Второе издание романа «Отшельник»
04 декабря 2014, 15:40

Второе издание романа «Отшельник»

Поделиться

«Самая жгучая, самая смертная связь…»

 … До конца, до тихого креста

Пусть душа останется чиста. Н. Рубцов

 

   Белорусская проза последних десятилетий знала немало ярких, стремительных взлетов, за которыми стоят известные в литературе имена М. Стрельцова, А. Жука, Г. Далидовича, В. Рубанова…

   Сегодня, когда пружинисто набирает ход XXI век, этот ряд, который представлен далеко не полно, почитателей отечественной словесности радует новыми, еще мало знакомыми широкому кругу именами. Свое место среди них, безусловно, занимает имя прозаика Анатолия Резановича.

   Я нисколько не оговорился, сказав «занимает», ибо когда залпом прочитал вначале первое, а потом второе издание романа «Отшельник», выпущенное в этом году известным белорусским государственным издательством «Мастацкая літаратура», долго не мог прийти в себя или, как говорят на родине автора – Полесьи, «ачомкацца»…

   Непостижимо! Роман, написанный на добротном русском языке, по духу, мироощущению, характеру, что именуется одним словом – менталитет, вне всякого сомнения, является глубоко национальным произведением.       

   Проникновение автора в самые потаенные «закоулки» характера главного героя Степана Лосича настолько поразительны, что при чтении невольно забываешь о языке, на котором написан роман, отпадает потребность смаковать отдельные авторские находки, не хочется анализировать образный ряд – грань между литературой и жизнью стирается местами напрочь, поскольку ты становишься невольным соучастником человеческой трагедии, что вершится в глухой полесской деревне Ладорошь, в урочище Красный Берег с героями романа – Степаном, Ольгой, Анастасией…

   Ощущение того, что ничего более белорусского, написанного на… русском языке не читал до сих пор, не обманчиво, оно уже не оставляет тебя, и в этом одна из загадок истинно талантливого творения.     

   Анатолий Резанович досконально знает предмет, который описывает: трава ли это, дерево, лес, вода, букашка, птица, маленький волчонок…

   «…Через километра три наткнулся на свежие лосиные следы. Судя по ним, животных было несколько: три или четыре. И шли  они на лежку, так как их следы все время расходились. Это значит, что лоси ступали не след в след, как обычно, а двигались по дороге неторопливо, каждый в отдельности. Они щипали верхушки кустов, обгрызали кору молодых деревьев…»

   Здесь хотелось бы отметить, что далеко не каждый охотник, коим является и автор романа, сможет показать себя столь грамотным следопытом!

   Художественная правда и подлинность «Отшельника», сфокусированная Анатолием Резановичем главным образом на двух самобытных, истинно полешукских характерах – Лосича и Анастасии, на точных бытовых и пейзажных зарисовках, где нет ни капли фальши и надуманности, где стремительная динамика сюжетной линии напоминает распрямляющуюся пружину, невольно вызывает ассоциации с такими шедеврами мировой классики, как «Робинзон Крузо» Д. Дефо, «Старик и море» Э. Хемингуэя, «А зори здесь тихие» Б. Васильева.

   Концовка произведения, безусловно, делает честь авторской последовательности и разборчивости, не позволяющей ему, как большинству авторов, соблазниться на выгодный эффект, нравоучительство, надуманность, что в конечном итоге увело бы его от художественной достоверности.

   В этой связи невольно проводишь параллель с классикой, когда гений и мужество автора «Тихого Дона», очутившегося в примерно такой же ситуации – перед выбором, продиктовали концовку эпопеи отнюдь не эффектную, а такую, какая случается, как определило время, «раз в столетие».