По ту сторону счастья

По ту сторону счастья

11 октября 2012, 14:00
1065
Всё наперекор, всё складывалось не так, как мечталось. Вроде всё было хорошо, люди с уважением относились, не было причин для грусти, но всё же не покидало ощущение, что жизнь обманула… 

Сегодня одиночество давило, как никогда. Накатывали тоска, обида на прошлое. Чтобы погасить бушующее пламя в душе, хотелось попросту напиться. Как в молодости… Но это Семён уже проходил. Точно знал: не поможет. От «горячительного» можно лишь на время забыться, а потом — похмельный синдром, снова чарка, две — и ты в запое. То, что выходить из этого состояния ещё больнее, Сеня тоже знал не понаслышке. Не дай Бог вернуться к прошлой жизни. Ему никогда не забыть, с каким трудом выкарабкивался из «ямы». А жить очень хотелось! Да не так, как раньше, а по-новому…  

Во всём виновата эта проклятая любовь. И кто только её придумал? Когда в двадцать пять лет женился, не знал, что любовь имеет свойство отцветать. Да ещё так быстро! Тогда он радовался, словно ребёнок, что его детские мечты о любящей жене, большой и дружной семье, словно по мановению волшебной палочки, начали сбываться. Что и говорить, тёплых семейных отношений ему не хватало с детства. Воспитывала бабушка. Она и рассказала, что мама его «принесла в подоле», а сама укатила куда глаза глядят. Будучи ребёнком, Сеня не понимал бабушкиных слов. В чём принесла, откуда и где взяла? Переспросить, уточнить боялся. Баба Поля была глуховата, поэтому беспокоить лишний раз — себе же дороже. Когда подрос, многое понял сам, что-то объяснили на улице. Вот тогда Сеня и стал бороться за «место под солнцем», стремиться к счастью…

 

Свадьба, море гостей, счастливые улыбки, марш Мендельсона, признания и клятвы в любви… Как всё-таки здорово чувствовать себя кому-то нужным! У Семёна было всё, о чём только может мечтать мужчина: любимая жена, квартира, обстановка, машина и работа. Не хватало только маленького карапуза. С детьми супруга решила повременить. Дескать, надо пожить для себя. И Семён не возражал. Ему сейчас дети тоже помеха. Ведь надо было бы помогать жене — возиться с памперсами, пелёнками да бутылочками. А ему некогда… Семён — известный человек в городе, голкипер футбольной городской команды, перспективный спортсмен. Девушки сами липли к нему, вешались на шею. Он «щёлкал» их, как семечки, и совесть не мучила. Сколько их было до того, пока по-настоящему не влюбился, — не сосчитать.

Настя была другая, не такая, как все. Взгляд, причёска, походка — всё завораживало в ней. Девушка любила его не за футбольную славу, как сумасшедшие фанатки. Это качество характера в ней сразило Семёна наповал. Жил, дышал ею. Настя была для него настоящим талисманом. Сеня искал её в толпе зрителей на стадионе, и, когда видел любимую, сердце замирало. Она рядом, и всё хорошо…

Через три месяца сыграли свадьбу — шикарную, богатую, хотя Настя была против затрат. Вся футбольная команда, друзья и родственники едва вмещались на теплоходе, который арендовали специально для свадебного кутежа. Словом, всё как в сказке. Но финал судьба уготовила сама…

Травма голеностопного сустава поставила крест на футбольной карьере. После операции играть не смог, всё больше сидел в запасе. Потом на его место взяли другого игрока, а Семёна культурно попросили поискать себе другое, более подходящее место. Один из влиятельных друзей временно устроил инструктором по плаванию в городской бассейн. Когда сезон закончился, взяли физруком в школу. Конечно же, зарплата была не такая, как раньше. К тому же потерял и авторитет. Если раньше от симпатичных женщин и девушек не было отбоя, то сейчас все проходили мимо, обходили стороной, не замечали…

 

А вскоре и школу пришлось оставить. Когда проходили соревнования между учебными заведениями, Сеня решил сыграть в футбольной команде учителей. Решающий гол он всё же забил, но опять получил травму с двойным переломом. Нога срослась неправильно, пошло нагноение. Он уже и не помнит, сколько посетил врачей, в какие только города ни возила его жена на обследование. Однако видимого результата так и не получил. А через некоторое время ногу ампутировали. С того самого момента жизнь пошла под откос. Домой после выписки Настя забирать его не приехала. Сеню доставили на скорой помощи. Как оказалось, здесь его никто не ждал. На кухонном столе лежала записка: «Прости, если сможешь, — писала любимая женщина. — Не осуждай меня. Просто я ещё очень молода и красива, чтобы хоронить себя заживо с инвалидом…»

