Очень хочется поверить
06 февраля 2014, 15:11

Очень хочется поверить

Как-то довелось прочитать относительно православной Церкви, что в ней, как и во всём человеческом обществе, представлены совсем разные люди по своим характерам, но объединённые одной верой. Есть среди священнослужителей и очень строгие, и более добродушные, что ли. И это хорошо, потому что ведь и паства у них тоже различная. С кем-то нужно общаться построже, напоминая ему о страхе Божьем, а кого-то, наоборот, подбодрить, сделав акцент прежде всего на Божественную любовь к своему творению - человеку.
Поделиться

Один из священников, относящийся, судя по всему, к «строгому типу», сказал в интервью, что Божье благоволение в отношении каждого конкретного человека вовсе не означает потакания его запросам и прихотям. Сказано было образно: «Трудно представить себе распятого Христа, которого заботит состояние нашей сберкнижки». А ведь чаще всего мы просим именно земных благ — от здоровья и семейного благополучия до финансовой стабильности.

Так что же, всё так безнадёжно, и не стоит уповать на помощь свыше в земных делах? Но вот что пишет другой священнослужитель, архимандрит Савва:

«Греческие боги прославились своей привередливостью. Нужды маленького человека, как и он сам, мало интересовали небожителей. На божественное внимание, слабое и полусонное, могли рассчитывать лишь цари и герои, остальные жили слишком однообразно и угрюмо. Именно так эллины думали о своих богах и приносили жертвы, не рассчитывая на взаимность. Да и на что уповать маленькому человеку? Что в твоей жизни такого, чтобы боги обратили на тебя свой взор? Нам действительно нечего о себе сказать. Жизнь полна забот, суеты и волнений, а сядешь писать биографию — два абзаца, и то с трудом и через силу… Но настоящий переворот в самосознании человека совершило Евангелие. Вдруг открылось, и открылось Самим Богом, что Ему есть до нас дело. Он вовсе не решает за наш счёт какие-то космические вопросы или выравнивает баланс между ангелами и бесами. Всё гораздо проще — Ему интересно с нами, у Бога совершенно искренний и бескорыстный интерес к человеку. Нет, даже не к человеку — нет человека вообще — лично ко мне, лично к моему другу, к вам, к вашей доченьке, к вашему папе, маме, соседу, начальнику, президенту. Мы — маленькие люди — важны и значительны, и не столько в своих маленьких подвигах, сколько в крохотных радостях, достижениях, успехах, но и скорбях — незначительных, крошечных, не имеющих не только планетарного, но и районного масштаба. Мы — маленькие люди, людишки, мелкие, коротенькие, незначительные, но и Он Сам называет нас «малыми», как старший брат кличет чумазого карапуза — «малой», «мелкий» — с грубоватой любовью и стыдливой нежностью. Мы это прежде чувствуем, чем понимаем. В присутствии Отца так сложно удержаться, так хочется снова забраться на руки, снова стать самим собой… Ведь так и зовём мы Его в молитвах — «Отче наш», потому что имеем на это право — Он наш настоящий Отец, строгий, но любящий. Как хорошо быть с Отцом. Как хорошо быть маленьким и благодарным, и знать, что всё ему во мне интересно по-настоящему, не натужно, не из приличия. И если вам нравится собирать грибы, клеить кораблики, возрождать экономику страны, вязать шапочки у телевизора — вместе с вами радуется вашим маленьким радостям, плачет над вашим неизбывным горем, просто гордится вами — внимательный и нежный Отец, который любит нас по-настоящему и бескорыстно, у которого так тепло и безопасно на руках».

Нам, зачастую изнурённым и даже озлобленным жизнью, недоверчивым к другим людям, кроме разве что самых близких, сложно поверить в эти слова. Но так хочется поверить…