Его величество баян

Его величество баян

29 марта 2013, 11:34
2903
Когда долгими зимними вечерами отец играл на гармони и вся семья пела задушевные песни, ей казалось, что лучших праздников нет на свете. Стоило отцу отложить инструмент и отлучиться, как она, подкравшись, становилась на цыпочки и осторожно, с любопытством  касалась клавишей, раздвигала с опаской меха, чтобы узнать, откуда же льются эти захватывающие звуки и как рождаются мелодии... Потом отходила в сторону и долго любовалась волшебным инструментом, всё больше влюбляясь в него и радуясь тому, что он «живёт» в их доме.  Уже к шести годам играла на гармошке и отчётливо осознавала, что с этим инструментом никогда не расстанется. Так оно и случилось. Сегодня Елену Ивановну Колб - преподавателя Лунинецкой детской школы искусств, заведующую отделением по классу баяна и аккордеона - считают одним из самых талантливых педагогов, а сама она считает себя счастливым человеком, потому что посвятила жизнь музыке.

— Само слово «баян» даже сейчас создаёт приятные вибрации в моей душе, — восхищённо говорит Елена Ивановна. — Я представляю его ярким, искристым, радостным и бесконечно дорогим. Очевидно, то, что заложено в детстве, остаётся навсегда. Мой отец был самоучка, но играл на гармони великолепно. Звучащая в доме музыка вошла в мою суть. Когда я была ещё в детском саду, из Минска приезжали музыканты отбирать особо одарённых детей. Меня тогда отобрали, и я должна была учиться в школе в Минске. Однако мама не смогла расстаться со мной, посчитав, что я слишком мала и что можно учиться на месте. Я ведь была у мамы одна.  Потом она привела меня в музыкальную школу и хотела, чтобы я училась по классу скрипки или фортепиано. Я упёрлась: «Только баян, иначе ничего!» Так началась моя дружба с баяном.  Мне несказанно повезло, поскольку я занималась у Андрея Андреевича Жука — Музыканта с большой буквы. Он умел без давления научить многому в музыке, вносил постоянно что-то новое и вдохновлял музыкальными произведениями. В преподавании он воплощал просветительские традиции музыкальной интеллигенции, которые были характерны для одарённых людей.

Юная баянистка занималась с талантливым педагогом пять лет и, когда по окончании школы поступила в Минское музыкальное училище имени Глинки, её багаж музыкальных знаний сразу отметили преподаватели. К тому же ей и здесь повезло на педагога. Уже тогда  Мирон Иванович Була был лучшим педагогом училища. Сегодня, являясь заведующим кафедрой Академии музыки, он стал музыкантом мирового уровня, профессором, а многие его ученики — лауреатами международных конкурсов, обладателями множества наград. Четыре года обучения в Минском музыкальном училище для Елены стали самыми счастливыми в её жизни. Она вспоминает о них с огромной радостью и даже со слезами на глазах, будто жалеет, что не осталась там навсегда. Поинтересовалась у неё, так ли это?

— Если говорить искренне, то, безусловно, я очень хотела бы остаться в Минске, — признаётся моя собеседница. — Постоянный контакт с такими замечательными музыкантами, педагогами, наши незабываемые концерты, тематические музыкальные вечера, погружение с головой в музыку, познание глубин музыкальных произведений — всё это наполняло нас оптимизмом, пробуждало любовь к искусству. К тому же мы часто бывали в театрах, смотрели концерты и спектакли. Удивительная работоспособность нашего педагога, темперамент, импульсивная артистичная манера никого не оставляла равнодушными. Он вызывал у нас колоссальный интерес к музыке и всё больше убеждал в уникальности баяна как музыкального инструмента.

Выйдя замуж, Елена вернулась в Лунинец и начала преподавать в родной музыкальной школе. Однако стремление к совершенствованию и интерес ко всему новому стали основной чертой характера молодого педагога. Решила совершенствовать мастерство заочно, поступив в Академию музыки. Пять лет обучения в ней — и снова в качестве педагога выступал профессор  Мирон Иванович Була. Быть его ученицей для Елены Ивановны считалось особой гордостью. Приходилось упорно преодолевать стереотип отношения к баяну как принадлежности музыкального быта, предназначенной лишь для досуга. Всё больше изучала технические возможности инструмента, погружаясь в глубину его звучания.

— Современный баян даёт возможность играть многие классические произведения, — рассказывает она. — Здесь может звучать имитация фортепианной мелодии, органной музыки и даже скрипки. Раньше такой возможности не было. Сейчас можно сыграть даже произведения Гайдна. Постоянно слушаю, как виртуозно играют наши музыканты Александр Шувалов, Владислав Плиговка, ансамбль «Фестиваль». Баян могу слушать бесконечно и чем больше узнаю его, тем тоньше слышу оттенки звуков и красоту звучания. Вообще музыка даёт ощущение великого счастья. Часто, собираясь у Эдуарда и Ольги Белоусов, мы слушаем новинки музыки, обсуждаем последние музыкальные события, и в такие минуты осознаём, что мы счастливые люди, радуемся тому, что это счастье можем подарить и другим. Передавая свои знания и мастерство, обретаешь двойное счастье.

