Тогда и теперь…
01 марта 2013, 12:00

Тогда и теперь…

Сельсоветов, возможно, не станет. Об этом заявила председатель Центральной избирательной комиссии в интервью телеканалу «Беларусь-1» вечером 3 февраля.
Поделиться

Возможность ликвидации сельских и поселковых советов обсуждалась на совещании у А.Лукашенко, посвящённом изменению избирательного законодательства. Лидия Ермошина не исключает упразднения сельских советов, поскольку «там очень трудно найти будущих кандидатов в депутаты и обеспечить потом работу этих представительных органов, обладающих довольно небольшими полномочиями». Она отметила, что землёй и другими богатствами распоряжаются вышестоящие уровни Советов и исполнительных органов. Напомним, что последние выборы в местные советы проводились в 2010 году. Тогда были избраны депутаты 1.288 сельских (15.342 депутата) и 56 поселковых (754 депутата) советов.

Насчёт «трудно найти будущих кандидатов в депутаты» сильно сомневаюсь. Попахивает неким лукавством. А вот с «небольшими полномочиями» не могу не согласиться. При этом нужно отметить, что типичный набор работников советов подразумевает наличие председателя, управделами, нескольких бухгалтерских работников и уборщицы. Председатель избирается из числа депутатов местного совета, но ни для кого не секрет, что он фактически назначается, а процедура избрания носит формальный характер. «Представительный орган» размещается в помещении или здании, на содержание которых также идут немалые средства.

Недавно один знакомый, весьма поверхностно знакомый с деятельностью советов, прочитав в газете о деятельности председателя сельисполкома, недоуменно вопрошал: «Они обеспечили кого-то там дровами и кому-то там забор отремонтировали. И это за целый год?» Пытаюсь объяснить, что забор никто из сельсоветских, конечно же, не ремонтировал, на это просто выделялись какие-то средства, а дровами снабжает тоже не сельсовет, а лесничество. Сельсовет — в роли некоего посредника. И так во всём. Туда мы идём за какой-то справкой и потом сами же её везём в нужную инстанцию, расположенную в райцентре. С таким успехом бумагу можно было бы получить и в городе. А сельсовет? Чьи только полномочия не подменяет — ЗАГСа, милиции, Госпожнадзора, налоговиков, землеустроителей, военкомата, коммунальников, экологов, школы, отдела статистики и т.д. Депутаты собираются на свои заседания, так сказать, по мере необходимости. Делают вид, что что-то решают.

 

Небольшой экскурс в историю. Интересуюсь у представителей старшего поколения, а как было раньше. Например, как осуществлялось местное самоуправление «пры Польшчы»? Люди ещё помнят войтов и солтысов. Органами местного административного управления в то время были, во-первых, бургомистр с лавниками, во-вторых — войт с солтысами. И тот, и другой назначались правительством и им же финансировались. Были и гминные советы, которые действовали на общественных началах. Членами гмины считались все жители, проживающие в гмине, но в гминном управлении имели право участвовать в качестве избирателей только «совершеннолетние мужеского пола лица, не опороченные судом, без различия вероисповеданий, обладающие известным цензом по землевладению, по доходам или роду жизни и занятиям». Деятельность членов гмины исчерпывалась избранием солтысов (для деревень), членов гминного совета и трёх кандидатов в войты.

Войт являлся председателем гминного совета и единолично нёс полицейскую власть в самом обширном смысле слова. Для занятия этой должности был необходим известный образовательный ценз (4 класса уездного училища). Гминный совет действовал непрерывно; главные функции его — составление гминного бюджета, управление гминной собственностью, заботы по содержанию церквей, больниц, училищ, обсуждение вопросов о нововведениях и усовершенствованиях. Должности войта и членов совета — почётные и безвозмездные.

Каждая сельская гмина состояла из фольварков и деревень. Крестьянские деревни и колонии образовывали отдельные сельские общества (громады). Помещики и их прислуга не входили в состав громады. В её состав включались все, имевшие земельные наделы, в том числе мелкая шляхта. Сельский сход состоял из крестьян, имеющих свои усадьбы. В сходе участвовали и женщины, числящиеся собственницами усадеб и хозяйств. Сход собирался по созыву и под председательством либо солтыса, либо войта. Солтыс избирался сходом и утверждался начальником повета на 3 года. Будучи старшим в громаде, солтыс вместе с тем являлся помощником войта и полицейским чиновником.

В каждой сельской гмине четыре раза в год созывался сход, в котором участвовали совершеннолетние домохозяева мужского пола без различия сословия и вероисповедания. На сходах осуществлялись выборы должностных лиц, велась проверка их работы, осуществлялось распоряжение имуществом, принимались дисциплинарные меры, разрешались спорные случаи, проверялось гминное самообложение по сборам и повинностям.

Все должностные лица, кроме писаря, могли быть неграмотны. Гминные войты, солтысы и писари находились под непосредственным ведением поветового начальника. Роль войта двойственная: это выборный хозяин гмины и государственный чиновник, воплощающий исполнительную власть. Он отвечал за спокойствие и порядок, задерживал бродяг, вёл списки народонаселения, выдавал виды на жительство и паспорта, исполнял указы и распоряжения правительства, наблюдал за выполнением казённых и гминных повинностей, взыскивал подати, отвечал за пожарную часть, базары, постоялые дворы, гминные училища, больницы, богадельни, заведовал гминной кассой. Кроме писаря, в гмине могли быть сборщики податей, смотрители училищ и больниц, лесные и полевые сторожа, но в целях экономии эти должности совмещались и исполнение обязанностей зачастую возлагалось на войтов и солтысов.

Нисколько не идеализирую «польшчызну». Просто сравниваю. Один-два человека заменяли раздутые штаты. При этом выполняли задачи местного самоуправления ничуть не хуже. Без колоссальных финансовых затрат и, самое главное, не усложняя жизнь людей, а помогая им…