватными… Иду к обелиску. Минуты кажутся вечностью… И вот список погребённых в этой могиле воинов… Как он велик! Мой взгляд останавливается на строках: «Гвардии старший лейтенант Малиновский Степан»… Я нашла тебя, дядя… Тихо плачу и кладу на чёрную могильную плиту скромный букетик весенних цветов.

Успокоившись, обратила внимание, что могила ухожена, у памятника много венков и цветов. Погибших за этот край здесь помнят и чтут. Спасибо вам, люди!

Хранит память о солдатах обелиск...

Что объединяет поколения…

На другой день мы с друзьями отправились в Кишинёв, в Национальный музей археологии и истории Молдовы. Захотелось увидеть панораму одного из боёв Ясско-Кишинёвской операции, участником которой был и мой дядя Степан.

Вот он, тот «котёл», куда советские войска загнали большую группировку отчаянно сопротивлявшегося противника. 19 августа 1944 года был отдан приказ 2-му и 3-му Украинским фронтам, а также Черноморскому флоту о решительном наступлении на врага. А к 26 августа вся территория Молдовы была освобождена.

У панорамы меня переполняли одновременно и гордость за наших бойцов, и горечь утраты. Сколько же молодых парней, таких же, как мой дядя, сложили головы в тех боях!

Пусть не вернуть погибших фронтовиков и ветеранов, уходящих в бессмертие на наших глазах. Но память о них, о Великой Победе — это те невидимые скрепы, которые соединяют поколения.