«Парить я мечтаю!»

«Парить я мечтаю!»

09 ноября 2012, 14:00
693
Стихия музыки и слова завладела ею как-то внезапно, в один день. Готовые песни в душе звучали, почти не переставая, да так, что она даже встревожилась: словно кто-то свыше их диктовал. Взмолившись, просила небеса рассудить, как быть с этим бесценным даром? Позже, успокоившись, поняла, что это и есть та счастливая звезда, которая даёт ей крылья, успокаивает в трудные минуты, дарит надежду и радость сердцу. Впрочем, так ли уж внезапно проявляется талант? Может, он просто спал и его нужно было разбудить? Или в жизни боль души придавила так, что непременно захотелось праздника? Как бы там ни было, замечательно, что рождаются трогательные, задушевные песни и мы ощущаем рядом с собой талантливого человека. Взлетая, как птицы, песни будоражат сердца то радостью, то грустью, наполняя нежностью и любовью. Однако большая часть их так и не «расправила крылья», ожидая своего взлёта. Почему же так? Об этом и решила спросить самодеятельного композитора-песенника Анастасию Протосавицкую.

— Ничего не рождается просто так, — взволнованно рассказывает Анастасия. — Этому предшествовала почти целая жизнь, накопленные радости, горести, прожитый опыт. Ещё в детстве я очень любила петь. Мама моя работала полеводом и очень хорошо шила. К нам по вечерам собирались женщины на примерку одежды, прихватив с собой прялки. Часто эти сборы сопровождались задушевными песнями при лучине под отцовскую старинную гармонь. В то время у нас в деревне не было даже керосиновой лампы. Однако песни лились так, что их «света» было достаточно. Я как губка впитывала каждый звук, каждую ноту, оттенки голоса. Когда появилось радио, замирала в восторге от «Калыханкі». Без неё не засыпала. Обожала детские сказки и, читая их, представляла целые картины с большими дворцами. Это «видение» не покидает меня и сейчас. Мечтаю когда-нибудь иметь такой дворец.

Настя родилась на хуторе в Столинском районе, и всё её детство прошло на природе, которая красотой своей вдохновляла девочку на песни. Походы за ягодами, грибами всегда были с песнями. Когда среди высоких дубрав Настя оставалась одна, то давала волю своей душе, распевая так, что эхом вторил бор.

Порой представляла себя в красивом белом платье на сцене, и в такие минуты ей хотелось скорее вырасти и выступать в концертах. Начала петь в школе, участвовать в самодеятельности. Однажды выступала со своим отцом, что запомнилось ей надолго. Отец умел играть на баяне и иногда радовал своим умением. Однако музыкальный талант девочке, видимо, всё же больше передался от деда, виртуозного скрипача, слывшего в округе лучшим музыкантом и украшавшего своей скрипкой многие торжества.

Позже, когда Настя запевала любимую песню «Дурманом сладким веяло…», слушатели удивлённо отмечали схожесть голосов девушки и певицы Анны Герман. Просили спеть ещё, и Настя всё больше верила в свои силы.

Однако поступила учиться туда, где казалось практичнее и надёжнее. Получив экономическое образование в Столинском техникуме, по распределению уехала работать в Каменец Брестской области. Там вышла замуж. Прибавилось житейских хлопот, но желание заниматься музыкой не ушло. Начала учиться играть на гитаре, однако у мужа это вызвало протест. Гитару пришлось отложить в сторону. Позже закончила заочно институт народного хозяйства. Появились дети, но жизнь не складывалась, что в конечном итоге привело к расставанию.

Вернувшись на родное Полесье, с детьми обосновалась в Вульке 1, которая  стала для неё родным домом. Продолжала трудиться. Как нелегко растить троих детей, узнала сполна. Спасали огороды, грядки и свои натруженные руки. По вечерам ещё приходилось вязать, рукодельничать, используя полученные в детстве навыки.

Однажды, одолжив чужой велосипед, поехала на поле за картошкой и, везя тяжёлую кошёлку, очень напряглась на неудобном сидении. Когда сошла с велосипеда, ноги подкосились, и Настя упала. С тех пор и начались тяжёлые испытания, которым, казалось, не будет конца.

