Давид и служба безопасности

Давид и служба безопасности

02 ноября 2012, 14:00
709
В Израиле любят пересказывать такую историю. Русский турист, приехав на Святую Землю, захотел увидеть Стену Плача. А может, и помолиться. Обращаясь к таксисту, попросил: «Отвезите меня к тому месту, где евреи плачут». Понятно, что таксист не отвёз его к Западной Стене в Старом Городе, а доставил прямиком в налоговую инспекцию...

Наш добрый друг Давид, выходец из Минска, уверенно вёл нас по узким улочкам древнего Иерусалима. На одном из спусков оборудован небольшой контрольно-пропускной пункт. Такие в этой стране можно встретить весьма часто: на входах в вокзалы, музеи, магазины… На специальный стол нужно поставить сумку, пакет, всё, что есть у тебя. Из карманов достать ключи, телефон, а самому пройти через «рамку». Такие жёсткие меры безопасности вполне оправданны, и к ним бысто привыкаешь. Понимаешь, что в этом и твоя личная безопасность. Контроль работает быстро и корректно. Всё это нисколько не напрягает и не мешает.

Так как у меня, кроме фотокамеры, ничего с собой не было, я беспрепятственно прошёл на площадку у Стены Плача. У жены была небольшая сумочка. Это также не стало преградой. А вот Давида «тормознули». В его сумке была небольшая бутылочка коньяка. Этот пожилой, но весьма энергичный человек любит побаловать себя хоть и небольшими, но частыми возлияниями. Не преграда для него в этом деле 30-градусная жара и наличие в зоне прямой видимости еврейской святыни.

— С виски нельзя, — твёрдым и чётким голосом произнёс сотрудник службы безопасности.

— Но это только для себя, — не унимался Давид.

— Нет, нет. Нельзя!

Давиду было окончательно указано в направлении, противоположном от святого места.

Наш приятель сказал, что он будет ждать нас на входе. Что делать, соглашаемся. Супруга ушла к правой, «женской» части Стены, сам я направился, соответственно, к левой.

Вдруг появились военные с автоматами и начали эвакуировать всех людей, находящихся в «мужском» секторе, сопровождать за турникеты, наспех установленные солдатами и полицией. Буквально спустя несколько минут внушительная территория была очищена от паломников и ограждена турникетами. По периметру стояли автоматчики. Что произошло? Неужели Давид попытался проникнуть на запрещённую для него территорию со своей жидкой бомбой?

Шутки в сторону. Нужно поискать в толпе русскоязычного, который поможет мне прояснить ситуацию. Находясь за ограждением, смотрю вдаль и вижу, что на освобождённом от туристов и паломников месте лежит небольшой рюкзак синего цвета. К нему уже идут взрывотехники в специальных костюмах. В толпе раздались первые комментарии: возможно, там взрывное устройство и его придётся подорвать на месте…

События развиваются мгновенно. Из толпы зевак, отчаянно работая локтями, пробирается молодой парнишка. Что-то объясняет автоматчику и бежит в направлении «взрывного устройства». Как оказалось, это он забыл свой рюкзак и всполошил всех. Военные убирают ограждения, и доступ к святому месту снова открыт.

Ещё через пару минут появляется наш друг. Хохочет. Спрашиваю у него: «Здесь только что была такая заварушка, как же тебя пропустили?» Давид повествует о своих приключениях. Он повторно зашёл на контроль. Его очень тщательно обыскали и всё донимали вопросом: «Где виски?»

— Ну и что ты им ответил? — спрашиваю я, глядя в его лукавые глаза.

— Сказал, что выпил и похлопал себя по животу, — не перестаёт смеяться Давид.

— Поверили?

— Наверное, раз пропустили.

Но я-то вижу, что он абсолютно трезв. Как он сумел провести службу безопасности Государства Израиль? Загадка.

Через некоторое время следуем обратно. Проходим злополучный для нашего приятеля пост — уже без досмотра. Пройдя «вертушку», Давид, оборачиваясь ко мне, произносит: «Коля, вы повыше меня, достаньте там наверху».  Оказывается, он забросил бутылку с коньяком на кровлю поста бдительной охраны. В суматохе никто ничего не заметил.

Мы долго смеялись. Охрана снова ничего не поняла. В чем причина такого бурного веселья ничем не примечательных туристов? Мы хохотали, а эти бравые ребята только смотрели на всех нас своими чёрными и бдительными глазами.