Вторая, третья жизни…

Вторая, третья жизни…

26 октября 2015, 14:00
423
В конце 2007 года в райцентре появился очередной павильон по ремонту обуви. Бывший токарь Иван Сыцевич решил переквалифицироваться. Решил пойти  «на свои хлеба», но спина устала от поездок в Россию, - смеясь, поясняет он своё решение стать сапожником.

Обувных дел мастер

Идея заняться ремонтом обуви пришла на ум Ивану Ивановичу не спонтанно. До того, как в Лунинце начали появляться обувные мастерские, набойки изготавливать могли лишь те, кто был обучен токарному ремеслу. Ивану Ивановичу тоже довелось их вытачивать для супруги с дочерью.

«Когда работал водителем, рядом с БТИ открылась обувная мастерская, — припоминает Иван Сыцевич. — Так и возникла идея. Я был знаком с владельцем мастерской, Михаилом, который разрешил мне приобщиться на пару деньков к его рабочему процессу и выяснить, получится ли у меня этим также заниматься всерьёз. Но чтобы приняться за работу, нужны были немалые деньги (6.000 долларов по курсу). Что, если не получится?..»

«Песня хороша — начинай сначала?»

Обувщик не должен работать, как конвейер: подмётки, набойки, снова подмётки… Это, действительно, скучно. Чинить обувь — профессия творческая, всё надо доводить до ума: подкрашивать, подгонять, убирать следы клея, наждачки… Заказчик должен быть рад результату, забирать обувь, как с прилавка магазина. Поменять набойки, каблуки, супинаторы, прошить подошвы, сменить бегунок на молнии… Всё это надо сделать в кратчайшие сроки, понимая, что обувь нужна для носки.

На вопрос попадалась ли в руки необычная обувь, мастер припоминает, что иногда ремонтирует балетки для танцев. И продолжает: «Жаль, приутихла мода на «шпильку» и металлическую набойку на неё. Железный материал служил дольше, а полиэритан на шпильках требует более частой замены». Демонстрируя запас каблуков, среди которых самые высокие — высотой 18 сантиметров, Иван Иванович улыбчиво рассуждает: «Надеюсь, на них тоже появится заказчик. Ведь ничто так не стройнит женскую ножку, как «шпилька». Но… всё диктует мода. А работа мастеру всегда найдётся».

«Дамский угодник» —

данное название павильона вполне оправдано. В процентном соотношении, 30% ремонтируемой обуви — детская и мужская, остальная — женская.  Обувь принимается в ремонт «сегодня на завтра». Прошивка подошвы производится при помощи специального шила вручную из-за отсутствия спецмашинки, которая стоит приблизительно 15.000 (в долларовом эквиваленте). Молнии здесь также не заменяют по той же причине. «Хорошая машина стоит около 11.000, а китайская за 100 — не стоит даже таких затрат», — сетует Иван Иванович.

Даёшь новую жизнь!

«В среднем за день приносят до 15 пар обуви, — рассказывает Иван Сыцевич. — Кожаной среди них мало, в основном базарный кожзам».
Одну и ту же обувь порой сдают по несколько раз. Мастер охотно за неё берётся, ежели она подлежит ремонту. Иногда приходится отказывать, когда невозможно отремонтировать либо ремонт оказывается более дорогостоящим, нежели новая обувь. На вопрос реально ли продлить жизнь базарной обуви более чем на один год, отвечает: «Если год поносить, а на следующий поставить в тумбочку, то два сезона пара точно послужит (смеется). Хотя нынче кожзамы попадаются неплохие, едва отличимые от натурального материала. Такая пара вполне прослужит два-три сезона».

Предоплата обязательно? Только в тех редких случаях, когда данный заказчик подолгу обувь не забирает из ремонта, сдаёт много пар обуви и выкупает подолгу её. Забывают ли обувь в ремонте до следующего сезона? Да, бывает. «Бесхозная» обувь в мастерской имеется. Благо, хозяева рано или поздно появляются. В крупных городах при приёмке обуви в ремонт заполняются специальные бланки с указанием инициалов, контактных телефонов, состояния обуви. Местные же мастера надеются на добросовестность заказчика, относятся с доверием.

Бывают такие случаи, когда обувь от детей переходит родителям «по наследству». Приносят с просьбой укоротить каблук для удобства хождения, расшить в голенище… Не надо забывать, что обувь делается на колодке, при срезании каблука форма деформируется, носок может задираться кверху. Порой приносят обувь, которая пылилась несколько лет, и которую клеить бесполезно — из-за разрушения структуры клея. При сдаче в ремонт обнаруживается, что обувь вовсе не «пара», а разных размеров — и такое бывает! Сделать из двух пар обуви одну (поставить на босоножках тракторный протектор — фото вверху) удаётся редко! А ещё бывает, что человек верующий приносит обувь в ремонт с просьбой сегодня «не грешить» — ремонтировать в другие дни. Ему в ответ звучит такая шутка: «Я могу до завтра в тумбочку убрать, чтоб Ваша обувь даже «не видела», как я грешу».  

Советы от «маэстро»

Приносить обувь в ремонт следует просушенной и чистой. Ежели надо поменять набойку или каблук, понадобится в любом случае «пара» (для сверки). Чем больше «деталей» в обуви, тем проще её чинить (литую подошву заменить дороже, чем каблук). Подошву менять в обуви вообще дело неблагодарное: стоит примерно 300.000 рублей за пару и подогнать нелегко. Чистить обувь спиртосодержащими кремами не желательно — пересушивает. На обуви с гарантийным сроком первоначальные набойки лучше не менять, так как после этого на гарантийный ремонт обувь уже не примут.

«Не подлежит подклейке обувь, когда до этого заказчик самостоятельно пытался клеить её суперклеем, — констатирует мастер. — Зачистку склеиваемой поверхности от суперклея произвести невозможно, и текстура клея не должна быть разной, иначе не приклеится!.. А ещё не хотелось бы слышать такое: мол, мне ремонт подешевле сделайте, это мне на дачу носить. Или приносят в ремонт кучу обуви с просьбой сделать скидку за «опт». Материал-то нужен тот же и времени на работу столько же тратится. Делая скидку, я экономлю сам на себе».