Встреча
20 июня 2014, 15:00

Встреча

Виталик быстрым шагом подошёл к своей «Тойоте», открыл дверцу, сел и поспешно включил зажигание. Он слышал, как Лена что-то кричала ему вслед. Усилием воли заставлял себя не различать отдельных слов этого монолога-крика, воспринимать голос невесты как нечто постороннее, как просто неприятный «звуковой фон». Включил передачу и без раздумий тронулся. Голос Лены уже не был слышен, а он всё ещё звучал и звучал у него в ушах.
Поделиться

От чувства собственного бессилия, возмущения и обиды хотелось плакать. Сегодня он окончательно убедился в том, что Лена — совершенно не тот человек, с которым ему хотелось бы прожить до старости. Если поначалу их отношения были красивыми и безоблачными, то с того дня, как он попросил руки девушки, всё кардинально изменилось. Лена закатывала истерики по поводу и без повода, постоянно придиралась и что-то требовала, требовала, требовала… Поначалу Виталик думал, что всё это творится с девушкой от волнения перед предстоящей свадьбой. Старался угодить, понять, где-то не обращать внимания. Но у Лены были для него всё новые и новые «сюрпризы». Вот и сегодня она подняла крик из-за того, что его мама предложила отпраздновать свадьбу в ресторане, который, по мнению девушки, не подходит для неё «по уровню»…

И что теперь делать? Несколько месяцев постоянной нервотрёпки убили в его душе все те чувства, которые были поначалу. Конечно же, он и сейчас осознавал, что Лена — девушка красивая, во многом талантливая. Но то, что непреодолимо тянуло к ней поначалу, теперь исчезло. Напротив, хотелось как можно чаще избегать общения с будущей супругой, найти предлог, чтобы остаться ночевать не у неё, а дома… И что теперь делать? Он совершенно не хочет жениться, это ясно, как божий день. Но ведь пообещал, дал слово и Лене, и родителям… Да, не так он представлял себе их предсвадебные отношения. А что же будет дальше?!

«Тойота» вырулила из микрорайона, в котором жила Лена, выехала на трассу. Виталик постарался отогнать от себя гнетущие мысли и сосредоточился на вождении. Его родители жили в другом городе, и теперь ему предстояло преодолеть около сотни километров. Что ж, есть время обо всём поразмыслить. Включил любимую музыку, кондиционер. Привычный комфорт расслаблял и успокаивал.

За окошками автомобиля пролетали лесопасадки, поля, застройки частного сектора. Приближаясь к очередному населённому пункту, издалека заметил на обочине девушку. Стройная, высокая, светловолосая, она словно сошла с обложки журнала. Виталий без раздумий притормозил перед ней, приоткрыл окошко: «Вам куда?»

Девушка назвала город его родителей, и Виталик призывно распахнул дверцу. Первое время ехали молча. Водитель боковым зрением наблюдал за попутчицей. Было заметно, что девушка чем-то расстроена. Выражение досады на хорошеньком личике усилилось, когда из её сумочки раздалась трель мобильного телефона. Она достала телефон, сбросила вызов. Телефон зазвонил снова. Она проделала то же самое. Когда та же мелодия зазвучала в третий раз, Виталий не выдержал.

— Может, проще ответить? — спросил он.

— Не думаю, что вам понравится слушать всё то, что я собираюсь сказать человеку, который звонит, — грустно улыбнулась девушка. — Так что лучше я потом ему сама перезвоню.

— Ему — значит, парню? Или мужу? — полюбопытствовал Виталик.

Девушка кивнула.

— И что же он такого натворил, что вы не хотите с ним разговаривать? — Виталию вдруг стала по-настоящему интересна эта ситуация.

Девушка немного помолчала, видимо, раздумывая над тем, стоит ли рассказывать незнакомцу подробности личной жизни.

— Если вы не хотите об этом говорить, не будем, — почувствовал паузу Виталик и смутился. — Обычно я не так любопытен, а теперь… Просто сам только что от невесты. И тоже — после ссоры.

— А вы чего не поделили? — тут же заинтересовалась попутчица.

— Даже не знаю, как и сказать так, чтобы в двух словах, — Виталий задумался. Ему почему-то захотелось выговориться, поделиться наболевшим. Ведь родителям обо всём не расскажешь, а братьев, сестёр у него нет. Пробовал как-то намекнуть отцу на то, что, похоже, ошибся с выбором, но тот и слушать не стал. «Глаза видали, что покупали, — сказал, как отрезал. — Пообещал девушке жениться, так женись!»

