Вспоминая чернобыльскую весну…
25 апреля 2014, 10:26

Вспоминая чернобыльскую весну…

Буйство весенних красок наводит на мысль: в ту весну всё было так же. Только она разделила время на «до Чернобыля» и «после»... Мой собеседник Геннадий Сергеевич Столярчук немногословен. О себе и о семье говорит очень сдержанно. Обычная судьба, обычные люди...
Поделиться

Весной 1986-го Геннадий Столярчук защищал диплом. Однокурсник сообщил страшную новость: взорвался реактор в Тернополе (именно так). Только потом стало известно об аварии на Чернобыльской АЭС в непосредственной близости от Белоруссии. Особого переживания не было. Надеялись на пресловутую гражданскую оборону, призванную разрешить любые проблемы такого плана. А ещё всемогущая КПСС вещала на всю страну, что особых проблем не существует. Народ верил пропаганде.

Геннадий Сергеевич вспоминает, что в Гомеле тогда прошёл необычный дождь, вызвавший головокружение и слабость. Вскоре стала звучать правда о катастрофе в эфире западных радиостанций. Страха или паники не было. Но только потому, что не было информации об опасности и последствиях радиации. Хотя в семье росли маленькие дети. Дочке было 2 года, сыну — 3.

Памятна и первомайская демонстрация в Лунинце. А потом стала пробиваться правда о Чернобыле и его возможных последствиях. В городе было много военных, у которых имелись дозиметры, была возможность измерить уровень радиации. Геннадий Степанович был секретарём парторганизации станции Лунинец. Ожидали приезда в город заместителя министра здравоохранения, а в районе в это время работали эксперты из Ленинграда. На встрече с партактивом замминистра посоветовал не волноваться — все продукты чистые. А ленинградцы привели свои доводы, результаты собственных исследований. По их данным, уровень радиации в мясе превышал допустимые нормы в 200 раз. Геннадий Степанович говорит, что на родительской усадьбе на Залесье даже колодезная вода была радиоактивной. Сохранилась карта Лунинца того времени, на которой обозначено большое радиоактивное пятно в районе РМЗ.

Для всех работников станции Лунинец по настоящему авральным выдался следующий 1987-й год. Геннадий Столярчук в то время был начальником вокзала. Наблюдался массовый вывоз детей на оздоровление, многие взрослые также стремились уехать хотя бы на время. Штат станции не был рассчитан на такой пассажиропоток. Группы людей штурмовали билетные кассы. Напряжение было огромным. Доходило до того, что кассиры теряли сознание на рабочем месте, некоторые слегли с сердечным приступом. Состояние стресса продолжалось длительное время. Проблема снималась только тогда, когда стали формировать дополнительные поезда, снимать составы с других направлений…

Многое изменилось за эти годы. Всё меньше говорится о Чернобыле, о радиоактивном загрязнении и его последствиях. Программы оздоровления, в большинстве своём, свёрнуты. Контроль за чистотой продуктов, чаще всего, формальный. Хотя законы физики ещё никому не удавалось отменить.  Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть вокруг, вспомнить тех, кто ушёл из жизни или сражается с букетами болезней. Даже если официальная статистика ничего вразумительного не говорит по этому поводу.