Выбирать нужное, избегая негативных последствий

Выбирать нужное, избегая негативных последствий

31 мая 2013, 16:00
778
Вице-премьер Пётр Прокопович мечтает экспортировать 85% всей белорусской продукции, хотя за первые месяцы 2013 года экспорт сократился в 4 раза. Чиновники странным образом забывают, что 75% производимой продукции идёт ныне не за границу, а на склады. Нужна ли в таком случае Беларуси «модернизация по Прокоповичу» и почему власти отказываются от услуг «Европейского диалога о модернизации для Беларуси»? За комментарием обратились к экономисту Сергею Чалому.

— 85% экспорта — это шутка или серьёзное заявление?

— Судите сами: в самые лучшие времена — а это май 2011 года — нам удавалось экспортировать две трети продукции. Но фокус в том, что одновременно ставятся две взаимоисключающие задачи: чтобы увеличить экспорт, нужно ограничить внутренний покупательский ресурс, ограничить рост доходов. А правительство хочет решить сразу две задачи: рост и экспорта, и внутренних доходов. Хотя вся статистика предыдущих лет свидетельствует: рост экспорта возможен за счёт сокращения внутреннего потребления.

— Насколько эффективна «модернизация по Прокоповичу»? Давайте возьмем деревообрабатывающую отрасль, сосредоточенную главным образом в провинции. Если даже удастся выполнить приказ Лукашенко и модернизировать «Борисовдрев» до 7 ноября, получат ли борисовчане выход на новые рынки, включая европейский?

— Выход на западный рынок — очень сложная задача. Ведь эта модернизация предприятий — вынужденная, пожарная мера по спасению фабрик и заводов, которые начали резко терять конкурентоспособность. Невозможно провести настоящую модернизацию предприятий, не меняя систему управления, распределения ресурсов. Я вообще скептически отношусь к такой идее. О ней ведь ничего конкретного неизвестно, за исключением того, что 5 тысяч предприятий имеют бизнес-планы. Безосновательная экономическая «реконструкция» может принести больше вреда, чем пользы. Так что пусть эта идея лучше остаётся обыкновенным трёпом, чем реальным делом — так хотя бы не нанесут экономике большего вреда.

— В Брестской области есть «Пинскдрев» и «Ивацевичи-древ» — два крупных предприятия, от которых зависит судьба полесских городов. Можно ли реально модернизировать их, воспользовавшись опытом соседей?

— Можно использовать опыт той же Польши. Но ситуация у соседей лучше не потому, что там станки поновее. Дело в другом: в Польше есть собственник, которого нет у нас.

— А почему бы официальному Минску не использовать возможности «Европейского диалога о модернизации для Беларуси»?

— Я надеюсь, именно в эту сторону и дует ветер. Ведь как возник «Европейский диалог»? Госструктуры отказались участвовать в программе «Восточное партнёрство». Евросоюз, чтобы избежать дисбаланса с неучастием белорусских властей, инициировал «диалог». Именно в его рамках экспертные группы вырабатывают рекомендации для тех, кто принимает решения. В том числе и в экономике. Но власти восприняли и эту инициативу как идеологическое обслуживание оппозиции. И фактически сами себя исключили из новой перспективной программы… Ведь Европейский диалог о модернизации для Беларуси — это попытка поделиться опытом стран, которые уже прошли стадию Беларуси. С одной стороны, это большой минус, а с другой — колоссальное преимущество. Мы можем входить в будущие реформы как в супермаркет и выбирать для нашей экономики остро необходимое, избегая негативных последствий. Ведь соседи уже всё это проходили. Если появятся реальные экономические проекты, выработанные европейскими экспертами, под них найдутся и средства. Программа преобразований, выработанная европейскими экспертами, вполне может найти поддержку и Европейского банка реконструкции и развития, и мировых финансовых структур, в том числе МВФ.