— У нас скоро должна быть свадьба, — заговорил, старательно пытаясь привести мысли в порядок. — Понимаете, мы должны скоро пожениться. А мы постоянно ругаемся. Она всё время чем-то недовольна. И я… И мне…

— Совсем не хочется жениться, да? — закончила за него фразу девушка. И тут же выдала: — Так не женитесь! Кто ж вас заставляет!

Девушка сказала это так просто и естественно, что Виталий рассмеялся. Он представил лицо своей Елены в тот момент, когда она услышит от него такую «новость». Вот крику-то было бы!

Сам не заметил, как заговорил вслух. Попутчица на сиденье рядом, услышав последние слова, повернулась к нему всем корпусом и, не отрываясь, смотрела в лицо.

— Остановите машину. Пожалуйста, — сказала твёрдо, с нотками приказа.

— Зачем? — удивился Виталик.

— Надо!

Девушка говорила так твёрдо, что Виталику не оставалось ничего другого, как повиноваться. Он съехал на обочину, заглушил машину, повернулся к девушке:

— Ну? И чего мы стоим?

— Послушай, — девушка перешла на «ты» и сделала паузу, не зная, как его назвать.

— Виталий, — подсказал парень. — А вас, кстати, как зовут?

— Людмила, — ответила девушка и продолжила: — Послушай, Виталий. Если ты передумал жениться и не можешь отменить свадьбу только из-за страха перед невестой, это неправильно. Ведь даже если вы сейчас поженитесь, потом всё равно разведётесь. Стерпится-слюбится — это всё ерунда. Так не будет. Вы будете несчастливы. Оба. А если ещё родится ребёнок… Ты о нём подумал?

— Да какой ребёнок?! — Виталий от этой мысли даже вздрогнул. — С Лениным характером дети вообще противопоказаны!

— Вот видишь, ты даже не думал об этом, — продолжала Людмила. — Ты думаешь, если женишься сейчас, возьмёшь на себя ответственность за свои слова. Может, оно и так. Но пойми, ты ведь этим самым поступком снимаешь с себя ответственность за собственную жизнь. А это недопустимо.

Девушка делала ударение на каждое слово, говорила, как чеканила, фразы. У Виталика даже мороз пошёл по коже. У него словно открылись глаза, он как бы посмотрел на себя со стороны. Действительно, ну и дурак! Готов пойти на поводу у девушки, в которой просто-напросто ошибся!

— Каждый человек имеет право передумать, — Людмила говорила и говорила. — Даже если пообещал. Даже если в тот момент был уверен в своих словах. Так вот, честнее будет признаться в своих чувствах, чем скрыть от близкого человека истинные свои мысли. Да, непросто будет всё расставить по своим местам. Но, поверь, со временем сделать это будет ещё сложнее.

Девушка замолчала, молчал и Виталий. За какие-то несколько минут незнакомая девушка сумела навести порядок в его голове. Смущение и страх перед Леной, её и своими родителями рассеялись, и появилось сильное желание как можно быстрее «расхлебать» эту ситуацию.

— Ну что, едем дальше? — прервала молчание попутчица.

— Ага, поехали, — опомнился Виталий и снова завёл машину.

— Ты сама-то как такой умной стала? — спросил, взглянув на девушку.

— Горький опыт, — улыбнулась та. — На собственной шкуре прочувствовала всё то, что ты чувствуешь сейчас. Накануне свадьбы полюбила другого, побоялась отказать жениху, вышла замуж. Тот, кого любила и кто любил меня, сгоряча тоже женился на другой. И пошло-поехало. Теперь страдаем. Вчетвером. А хочется, чтобы жизнь была в радость. Так что… не повторяй моих ошибок!

— Н-да, — задумался Виталик. — И что ты собираешься делать?

— Начать жизнь с чистого листа, — просто ответила девушка. — В моей ситуации нельзя возвращаться в прошлое, ничего хорошего из этого не получится. Развожусь, жгу все мосты и переезжаю. А в будущем постараюсь быть умнее. Вот мы, кстати, и приехали. Останови машину вон перед тем перекрёстком, хорошо?

— Да, конечно, — Виталик снизил скорость. — Так что, мы с тобой так просто и расстанемся?

— Ну да! — рассмеялась Людмила. — А ты что, хотел, чтобы я пошла с тобой объясняться с невестой? Для храбрости?

Виталик тоже рассмеялся, вышел из машины и распахнул дверцу перед девушкой:

— Спасибо тебе!

— На здоровье! — улыбнулась та, махнула рукой на прощание и лёгким шагом пошла прочь. А Виталик ехал к родительскому дому и теперь твёрдо знал, как он будет жить дальше.