Родная кровь

Родная кровь

07 июня 2013, 16:00
965
За окном дизель-поезда мелькали поля, перелески, дома и полустанки. Вера Степановна ехала с внучатами в райцентр - на рынок, за покупками. Семилетние близнецы Анюта и Димка всю дорогу молчали, лишь с интересом поглядывали в окно и то и дело выкрикивали: «Смотри, смотри, бабушка! Какая красивая берёзка!» или «Ой, какой прикольный кот на заборе! Ты видела, баб Вера?» Женщина согласно кивала и улыбалась в ответ. У детей столько эмоций, как будто впервые ехали по железной дороге! Вера обняла их, прижала к себе и в душе поблагодарила Бога за то, что они у неё есть. Ещё до недавних пор Вера Степановна считала, что Анюта и Димка - не свои, чужие внуки. Но, как оказалось, судьба приготовила ей сюрприз...

О Марине в деревне всякое говорили. Но больше всего сплетничали, что её дети вовсе не от мужа. Дескать, нагуляла, а замуж вышла с приплодом. Свои догадки сельчане подтверждали веской причиной: малыши-то совсем не похожи на отца! И потом, после развода бывший супруг сошёлся с медсестрой, что работала в ФАПе, и та уже второй год никак не могла забеременеть.

Разговоры разговорами… Как говорится, на чужой роток не накинешь платок. В деревне все на виду. Вера Степановна работала библиотекарем в школе. Идя на работу, проходила мимо дома, где жила Марина. Видела, как трудно ей одной поднимать детей. Виктор только в первое время перечислял копеечные алименты, а потом и вовсе отказался.

— Тебе с детьми достался дом, мебель. Что ты ещё хочешь от меня? — отчитывал однажды её экс-супруг возле магазина, на виду у сельчан. — У меня теперь другая семья. Как ты не поймёшь?

— А как мне детей кормить? — не отступала Марина. — Как одевать? Скоро в школу…

Виктор остановил её на полуслове, не дал договорить:

— Больше не жди от меня ни копейки. Я всё сказал…

От стыда Марина опустила глаза. А «зрителям» того и надо было. Снова зашушукались, засудачили…

Вера Степановна жалела Марину. Та работала зоотехником, успевала управиться в огороде, накормить живность, отвести детей в детский сад. Летом часто приходилось оставлять дома одних. За их безопасность не переживала. Анюта с Димкой были хорошо проинструктированы насчёт «пожарной безопасности» и как вести себя во время грозы. К тому же были хорошими помощниками маме. Пока Марина на работе, кролики и куры накормлены, огурцы и помидоры в огороде политы, в доме полы вымыты. Глядя на них, Степановна завидовала и мечтала о своих внуках…

 

Когда-то, ещё до армии, её старший сын Сергей и Марина любили друг друга. Все в деревне называли их женихом и невестой. Влюблённые решили, что сыграют свадьбу, как только Сергей вернётся из армии. Но не прошло и двух месяцев после того, как сын ушёл служить, а Марина вдруг засобиралась замуж за другого. Степановна попыталась с ней поговорить, выяснить причину размолвки, но вместо ответа девушка всучила в руки письмо от Сергея. Оно было коротким: «Прости, если сможешь! Кажется, я полюбил другую. От такой любви схожу с ума. Не суди меня строго. Давай останемся друзьями». Вере стало стыдно за сына. В письме отругала его. А Серёжка взял да и приехал домой в отпуск со своей новой пассией. Городская девица со слоем косметики на лице и длинными накрашенными ногтями не понравилась родне. Сама Вера едва выдержала ту неделю. Угождала гостье и терпела её только из-за сына. Ради него на многое закрывала глаза. Даже вспомнить стыдно… И то, как стелила гостям кровати по отдельности, а утром находила их в одной постели, и то, как они вместе ходили париться в баню…

Сын дослуживал в армии, а Вера только и думала о том, какая жена достанется её сыночку. Прошло время, Сергей вернулся один. Мать ни о чём не расспрашивала, но однажды подслушала разговор с другом.