Обладая музыкальным талантом и знаниями, безусловно, Елена Ивановна могла бы занять достойное место в Минске, однако творческий подход к работе, умелые педагогические навыки сделали её незаменимой в музыкальной школе родного города, а ученикам её так же повезло, как когда-то ей самой.

«У нас нет проблем с набором учащихся на баян к педагогу Елене Ивановне Колб, —  не без гордости говорит директор Лунинецкой школы искусств Татьяна Георгиевна Санюкович. — Качество, постоянный поиск и совершенствование в преподавании сделали её отделение очень востребованным. Талантливого педагога по достоинству оценивают и сами родители».

— Когда я окончила музыкальное училище и начала преподавать, мне казалось, что я всё знаю, — иронично улыбаясь, говорит моя собеседница. — Как же я ошибалась! Как всё же много приходится познавать на практике. Каждый ученик — это целый непознанный мир. У каждого свой характер, свои возможности… Даже пальчики детей приходится изучать, чтобы правильно «уложить» их на инструменте. Каждый раз, когда приходит новый ребёнок, приходится начинать всё по-новому. Часто даже не знаю, как поступить, и приходится советоваться с более опытными коллегами. Когда ученик достигает каких-либо результатов, счастье непередаваемое. Был у меня ученик Саша Поживилко. Этот ребёнок был словно «сделан» для баяна. Он так виртуозно играл! Также делал аранжировки и даже писал свои музыкальные произведения. В конечном итоге стал стипендиатом президентского фонда по поддержке особо одарённых детей. К сожалению, позже выбрал другой путь, поступив в БГУ. Сейчас работает в банке. Елена Ковшик тоже стала стипендиатом этого фонда. Позже поступила в университет культуры и искусств, а сейчас работает в нашей музыкальной школе. Очень способная ученица и Ирина Буневич, которая уже учится в Барановичском музыкальном колледже. Когда мои ученики не просто играют, а вкладывают свою душу, создают образ, наполняются духовно во время игры, хочется плакать от радости. В такие минуты я осознаю ценность своего труда.

Быть счастливым человеком опытному педагогу даёт возможность не только музыка, но и материнство. Хотя супружество не принесло Елене счастья, она всё же смогла создать прекрасную семейную атмосферу. Две дочери унаследовали способности матери и тоже посвятили себя музыке. Старшая Татьяна — хоровик-дирижёр, младшая выбрала скрипку. Муж старшей дочери Виктор Круглик — музыкант и певец. Нетрудно представить, какими бывают семейные встречи у профессиональных музыкантов. Наверняка в таких семьях есть свои традиции?

— Мы как-то о традициях не думали, — смеётся Елена  Ивановна. — Ведь почти всегда вместе. Моя дочь Татьяна, зять Виктор и я работаем в одной школе. Дома мы тоже вместе, но это нам не мешает жить дружно и интересно. Мне очень повезло с зятем. Как могли так воспитать его родители, что он стал таким замечательным человеком?! Несмотря на свою интеллигентность, романтичность и очень добрый нрав, это настоящий мужчина, умеющий нас всех защитить. От него исходит надёжность. Я была у мамы одна и, когда её не стало, ощутила такую боль, такое одиночество, что не знала, чем это  чувство  погасить… Хотя боль унять трудно, всё же появление благородного мужчины в доме наполнило теплотой моё сердце.

Вся жизнь Елены Ивановны с рождения прошла в Лунинце, и ей действительно подходят слова: «Где родился, там и сгодился». Может быть, поэтому так небезразлична она к судьбе своей Беларуси, к развитию культуры, к поступкам людей и ко всему тому, что происходит вокруг. Не случайно, когда она возвращается от друзей из Германии, не может надышаться запахом Полесья.

— Звуки музыки, запахи — видимо, те субстанции, которые заложены у нас в генной памяти, — размышляет моя собеседница. — Как бы хорошо ни было в гостях, но, когда я приезжаю домой и меня обдаёт прохладой и запахом родных мест, душат слёзы. От этого ещё больнее становится, когда понимаешь, что как много нам нужно сделать, чтобы наш край был более цивилизованным и красивым. У нас в Беларуси огромная история культуры, которую нужно возрождать в полной мере. Уделяя внимание фольклору, на мой взгляд, слабо вскрываем пласты культуры более высокого уровня. Хотелось бы и более широкого присутствия белорусского языка. Красота природы, мелодичная речь, культура и искусство создадут достойный образ стране, и мы ничем не уступим нашим соседям.

Вернувшись к музыке, Елена Ивановна много рассказывала о своих учениках, их нежных незащищённых сердцах, о роли музыки в воспитании детей, об ответственности родителей и, конечно, о любимых музыкантах, их произведениях. Получив немалый опыт преподавания, она всё же сокрушается, что только сейчас в полной мере ощущает ответственность своей миссии. Ей кажется, что не хватит жизни, чтобы стать Педагогом с большой буквы. Может, поэтому и сегодня она полна планов, замыслов и стремлений, чтобы стать продолжателем дела своих прекрасных педагогов. Завершая разговор, она сказала:

— Музыка — это тот «язык» души, который находится за пределами её возможностей. Она наполняет сердца любовью, чистотой и светом. Я не жалею, что выбрала баян. Он стал моим «величеством».