— Я не люблю рассказывать о своих бедах, — опустив виновато глаза, сказала Анастасия. — Мама нас учила никогда не жаловаться. Я и не жалуюсь, всё переживала сама, как могла. Помогали родные, люди, коллеги по работе. Была долгое время на инвалидности первой группы, прикована к постели, но сила духа и желание победить болезнь одержали верх. Позже мне поставили рабочую третью группу и приняли охранником на завод «Полесьеэлектромаш». Узнав, что у меня высшее образование, многие не понимали, как и почему я здесь оказалась, но мне было радостно, что я среди людей и востребована обществом. В то время на заводе кипела общественная жизнь, проводилось множество концертов, и я  снова начала петь — в хоре. Однажды наш руководитель хора Владимир Головко сказал: «Как бы нам обновить репертуар и написать что-то самим?» Я попыталась сначала сочинить стихотворение про снежинку, а потом родилась первая песня «Сложи мне песню о любви». Сейчас вам её напою:

Есть много песен о любви,

Свою с тобой мы не сложили…

Потом были ещё песни о любви: «Зачем меня околдовал, зачем любимой называл?..»

Вмиг навернувшиеся на глаза моей собеседницы слёзы не дали ей продолжать петь. Она отказалась вспоминать, почему так больно сжимается сердце. Продолжая разговор,  рассказала, как именно в то, «заводское», время словно водопадом стали рождаться песни. Ей стало легче преодолевать невзгоды, трудности, а когда звучали её песни, это добавляло жизни. Мастерила себе романтичные платья и, выходя на сцену, по-настоящему жила тем, что так трепетно лелеяла душа.

Сейчас у Анастасии более 140 песен. Поскольку на ноты они не перенесены, она старается их постоянно петь, чтобы просто не забыть. Смахнув грусть с лица и радостно улыбнувшись, запела:

Женщинам розы дарят — и пусть,

А я жду ромашки, в них солнца луч.

Цветы полевые так сердцу милы,

На них молодыми гадать мы могли.

Любит — не любит? Ревнует иль ждёт?

А может, другую себе он найдёт?

Я же ромашки к сердцу прижму,

На память о милом их сохраню…

Настя в песнях словно ожила и пела одну за другой, щедро делясь радостью. Песни настолько были хороши, проникновенны, что хотелось их слушать и слушать. Невольно возник вопрос: почему же большинство их лежат непрозвучавшими?

— Не удивительно, что на хорошую фонограмму песни нужны большие деньги, — тяжело вздохнув, признаётся Анастасия. — Я не раз выходила на опытных музыкантов. В Минске встречалась с Поплавскими, однако даже они пожаловались на слишком высокие цены за оформление песни. Вот и приходится мне их озвучивать так, как получается. Радуюсь, что под мою полечку танцуют в Вульковской школе:

Музыкант нам абяцаў польку-тапатушку

Падыграць у вольны час, возьмемся за ручку…

Люблю песни о своей родной земле. Когда мне тяжко, успокаиваю себя вот этой песней:

Родная зямелька хвалюе да слёз,

Край мой мілы сэрцу любы і ў мароз.

Чыстае вадзіцы з крыніцы пап`ю,

Мудрую матулю моцна абдыму…

Запалю агеньчык у печцы старой,

І няхай дзяцінства пабудзе са мной.

Слушала Анастасию, и не покидала грусть от того, что так ещё небережливо наше общество к талантам. Именно к талантам, поскольку, беседуя с Настей, дарование разу чувствуешь. В таких людях, говорят, есть Божий свет. Не переставала удивляться молодости её души, лиричности и любви ко всему живому. С глубокой нежностью рассказывала она о собачке, которая, приютившись сама на заводе, оберегала котёнка. Слегка смущаясь, вспоминала даже о том, как «понял» её голубь, которому надо было выбраться из замкнутого пространства. Когда же заговорила об аистах, снова разволновалась, едва сдерживая слёзы:

— Буслы! Как тяжело добывают себе корм, но такие джентльмены! Однажды в Вульке видела картину, которую не забыть. Был холодный день, шёл снег. Над гнездом — две головы, а он расправил крыло над своей буслихой и укрывает её. Я без слёз не могла смотреть. Потом и песня родилась об аистах:

Старенький домик с гнездом,

Аист с семьёй живёт в нём,

С юга весной прилетел

В снежный холодный апрель…

Анастасия, как из потайного ларца, доставала одну песню за другой и напевала, всё больше оживая и радуясь. Звучали песни и о родине, и о городе, и о любви, и, конечно, о милой маме, о которой она спела с особым чувством. Потом помолчала и снова запела:

Белою птицей парить я мечтала,

Часто смотрела на облака…

Анастасия ещё трудится на заводе, хотя трудовой стаж подошёл к завершению, но в ней живёт столько надежд, что, кажется, всё должно только начинаться.

— Меня всегда вела по жизни мечта и держала на плаву. Вот и сейчас я всё же верю, что песни мои будут услышаны, что у меня будет родовое поместье с садом и небольшим прудом. Я заберу туда свою маму, детей и буду снова строить семейное счастье!