И чужое болит…

И чужое болит…

01 сентября 2015, 08:29
562
Мария раскрыла кошелёк, пересчитала его содержимое. Два миллиона двести тысяч рублей. Из них надо внести коммунальные платежи. Это где-то около пятисот тысяч. Сто тысяч необходимо положить на Интернет, по пятьдесят - на мобильные телефоны мужу, сыну и себе, вернуть триста тысяч дочери - долг за прошлый месяц, уплатить за приватизацию квартиры четыреста тысяч рублей. А ещё отложить денег для сына-студента. Итак, остаётся где-то триста тысяч, а до аванса - долгие две недели. Женщина вздохнула. Как же трудно жить на одну зарплату, а ещё трудней быть главной кормилицей семьи…

«Тётя-тётя Кошка, выгляни в окошко. Ты живёшь богато, есть хотят котята…» — из телевизора то и дело доносилась жалобная песенка котят-попрошаек. Мария и сама не знала, почему она, взрослая женщина, смотрела этот старый мульт-фильм. Помнится, когда была ребёнком, до слёз ухохатывалась над некоторыми сюжетами. Особенно нравился тот момент, где Козёл объедает вазоны на подоконнике у Кошки. Вот и сейчас он вызвал смех. Глядя в телевизор, Мария невольно сопоставляла с мультяшной Тётей Кошкой и свою жизнь. Жили не бедно, ни в чём себе не отказывали. Но в одночасье всё рухнуло. Теперь хоть с протянутой рукой иди. Благо две старшие дочери были уже замужем, сами себя обеспечивали. Только младшенький сын Ромка учился на первом курсе в университете. А потому требовал к себе особого внимания. В том числе и финансового. 

 

Ещё год назад в семейный бюджет шли две зарплаты. Главным кормильцем семьи был супруг. Зарплата Марии была в два раза меньше. Они редко откладывали про запас и всё чаще, не жалея, тратили на обновы себе, детям и внукам. Холодильник просто ломился от разных лакомств. Их расположением пользовались родственники.

— Крёстная, а у меня скоро день рождения, — заранее по телефону напоминал крестник Никита. — Я хочу, чтобы ты подарила мне машину с пультом управления…

Маша тут же покупала подарок по заказу. В другой раз ему хотелось поезд и железную дорогу, радиоуправляемый самолёт… Все мечты крестника были осуществимы, с деньгами не считались. Безоговорочно всегда помогали и дочерям. Если не хватало денег погасить кредит или дожить до зарплаты, одалживали просто так и возврата не требовали.

 

Всё было хорошо, пока работал муж. Никто и не предполагал, что ему, опытному работнику с многолетним стажем, больше не подпишут контракт. Были времена, когда сокращали работников и раньше, но Маша и подумать не могла, что это коснётся их семьи. Было понятно, что другую работу в таком возрасте Сеня не найдёт. Жить на одну зарплату стало тяжело и невыносимо. Мария лишь тешила себя надеждой, что трудности временные и скоро всё закончится. До глубины души было жаль Семёна. Он то и дело сожалел, что на родном предприятии для него не нашлось места.

— Ничего. Тебя же не по статье уволили, — успокаивала мужа. — В другое место возьмут. Хорошие специалисты везде нужны.

 Сеня пытался устроиться на другие предприятия и организации. В открытую не отказывали, записывали номер телефона, обещали позвонить. Проходил месяц, второй, третий, а мужа никуда не брали. Семён упал духом, не зная, чем себя занять. Мария попробовала «пробить вакансии» по своим связям, но всё было тщетно. Становилось обидно до глубины души, ведь сколько раз помогала трудоустроиться знакомым, а когда пришлось ей, никто не помог. Мало того, так некоторые знакомые и друзья даже перестали с ней здороваться.

— Мы ещё долго так будем нищенствовать? — спросил однажды сын, открывая холодильник в поисках чего-нибудь вкусненького.

Ромка всё понимал, ничего не требовал, но было видно, что такие кардинальные перемены в их семейной жизни ему уже порядком надоели.

— Зачем так говоришь? — первым отозвался Сеня. — Да, у нас сейчас кризис, но мы не нищие. В жизни каждого человека могут наступить непредвиденные ситуации.

— Жизнь — она как тельняшка, — продолжила Маша. — Вспомни песню: «То полоска чёрная, то полоска белая…»

— Да это уже не полоса, а целая трасса, — недовольно хмыкнул сын. — А мы как будто зависли в этом пространстве неудач и невезений…

— Если бы это зависело от нас! Мы можем только надеяться на лучшее, — сказала Мария и, чтобы разрядить обстановку, предложила: — Хотите оладушек с повидлом?