— Катя оказалась не такой, как я себе представлял, — жаловался сын. — Очень скоро стал для неё «прочитанным романом» и она упорхнула в объятия к другому — богатому, обеспеченному. Жаль только, что по этой глупости потерял Маринку…

 

Несколько лет Серёжа не мог найти своё место в жизни. Работал в городе грузчиком, потом подался на заработки. Приехал домой только на вечер встречи выпускников и сразу решил остаться в родном колхозе водителем. Таким счастливым Вера давно не видела сына. Она уже точно знала, что он помирился с Мариной. Их любовь  вспыхнула с новой силой. За годы разлуки им многое довелось испытать, прежде чем осознали, что не могут друг без друга и всё, что случилось, было глупой ошибкой…

Теперь Серёжа подолгу пропадал у Марины, иногда привозил детей к маме, просил, чтобы присмотрела за ними. И то, как сын заботливо обходится с Анютой и Димкой, от Веры тоже не ускользнуло. А когда ребята звали его по имени, он, улыбнувшись в ответ, просил называть его папой. И тут же в деревне снова заговорили: не зря Виктор бросил Марину. И к экстрасенсам не ходи — Серёжкины дети! Вера никогда не вникала в сплетни, но тут почему-то прислушалась. Когда в очередной раз нянчилась с близнецами, присмотрелась, сверила черты лица по старым чёрно-белым Серёжкиным фотографиям и поняла: люди не врут. Анюткин нос, разрез глаз и черты лица Димки так напомнили Серёжку в детстве. Это её внуки, родная кровь…

Анюта с Димкой в одночасье стали своими — близкими, родными, дорогими сердцу внучатами. Соседи продолжали шушукаться за спиной, ехидничать. А Вера не скрывала своей радости. И даже сегодня, когда стояли на станции в ожидании дизеля. Сельчане интересовались, куда это она с Мариниными детьми направилась, Степановна гордо и смело отвечала:

— Вчера пенсию получила. Решила внучатам обновы в школу купить.

Люди смотрели на неё непонимающим взглядом. Где ж им понять смысл человеческого счастья?

 

Дизель следовал в обратном направ-
       лении. Внуки смотрели в окно, хрустели чипсами, запивали фантой и радостно посматривали на пакеты с обновами.

У калитки, как всегда, встретил Дозор. Весело виляя хвостом, лизнул руку хозяйке, потом подбежал к Анюте с Димкой. А в доме их уже ждали Сергей с Мариной. Близнецы хвастались покупками, примеряли и показывали то свитер, то костюм, то сарафан.

— Жениться вам надо, и поскорей, — глядя на сына с невесткой, сказала Вера. — Два месяца до школы осталось. Может, успеете переоформить детей на нашу фамилию.

Марина и Сергей переглянулись.

— Мы, конечно, уже подали заявление в ЗАГС, — сказала невестка. — Но, к сожалению, переписать детей на Серёжку будет не так просто. Думаю, что Виктор будет против. Как-никак, родной отец им всё-таки. У него с его новой женой детей нет, так он теперь Анюте с Димкой конфеты носит, задабривает…

Степановна сглотнула комок горечи, в груди защемило сердце.

— Так, выходит, это не Серёжкины дети? — Вера словно потеряла дар речи.

— И вы туда же, Вера Степановна! — невестка едва сдерживала эмоции. — Стала бы я врать? Вы ж меня знаете…

Только Сергей почему-то улыбался.

— Они все мои, — сказал он, обнимая и привлекая к себе Марину. — Ну и что, если у детей другая фамилия? Разве это имеет значение? Папой-то всё равно будут называть меня. А тебя — бабушкой…

Увидев блеск в его глазах, Вера успокоилась. Счастье сына — это самый главный смысл в её жизни…