Поди, разберись…

Поди, разберись…

07 февраля 2013, 17:00
2602
На ярмарке продавались «петушки». Те самые, из моего детства, сахарные «петушки» на палочках. Этакий советский «чупа-чупс». Думала, что их давно уже нет в продаже, а тут - на тебе!..

Ясно помню те ярмарочные дни, когда вместе с родителями наведывались «в город». И это притом, что живём почти в его центре! (Странные эти взрослые, навыдумывают всяких несуразиц, поди, разбери… Бабушка часто каламбурила «такова «се ля ви», и ей было до фиолетового фонаря, что это не совсем правильно. Главное, ей так было удобно.)

У родителей нас трое, а значит, покупать приходилось целых три «петушка» и три порции мороженого, как обычно. Подумать только, какие затраты! А ведь дешевле в те времена, думается, ничего не существовало, кроме коробка спичек. Благо, спички нам, детям, были ни к чему, и их не покупали.

Рядом с «петушками» и мороженым всегда были и другие сласти. Но «не про нас». Любая просьба купить какое-нибудь пирожное родителями воспринималась как невоспитанность и даже дерзость. Казалось, наша семья была самой бедной в мире. Глядя на детей, которым тоже покупали «петушки», я начинала их жалеть. А ещё отец говорил, что от пирожных болит живот. Жаль было вдвойне. Правда, оставалось непонятным, зачем тогда продают пирожные, зачем их покупают и едят…

В детстве многое было непонятно. Как-то, глядя на календарь, полюбопытствовала у матери: «А почему два Рождества? Как отличить католиков от православных?» Она почему-то ответила, что католики живут в другом районе. Получалось, что мы жили на границе этих районов, потому что наша соседка Женя была католичкой.

Как-то раз соседская девочка похвасталась красивым платьицем, которое её мама нашла внутри дивана. Ещё она сказала, что там много всего красивого, но мама говорит, что пока доставать всё это рано — надо подрасти. Когда та ушла, я решила «испытать судьбу» и тоже заглянула в диван. Но там, кроме папиного спиннинга и резиновых сапог, покрытых слоем пыли, ничего не обнаружилось, и я в очередной раз обиделась на родителей, что они такие бедные.

Ах, детство… Мыльные пузыри казались настоящим чудом. Они меняли цвет и могли высоко летать. А ещё они напоминали радугу. Радуга — самое большое в мире чудо. Она появлялась после дождя и то не всегда. Глядя на неё, хотелось загадывать желания, как при звездопаде. Но по ночам я сплю и не вижу, как падают звёзды.

А однажды та же соседская девочка показала мне «секрет». Она разгребла руками песок, под которым оказалось стекло. Сквозь него виднелось углубление в земле, устланное разноцветной фольгой, бусинами, искусственными цветочками… Ничего подобного я раньше не видела. «Это меня мама научила», — похвасталась та. И я поняла тогда, что мама уж точно не покупала ей дешёвых «петушков» и пирожных, от которых болит живот…

«Какая фольга тебе больше нравится, синяя или красная?» — спросила девочка, когда делилась со мной своим «секретом». Я не знала, что ей ответить, и чуть не заплакала. Не привыкла иметь возможность выбора. Рассказала ей про «петушки», и она мне посочувствовала. С тех пор мы стали лучшими подругами.