Горький комок подкатил к горлу, слёзы полились из глаз. Раньше он никогда не плакал — только от радости, когда забивал голы. Не плакал и тогда, когда отняли ногу. Сеня думал, что у него есть Настя, что вместе они преодолеют все невзгоды… Всё рухнуло в одночасье. Жить без любимой было невыносимо больно. Сеня ужасно тосковал, не было такого дня, чтобы не вспоминал о ней. Надеялся, что Настя вернётся со дня на день. И чтобы не увидела его беспомощным инвалидом, научился ходить с новым протезом, изнурял себя упражнениями, учился жить заново и всегда думал: если бы жена была рядом, физическая и душевная боль переносилась бы гораздо легче, чем сейчас…

Шли дни, недели, месяцы, незаметно пролетел год, а Настя так и не появилась. От безысходности Сеня запил по-чёрному. Спиртное тёплой волной разливалось по телу, будоражило кровь. Глоток, потом ещё и ещё… Становилось лучше… Просыпался и снова тянулся к стакану со спиртным. А вскоре вообще не представлял себя без заветной «волшебной» жидкости…

 

Сколько времени утешался с бутылкой, неизвестно. Но однажды Сеня очнулся в наркологическом диспансере крепко привязанным к кровати по рукам и ногам. Доктор долго отчитывал его, а Сене впервые стало стыдно. «Поймал белку», напугал до смерти соседей — взобрался на крышу многоэтажки и собирался прыгнуть с «парашютом». А в руках держал зонтик… Возвращаться к трезвой жизни оказалось трудно и очень больно. Но Сеня карабкался вверх, чтобы жить.

Вновь перешагнув порог своей квартиры, понял, что жизнь надо менять в корне. Продал благоустроенное жильё, купил дом в деревне, в пятидесяти километрах от города. После перемены места жительства вздохнул легко и свободно. Что и говорить, место для инвалида-отшельника выбрал удачно. В нескольких шагах лес, озеро. Здесь тебе и рыбалка, и «тихая охота». Чтобы приносить хоть какую-то пользу себе и людям, занялся ремонтом бытовой электро- и радиоаппаратуры. Кое-какие навыки имелись и сейчас пригодились. Сельчане к нему потянулись со всех концов деревни. И было уже не так одиноко, как прежде. Люди зауважали Сеню. О его прошлом никто не знал и даже не догадывался…

— Дядя Сеня! — соседский мальчишка влетел в дом и сразу затараторил: — Включай скорее телевизор! Там тебя ищут!

Семён не сразу понял, что хотел сказать Серёжка. Подросток махнул рукой и тут же сам нажал на кнопку телевизора, затем на пульт. По каналу ОНТ как раз шла программа «Жди меня». Парень лет двадцати держал в руках его фото с обложки какого-то спортивного журнала, рядом с ним стояла миловидная женщина.

— Я ищу своего отца, — голос у молодого человека заметно дрожал. — Никогда не видел его, с ним не знаком, мама меня воспитывала одна. Очень хочется увидеться, познакомиться.

— Если помнишь меня — отзовись. Мы тебя ждём! — добавила незнакомка с экрана.

После их выступления сразу включили рекламный ролик. Сеня же остался в полном недоумении. Он не мог вспомнить эту женщину, и не знал, что где-то живёт его сын… Напрягал память — ничего. Вероятнее всего, она одна из тех, кого он менял как перчатки. Тогда ему было не до чувств. Но сейчас благодарил судьбу за такой поворот событий. Но примет ли сын его таким? Ведь теперь он для всех просто инвалид…

Через час дом Сени был битком набит гостями. Все, кто смотрел телепередачу и узнал его на фото, решили не откладывать свой визит, а заодно разузнать обо всём и дать совет.

— А сынок-то на тебя похож как две капли воды, — то и дело говорили сельчане. — Это ничего, что вырос без твоего воспитания и ласки. Если ищет, значит, ты ему нужен!

До сих пор Семён ещё сомневался — звонить или нет? А надо ли? Однако народ убедил — надо! Утром следующего же дня он набрал номер заветного телефона…

 

С тех пор, как Семён обрёл семью, прошло три года. С Тамарой живут душа в душу. После того, как узаконили свой брак, жена и сын согласились переехать к нему. Олежка перевёлся в университет, чтобы быть поближе к родителям…

Конечно же, Семён так и не вспомнил Тому, хотя при встрече соврал, что любил только её одну. Но Бог простит ему обман, ведь только сейчас он ощутил настоящий вкус счастья — сладковатый с горчинкой…