Королева дождя

Королева дождя

02 ноября 2012, 14:00
1656
Золотистый клён слегка покачивался от дуновения осеннего ветра. С каждым его порывом с дерева срывался лист и плавно опускался на землю, будто хотел надолго запомнить свой последний вальс. Осень... В этом году она мокрая и ненастная. И за что только её любил Пушкин?

Вероника смотрела в окно, пряча слёзы. Злые происки судьбы не давали сердцу покоя. А иначе как назвать тот случай, что из миллионов парней дочь выбрала именно его сына? И притом, безумно влюблена в этого парня, точно так же, как и она когда-то любила его отца. Когда сегодня Лиля привела своего жениха в дом, чтобы познакомить с мамой, Вероника только взглянула на будущего зятя и сразу поняла, чей это сын. Черты лица Влада были слишком знакомы ей. Из-за этого волновалась весь вечер, но старалась держать себя в руках. Гость ушёл, усталая дочка легла спать, бабушка захрапела в зале на диване. Вероника пыталась успокоить нервы, выкуривая одну сигарету за другой. Сами собой нахлынули воспоминания, хотя Максима она помнила всегда. Как оказалось, его забыть невозможно…

Судьба свела их, когда они оба были женаты. У Максима — жена и почти взрослый сын, а у Вероники — муж и 12-летняя дочь. Браки у обоих были на грани разрыва. Макс терпел выходки своей психованной жены из-за сына, Вероника ревнивые припадки Михаила — из-за дочери. Детям нужна семья…

 

Может, тебе ещё одного ребёнка родить? — ныла над душой мама. — Лилька растёт совсем разбалованной. Да и Миша, может, изменится в лучшую сторону? Дома будешь сидеть, пелёнки стирать да обед готовить. А так, конечно, всегда на виду. Тут и дурак заревнует да с ума сойдёт. Столько мужиков ходит…

Просторечивые мамины выражения вызвали у Вероники смех. Особенно насчёт «мужиков».

— Вот-вот! У неё семья разваливается, а она всё хи-хи да ха-ха, — продолжала поучать родительница. — Мужик как мужик, какой тебе ещё надо? Не бьёт, и то хорошо. Бросит, тогда по-другому запоёшь…

Вероника работала фотографом. В её фотосалон приходили все, кому нужно было фото на документы и просто — на память. Что Михаил себе возомнил и когда, уже не припомнить. Но при первом же удобном случае «колол» глаза непонятными намёками. Дескать, знаю, чем ты там занимаешься, люди про тебя понарассказывали. Порой Веронике было обидно до слёз. Была бы правда, а так, без вины виноватая…

В тот день, придя с работы, Вероника прямо у порога прослушала нравоучительную лекцию мужа по поводу того, как ему не повезло с женой. Кушать ничего нет, а в холодильнике от голода даже мышь повесилась. Да и в доме не прибрано, рубахи не постираны, а ему в командировку ехать.

— И вообще, руки у тебя не оттуда растут! Ты совсем не думаешь о семье. Одни хахали на уме! — закончил свою речь Михаил.

Эти слова стали последней каплей. Одним движением руки Вероника распахнула настежь холодильник и всё стала машинально сгребать в мусорное ведро: кусок ветчины, сыр, целую пачку сливочного масла, полпалки варёной колбасы, туда же вместе с лотком плюхнулся десяток яиц и тарелка с холодцом. С верхней полки достала кастрюлю горохового супа и демонстративно вылила в унитаз. Разобравшись с кухней, принялась за одежду. Скоро все рубахи мужа лежали в грязном белье, перепачканные вишнёвым сиропом. Странно, что супруг, наблюдая, не проронил ни слова…

Когда всё было покончено, Вероника деловито утёрла руки.

 — Вот теперь всё соответствует действительности. Кушать нечего, холодильник пуст. Только с мышью проблема. Хотя, если она увидит всё это, точно повесится…

Взяв сумочку, остановилась у зеркала, подкрасила губы, поправила причёску. Уходя, на секунду задержалась в дверях:

— Да, не забудь покормить Лильку, когда со школы придёт. И рубахи постирай сам. Мне некогда. Я к хахалям…

 

Несколько часов Вероника бродилапо улицам, чтобы успокоиться. Будто назло, дождь полил как из ведра. Промокшая до ниточки, ёжась от холода, нырнула под крышу какого-то административного здания. Не успела отдышаться, как к её ногам прижался мокрый бездомный котёнок. Подняв голову, под козырьком дома увидела нахохлившегося голубя. Им было холодно, как и ей. Веронике казалось, что ещё немного, и она превратится в ледышку…

— Что же вы дрожите здесь? Почему не проходите внутрь? — приятный мужской голос заставил вздрогнуть.

