Километры судьбы

Километры судьбы

15 марта 2013, 12:34
854
За плечами 86-летней жительницы Микашевичей Анны Иосифовны Поддубняк сотни и тысячи километров жизненных дорог. Оглядываясь в прошлое, бабушка не верит, что всё это было с ней, и даже диву даётся: как ей удалось всё пережить, вынести? В одном Иосифовна уверена точно: ангел-хранитель был рядом…

Более чем полвека баба Аня прожила в Архангельской области. А попала туда вместе с родителями в годы сталинских репрессий. Коренных жителей деревни Дедовка, что в Житковичском районе, раскулачили и сослали на Север в 1935 году.

Записали в «кулаки»

Дед моей собеседницы отслужил при дворе Николая II ровно 25 лет. За хорошую и преданную службу его наградили золотом и серебром. Возвратившись из Москвы, решил обосноваться в Дедовке. Купил дом, землю, лес, домашний скот. Женился, обзавёлся семьёй. Через несколько десятков лет сменилась власть, а вместе с ней и отношение к зажиточным людям. «Кулаки» — так прозвали тех, кто работал на себя и свою семью. Всех, у кого имелись наделы земли, а в хозяйстве несколько коров и свиней, ожидало раскулачивание. Иосифовна до сих пор помнит, как люди в чёрном требовали показать, где дед спрятал царское золото и серебро. Потом всю семью вместе с малыми детьми (Анне было 4 года, брату — 2) выгнали из родного дома, объявив, что всё добро, и дом в том числе, теперь принадлежат советской власти. Родственникам же приказали не пускать изгнанников к себе и не оказывать никакой помощи. Не побоялся приютить отец матери, который жил в соседней деревне. Но и там в покое не оставили: молодой семье пригрозили высылкой. Когда всех раскулаченных на повозках отправляли на Север, как раз тяжело заболела мама. На лечение положили в Житковичскую больницу. Семью оставили в покое, но любые грехи, и зачастую чужие, тенью падали на невинных людей. Так случилось и с отцом Анны…

Всех отобранных у «кулаков» лошадей разместили в новой конюшне. Кто-то из мести  поджёг её. Сгорело всё дотла вместе с лошадьми. Подозрение сразу пало на отца. И если бы не свидетельские показания сельчан, неизвестно, сколько бы лет пришлось сидеть в тюрьме…

 В 1935 году ссылки избежать уже не удалось. Вывезли на Север, поселили на одном из лесопунктов, где отбывающие наказание валили лес. Там и застала Великая Отечественная война. Военные действия до Архангельской области не дошли, но холод и голод испытать довелось. Двести граммов хлеба и литр ржаной похлёбки — таким был дневной рацион семьи из четырёх человек. Получать еду каждый день ходили в посёлок, что располагался в четырёх километрах от лесопункта…

То ссылка, то тюрьма…

Отец валил лес, мать работала в детском доме. Дети ходили в школу, привыкали к чужой местности, осваивались. А в 1942 году в семью снова пришла беда — арестовали маму за то, что она посоветовала своим воспитанникам носить нательные крестики. Хотя дочь и сын были несовершеннолетние, маму посадили на десять лет. Отбывала срок от звонка до звонка — до 1952 года.

После окончания семилетки Анну определили в ФЗО учиться на плотника. Девушкам не давали самим выбрать профессию — за всех всё решали. После учёбы распределили отрабатывать в Архангельскую ремстройконтору. Хрупким девчатам приходилось не только стелить полы в новостройках, но и косить траву на берегах Северной Двины. За хорошую косьбу Анну премировали отпуском. Оказавшись дома, девушка передумала возвращаться в тесную общежитскую комнатку с крысами. За такой необдуманный поступок пришлось поплатиться свободой: Аню посадили в тюрьму на четыре месяца. После освобождения родные посоветовали уехать в Белоруссию. Приехала в Дедовку, поселилась к родственникам. Но ничего, кроме нищеты, не увидела. К тому же, не давали покоя и бандиты, которые постоянно грабили деревенских жителей, забирали последнее. Не подошёл девушке и здешний климат: из болезней практически не вылезала. Пришлось вернуться на Север. Вышла замуж, родила троих сыновей. Всю свою трудовую жизнь проработала кухонной рабочей в заводской столовой.

Родители Анны Иосифовны возвратились на родину в 1966 году. Через десять лет отца не стало, мать осталась одна. Родственники позвали жить в Микашевичи. А в 1989 году к ней  переехала из Архангельской области дочь.

Встретить свою старость моей собеседнице, увы, пришлось в одиночестве. К несчастью, там, на Севере, рано овдовела. Там же пришлось похоронить молодыми и троих сыновей. Но, несмотря ни на что, женщина находит в себе силы радоваться каждому дню. А скрасить одиночество помогает соцработник Любовь Александровна Афанасьева, которая помогает бабушке по дому, ухаживает за ней. За 20 лет женщины сроднились, понимают друг друга с полуслова. Жизнь не без добрых людей…