Кому — вершки, а кому — корешки
06 января 2015, 15:30

Кому — вершки, а кому — корешки

Межлесье и прилегающие деревни были рекомендованы мне как настоящий морковный рай. Думаю, что здесь о полезном овоще знают всё.
Поделиться

Эта часть нашего района наиболее подходит для выращивания моркови. Осушенные болота превратились в урожайные земли. По мнению специалистов, именно эти торфяники наиболее подходят для выращивания конкурентоспособных овощей, которые отвечают требованиям рынка. Лёгкая почва способствует получению качественной продукции. Здесь морковь выращивают сразу несколько фермерских хозяйств, а также многие сельчане. Площади морковных плантаций зависят от разных факторов. Меня интересовали именно мелкие хозяйства. Не фермеры, которые полностью могут обеспечить внутренний рынок республики, а также экспортировать продукцию. У них и земля, и техника, и хранилища… Одним словом — размах.

В мелких хозяйствах всё по-другому. Приспосабливаются и выживают, кто как может. Участки иногда крошечные, техника старая, иногда кустарного изготовления, много ручного труда. Работают чаще всего семьями. Думаю, что через несколько лет частники окончательно изживут себя в конкурентной борьбе с фермерами. К примеру, у того же фермера Новицкого морковные плантации составляют более 350 гектаров. На сегодняшний день это один из крупнейших производителей моркови. У него имеется современный комбайн с высокой производительностью для уборки урожая. Выращивается морковь лучших сортов голландской селекции. В фермерском хозяйстве есть овощехранилища, а также линия переработки. Полезный корнеплод выращивается по современным технологиям. Имеются свои рынки сбыта. Куда уж частникам?

Мой собеседник попросил не называть его имя, снимать тоже не разрешил. О причинах такой «конспирации» могу только предполагать. Передо мной остатки морковных буртов: солома, перемешанная с выбраковкой. Видно, что человек совсем расстроен. Интересуюсь причиной. Он говорит, что накануне отгрузил морковь, но цена, по его словам «смешная»: 10 российских рублей за килограмм. Цифра мне ни о чём не говорит, и я задаю банальный вопрос: «Много это или мало?» На что получаю ответ: «Внутренний рынок перенасыщен, и полезный овощ сбывается перекупщикам, которые неуверенно ориентируются в валютных курсах. Поэтому и расчёт за продукцию производится с ориентацией на валюту России. С учётом экономических перипетий в этой стране и банковских передряг с валютой в Беларуси — это слёзы, а не деньги».
Решаюсь спросить о рентабельности. На что получаю опять же ответ, далёкий даже от всякого намёка на оптимизм: «Еле-еле свели концы с концами. Вернули вложенное».

Очевидно, для мелкого производителя настали не лучшие времена. Крупные хозяйственники берут объёмами и новыми конкурентоспособными технологиями. Мелким остаётся только надеяться, что повезёт с перекупщиком, который заплатит нормальные деньги. Но это скорее из области фантастики, чем реалии нашего времени.