Женщина в ответ только пожала плечами. Говорить не было сил.

Незнакомец гостеприимно распахнул дверь, приглашая войти.

— Но им тоже холодно, — стуча зубами, всё же произнесла Вероника и указала рукой сначала на голубя, потом на котёнка. Она и сама не понимала, зачем это сказала.

Мужчина улыбнулся и ответил:

— Птицу отогреть не получится, а за остальных ручаюсь.

Спустя пару минут, Вероника пила чай с лимоном и мёдом, а Рыжик под столом лакал тёплое молоко.

Вероника чувствовала себя неловко. А как ещё должна себя чувствовать женщина, с которой ручьём текла вода. Поначалу она даже боялась присесть на стул. Увидев мокрые следы на дорогом паркете, внутренне сжалась. «Как бомжиха, — тут же пронеслось в голове. — И что я тут делаю? Да ещё не одна, а с котом».

— Ничего, ничего! — успокоил хозяин, прочитав растерянность на лице гостьи. — Уверяю, что в этом кабинете нет ничего дороже и ценней, чем ваше здоровье. Усаживайтесь поудобней, грейтесь, чувствуйте себя как дома.

Когда была выпита третья по счёту чашка чая, дождь как раз закончился, а Вероника засобиралась домой. Максим — так звали спасителя — любезно предложил подвезти до дома. Вероника и не думала отказываться. Но когда он открыл дверцу автомобиля,  вновь посмотрела на свою мокрую одежду и засомневалась:

— Вдруг салон испорчу?

Максим снова рассмеялся и махнул рукой. Довёз до самого подъезда. Вероника поблагодарила и быстро выскочила из авто. В подъезде вспомнила, что Рыжик остался в кабинете. Жаль, что больше никогда не увидит это пушистое сокровище. Только ему одному она и нужна в этом мире…

Вероника грустно вздохнула и толкнула дверь квартиры. Муж смотрел телевизор, дочь учила уроки. Навстречу маме так никто и не вышел…

На следующий день по дороге с работы Вероника всё же забежала в знакомое место в поисках своего нового питомца. И только сейчас прочла вывеску. Это было строительное управление. У самого порога нос к носу столкнулась со вчерашним знакомым.

— Королева дождя? — удивился Максим.

Веронику сразу бросило в жар. Зачем он так назвал её? Какая она королева?

 

— Я рад, что вижу Вас снова, — продолжал Максим.

Вероника едва справилась с волнением.

— Пришла поблагодарить за вчерашнее гостеприимство, а ещё хочу найти своего котёнка, — призналась женщина.

— А его искать не надо, — улыбнулся новый знакомый. — Он прекрасно обжился в моём кабинете. Хотел ещё вчера привезти его, только не знал номера Вашей квартиры. Вот и подумал: если он так дорог, найдёте сами…

Вероника только сейчас смогла рассмотреть своего знакомого. На вид Максу было лет под сорок. Высокий, симпатичный, кареглазый, с лёгкой сединой на висках… Но больше всего в нём понравились ямочки на щеках…

Просто так отпускать свою гостью Максим не хотел. А Вероника и не спешила расставаться. Они снова вместе пили чай и болтали без умолку, как старые добрые друзья. Как оказалось, Макс приехал в командировку из областного центра, жил в гостинице. Пробудет ещё месяц и снова уедет. Вероника ловила себя на мысли, что рядом с ним чувствовала себя безмерно счастливой. Ей совсем не хотелось домой, а ему в гостиницу…

Через некоторое время они уже вместе ужинали в уютном ресторанчике и наслаждались вечерней прохладой на летней террасе. Потом долго гуляли по Набережной, стояли на мосту и любовались красотами ночного города. Максим несмело обнял Веронику. Его прикосновение будто током ударило её и с жаром отдалось в сердце. Видимо, ухажёр почувствовал этот трепет, потому что сильнее прижал к себе и зашептал у самого уха:

— Мне кажется, что я тебя знаю сто лет. Почему так, скажи?

Вероника смело и откровенно посмотрела ему в глаза.

— Всё ясно, — ответила с иронией в голосе. — Это первые признаки, что ты влюбился…

Макс засмущался. Веронике самой стало неловко от своих слов. И вправду говорят: язык мой — враг мой. Хотела пошутить, а что вышло? Сама ведь тоже по уши влюблена…

Они целовались на мосту, как юные влюблённые, потеряв счёт времени, позабыв обо всём на свете…

Перемены в жене заметил Михаил.

