Юность, опалённая войной
14 октября 2013, 11:50

Юность, опалённая войной

Полину Михайловну Юрцевич, что живёт по переулку Ровенскому в райцентре, нашёл легко. Здесь её знает каждый. Добротный дом и ухоженный огород - угадывается трудолюбие и хозяйская хватка владельцев. Узнаю печальную новость: уже третий год, как Полина Михайловна овдовела. Узнаю и то, что у моей сегодняшней собеседницы на самом деле ещё более редкое и экзотическое для нашего времени имя. По документам она Пелагея Михайловна.
Поделиться

Пелагея Сыцевич родилась в 1925 году в деревне Озерница в крестьянской семье. Кроме неё было ещё семеро детей. Отец любил и умел работать, содержал приличное хозяйство. С началом войны жизнь сельчан серьёзно изменилась. Шестнадцатилетняя девушка стала партизанской связной, разведчицей отряда имени Сталина бригады имени Кирова. На задания чаще всего ходила с двумя молодыми людьми — Сашей и Гришей. Посещали окрестные деревни, где дислоцировались немцы, железнодорожные станции. Общались с родственниками и знакомыми, иногда от них получали необходимую информацию. Чаще сами наблюдали за передвижением вражеских подразделений. Используя разведданные, партизаны планировали свои операции. Кто-то из разведчиков оставался на прикрытии, кто-то шёл к знакомым, если они были в данном населённом пункте. Ежедневный риск и угроза для жизни и при этом желание быть полезным в борьбе с врагом — обычное явление для той поры.
Но было и нечто непривычное для суровых военных будней — любовь. Да, именно она. Так случилось и с этими молодыми людьми. Пресловутый любовный треугольник. Теперь, спустя годы, Пелагея Михайловна это понимает. Александр сделал ей предложение, обвенчались в церкви одной из деревень. Когда стало понятно, что девушка беременна, то с разведкой пришлось покончить. Днём пряталась в замаскированном блиндаже, а ночью забирали в дом родственники, чтобы согреться. В положенное время родился мальчик. С ним тоже приходилось быть в лесу, в землянках, и только по ночам, чтобы не попасться на глаза полицаям, — в домах родственников. Стрессы и холод сделали свое дело. Малыш и мама часто болели. А через семь месяцев крошечный Вася умер. Как говорится, беда одна не ходит — и Александр вскоре умирает от тифа. И сына, и мужа похоронили в Красной Воле. Там же некоторое время Пелагея и жила.

После освобождения Пелагею Михайловну записали для отправки на работы в Россию. Нужно было восстанавливать разрушенное хозяйство. Друг покойного мужа Григорий Саввич Юрцевич предложил ей переехать в Лунинец и снимать комнату у него на квартире, обещал трудоустройство. В то время он работал директором «Заготскота». Через некоторое время Пелагее сделали паспорт, а вскоре молодые люди расписались. Оказывается, девушка ему нравилась, но он не стал мешать другу Саше и разрушать его семейное счастье. Но когда друг умер, то вполне мог претендовать на руку и сердце Пелагеи.
Григорий был очень трудолюбивым человеком. После семи классов польской школы закончил вечернюю десятилетку, затем поступил в техникум и работал на разных руководящих постах. Был мастером на все руки — столярничал, плотничал, даже бондарем приходилось быть. Строили дом. Помогали друзья по партизанскому отряду. Работать супруге Григорий не позволял, жалел, берёг. Обеспечивал семью сам. Только потом смогла она устроиться на работу.

Пелагея Михайловна работала в железнодорожной больнице 5 лет санитаркой, а затем 46 лет сестрой-хозяйкой. Сказалось военное лихолетье, а может, ещё какие-то причины были, но больше забеременеть не смогла. Хотя длительное время лечилась. Так и прожили вдвоём. Муж был добрейшей души человек. Никогда ни в чём не упрекнул супругу, помогал и поддерживал. Она отвечала взаимностью. Со свекровью сложились также очень хорошие, доверительные отношения. Делилась с ней и горестями, и переживаниями, и радостями. Добрая и отзывчивая женщина проявляла такт и уважение к невестке.
Однажды муж серьёзно заболел. Долго лежал после инсульта. Была ему поддержкой и опорой. Выходила — поправился и прожил 87 лет.

Пелагея Михайловна награждена орденом Отечественной войны, многочисленными медалями. Благодарна баба Поля лицеистам, которые навещают и помогают по дому. Приходит и соцработник. Когда был жив муж, а он имел 1-ю группу инвалидности, социальная помощь оказывалась в совершенно другом качестве. Теперь же Пелагея Михайловна обеспечивается соцработником на общих основаниях, по возрасту.

Идут годы, возраст и последствия военной молодости всё больше дают знать. Слабость и болезни ежеминутно напоминают о себе. Обращалась Пелагея Михайловна к медработникам, чтобы направили её на комиссию для получения инвалидности, но вопрос всё не решается. Стена непонимания и людская черствость причиняют дополнительную боль и страдания. Надеемся, что после нашей публикации районная медицина пойдёт навстречу заслуженному человеку.