 

Мария и сама не знала, кого она в первую очередь успокаивала — мужа, который не находил себе места, сына, которому хотелось жить, как и прежде, или себя. Сейчас от неё зависело многое. Ей надо держаться, но терпение уже на пределе. Казалось, ещё чуть-чуть — и от этой нехватки денег свихнётся, сойдёт с ума. Как-то на улице услышала разговор двух женщин. Те обсуждали богатую подругу, которая зазналась.

— Да, деньги портят человека, — подытожила одна из них.

«Нет, всё-таки деньги воспитывают человека», — мысленно не согласилась Мария. Человек без денег — никто. Вот и Маша уже не была такой, как раньше. Кризис сделал её скупой и практичной. Ехала как-то в дизеле. И когда по вагону, прося подаяния, пошёл слепой, привычно полезла в сумку за кошельком. Открыла, посмотрела и спрятала назад. Впервые она не решилась подать милостыню. Теперь каждая копейка была на счету.

Спустя время у сына порвались кроссовки, стала мала куртка, а купить было не на что. Если раньше магазины с вывеской «Секонд хенд — одежда из Европы» обходила стороной, то теперь, не брезгуя, зашла. Когда Мария принесла сыну куртку и джинсы, Ромка неохотно покрутил носом, но взял. Только сказал, что примерит их после стирки. А вечером, открыв шкаф, Маша вспомнила старые добрые времена. Раньше каждый месяц ездили в соседний крупный город за покупками. И дочкам, и сыну приво-зила полные пакеты обнов. Да и себя в этом плане не обделяла. Помнится, как-то поскладывала в пакеты одежду, из которой дети давно выросли, собиралась всё отнести к мусорным контейнерам. А когда вышла из подъезда, её окликнула мимо проходившая женщина.

— У Вас в пакете не одежда случайно? — спросила она со стеснением в голосе. — Вы только не подумайте ничего плохого…

Мария знала эту женщину. Она работала техничкой, муж — в магазине грузчиком. Жили в соседнем доме, растили пятерых детей на свои мизерные зарплаты.

— Да. Причём всё в хорошем состоянии, — подтвердила Маша. — Девчата мои выросли, сынок тоже. Если хотите, забирайте.

И Маша протянула ей два увесистых пакета. Многодетная мама обрадовалась, поблагодарила за помощь и напоследок попросила:

— Если вам будет что-то мало, приносите. У нас есть кому носить…

 

Маша снова вздохнула. Да, были времена. И себя обеспечивали, и людям помогали. А теперь самим бы кто помог…

— Крёстная, а у меня скоро день рождения? — крестник Никита вновь решил напомнить о своих именинах. — Ты купишь мне подарок? Я хочу мобильный телефон. В нашем классе уже все ходят с мобильниками…

Никита учился в первом классе. И, понятное дело, ему хотелось получить от крёстной, как всегда, дорогостоящий подарок. Маша вздохнула и развела руками.

— Ну, что будем делать? — спросила у своих домочадцев.

— Разбаловала ты их, — строго заявил Сеня. — Почему бы твоему крестнику альбом с карандашами не попросить? В его возрасте мы о другом и не мечтали. Вправду говорят, что к хорошему быстро привыкают…

— В самом деле, мам, — подал голос Ромка. — Ведь и он, и его родители знают, какая у нас сейчас ситуация. Это уже похоже на вымогательство…

А ведь муж с сыном были правы. Мария вспомнила, что в одном из магазинов видела хороший набор для юного художника: краски, карандаши, фломастеры, разные кисточки и толстый альбом. Чем не подарок! Действительно, хватит баловать. Отныне подарки будет выбирать сама!

 

Маша устало шагала с работы домой, когда её окликнул знакомый голос. Обернувшись, увидела ту самую женщину из соседнего дома, которой отдавала одежду.

— Слышала, что у вашего мужа проблемы с работой, — начала та издалека. — А нам в школу как раз завхоз срочно нужен. Я уже договорилась, чтобы вакансию для него придержали. Думаю, он справится. Правда, зарплата маленькая. Но на безрыбье и рак рыба. Пусть завтра утром подойдёт в приёмную…

— Не знаю, как вас и благодарить, — растерянно произнесла Мария.

— Что вы! Это вас надо благодарить, — ответила женщина. — Одевали, обували нас. Знали бы вы, как дети были рады вашим вещам. Мы-то на свои копейки ничего лишнего себе позволить не можем. Летом дача выручает, а зимой надеяться не на кого…

 

Маша шла домой и думала о том, что чужой, едва знакомый человек позаботился о них и не остался равнодушным к их проблеме. Выходит, и чужое болит…