Раньше Вероника не была такой привлекательной, как сейчас. Теперь он точно знал и чувствовал, что у супруги есть кто-то на стороне. Но после того случая, когда она под горячую руку выбросила все продукты из холодильника и перепачкала все его чистые рубахи, муж стал более терпеливым. Попусту старался не скандалить…

После встречи с Максом Вероника будто ожила. Она жила встречами, свиданиями, на крыльях летела к любимому. Возвращалась домой поздно. Если спрашивали, на ходу выдумывала разные отговорки. Ей не было дела до мужа — к нему любовь давно угасла. И воспитанием дочери не занималась. Лилька — папина дочка, в ссорах и спорах всегда принимает его сторону. Вот пусть отец и воспитывает. А у Вероники в голове — романтика. Иногда она сама стыдилась своих желаний и мыслей, но думать о любимом себе не запретишь…

Вероника знала, что Макс женат и у него есть сын. То, что у любимой женщины есть муж и дочь — не было секретом. Никто из них не давал друг другу никаких обязательств, они просто любили…

До отъезда оставалось всего две недели, когда любимый вдруг сделал Веронике предложение. Молодая женщина грустно улыбнулась в ответ.

— Ты серьёзно? — переспросила она. — А как же наши семьи, дети?

Макс, в отличие от Вероники, на всё смотрел оптимистично.

— Ника, ты хочешь быть счастливой? Прожить со мной в любви и согласии?

Женщина просто кивнула головой.

— Тогда за счастье бороться надо! — продолжал Макс. — Наши дети почти взрослые, они давно сделали свой выбор. Мы не можем постоянно жертвовать собой ради их блага.

Максим говорил убедительно. Вероника внимала каждому его слову, с доводами согласилась. Развод, значит развод.

 

Скоро Макс нашёл съёмное жильё, предлагал переехать. Максим решил остаться с любимой в её городе, с работой тоже было решено. На днях в его управлении обещали оформить перевод. Вероника в тот же вечер решила перевезти свои вещи. Тем более что муж был в командировке, повёз какую-то ценную аппаратуру в столицу. Не надо будет объясняться…

Когда она вошла в квартиру, Лилька, как всегда, сидела над учебниками.

— Пока папа не приедет, поживёшь у бабушки, — сказала Вероника, пакуя свои вещи.

Дочь неохотно оторвала голову от «науки» и удивлённо пожала плечами.

— Зачем? Я что, маленькая? А ты куда?

Вероника не успела ответить, как зазвонил телефон. На другом конце провода женский голос сообщил, что муж попал в аварию и находится в реанимации. Женщина обессиленно рухнула на стул. Несколько минут она была в трансе, не понимая, как воспринять новость. Ясно стало одно: никуда ей теперь не уйти…

Через несколько минут она вместе с дочкой и мамой ехала в больницу. В реанимацию пустили только Веронику. Остальные ждали за дверями в коридоре.

— Состояние слабое, — доложил врач. — Травма основания черепа не совместима с жизнью. Готовьтесь к худшему. По нашим прогнозам протянет максимум три дня…

Лицо и руки Михаила были сплошь в кровавых ссадинах. К нему был подведён аппарат искусственного дыхания, подключена капельница. Сдерживая слёзы, Вероника только слегка дотронулась до руки мужа и прошептала:

— Не оставляй нас. Ты нам очень нужен. Держись, мы рядом…

Вечером, когда Лилька с опухшими от слёз глазами улеглась спать, Вероника рассказала матери о том, что чуть было сегодня не ушла к другому мужчине. И о том, как она его безумно любит и теперь не знает, что ей делать. Ей сейчас нужен был дельный совет. Мама всегда была её лучшей подругой, с ней она всегда была откровенна.

— Может, ты запуталась, и мимолётное увлечение показалось любовью?

Но Вероника лишь горько вздохнула и отвела взгляд в сторону.

— Тебя, конечно можно понять, — продолжала мама. — Миша — мужчина с характером. Помнишь, я тебе говорила: не спеши за него замуж, присмотрись. Но ты всё всегда решаешь сама. И, тем не менее, тебя это не оправдывает. Все мы под Богом ходим. Прелюбодеяние — большой грех. Господь тебя уже наказал — и с любимым мужчиной тебе не быть, и, при ещё живом муже не жена и не вдова…

Вероника всхлипнула. Мама обняла дочь за плечи.

— О семье теперь думать надо, о дочке заботиться. Ещё неизвестно, в какую сторону повернётся жизнь. Я же со своей стороны помогу, чем смогу…

 

Окончание следует