Аист бросил мне перо…
04 декабря 2015, 14:30

Аист бросил мне перо…

В конце августа 2011 года аист покружил над моей головой и сбросил перо. Это был знак, что мне предстоит какая-то поездка или даже полёт. Обстоятельства сложились так, что через месяц, а точнее, 8 октября, я действительно полетела… в Италию.
Поделиться

     Родина Микеланджело и Данте встретила меня яркими вечерними огнями, летним теплом и улыбками друзей, моих земляков, работающих в этой стране.

     На следующее утро уже любовалась роскошным, утопающим в зелени и цветах городком Сан-Лазаро (провинция Болонья). Здесь впервые увидела, как растут гранаты на деревьях. Красные плоды свисали с веток, как ёлочные игрушки, и если дерево было маленькое, то и гранаты на нём были маленькие, а на большом, взрослом дереве — большие.

     Через некоторое время переехала в город Феррара. В пятнадцати километрах от этого «велосипедного» городка начала работать… бодантой. Боданте — от глагола бодаре, что означает заботиться. Забота, уход за старыми людьми — распространённая в Италии профессия. Но итальянки редко идут на эту тяжёлую работу. Бодантами становятся, в основном, страньеры (иностранцы), выходцы из бывшего СССР и других соцстран. Это украинцы, молдаване, русские, поляки, румыны, албанцы… Особенно много в Италии украинок. Медсёстры и акушерки, бухгалтеры и технологи, учителя и парикмахеры, портнихи и доярки, бросив свои «престижные» работы на родине, продлевают жизнь итальянским старикам. Украинскую «ричь», часто смешанную с русским матом, в Италии можно услышать везде: в автобусе, на почте, в магазине, на рынке и просто на улице. Украинки — выносливые, терпеливые, целеустремлённые, очень дружные между собой. Как правило, работают, не выезжая на родину, по много лет, стремятся сделать документы (вид на жительство), чтобы заключить контракт с работодателем. Тогда, как диктует закон, платят контрибуты (налоги) и со временем зарабатывают небольшую итальянскую пенсию. Они знают законы, умеют требовать и добиваться своего. Итальянцы считают их бравыми персонами и берут на работу охотней, чем, скажем, полячек или румынок. Работа с капризными, больными стариками накладывает отпечаток на здоровье, характер и даже на лица женщин. Они становятся более жёсткими, суровыми, чересчур сосредоточенными.

      Несмотря на серьёзные трудности, Италия притягивает. Беззаботная жизнь (знаешь одну работу), вкусная и здоровая пища с хорошим вином, внимательные непьющие мужчины, комфортность и простота быта, тёплый климат, немалые по нашим меркам деньги делают своё дело. Приехав, скажем, на год, женщина остаётся на три, пять и больше лет. Дома она уже не может жить, как прежде, и, потратив деньги, возвращается назад. Часто матери забирают в Италию и своих выросших, но не нашедших применения на родине детей: дочерей после неудачных браков, реже — сыновей, которым не так просто найти работу и в Италии, особенно сейчас, во время кризиса. Браки итальянцев с украинскими женщинами приветствуются. В отличие от итальянок, «наши» не боятся рожать детей. 

     В Италии много африканцев, китайцев, пакистанцев, марокканцев — в общем, людей всех цветов кожи и разных вероисповеданий…  Китайцы за стариками не ухаживают. Они торгуют на рынках, содержат магазины, бары, парикмахерские, другие заведения, вытесняя потихоньку своих конкурентов, т. е. итальянцев.

     Выходцам из Африки — зелёная улица. Правительство их поддерживает, оказывает помощь. Негры — большие попрошайки. Здоровые, хорошо одетые молодые люди ходят по домам и просят денег. В Италии просящих милостыню очень много, и не только темнокожих.

     Италия — яркая, пёстрая, очень интересная, разнообразная, мирная и … добрая страна. Влияние церкви чувствуется особенно. В каждом городе и посёлке при храмах созданы «каритасы» — пункты милосердия, где бесплатно и без всяких документов покормят, безработным выдают продукты, одежду. Есть ассоциация и по защите прав боданток. В Ферраре её представительство размещается в одной из церквей, а защищает наши права итальянец по имени Роберто. Он организовывает бесплатные курсы по изучению итальянского, помогает с работой, жильём, особенно молодым, летом помогает организовать отдых детей. Ассоциация называется «Надия». На праздники в «Надии» устраиваются концерты, можно просто провести свой выходной, почитать украинскую и русскую прессу. 

    Моя работа заключалась в уходе за 93-летней синьорой Терезой. Синьора Джаммариони Тереза приняла меня враждебно: долго не разговаривала, не допускала к кухне, не доверяла выдачу таблеток и пр. Обиженная на детей, которые не хотели, а точнее не могли с ней нянчиться, она не желала видеть и боданту. Сначала было трудно. Было ощущение невесомости, когда не на что опереться: ни дома, ни языка, ни даже знакомых. Понимала, что нужно «разговорить» старушку. Но как?.. 

Составив с помощью словаря несколько фраз на итальянском, спрашивала: «Хорошая ли у вас была свекровь? Есть ли у вас братья и сёстры? Помните ли вы войну?» Расслабившись после сытного ужина и выпитого вина, синьора с удовольствием ругала противную свекровь, которая «не дала ни одной вилки», диктатора Муссолини и очень хвалила своего работящего мужа. Почти не понимая того, что она говорит, я постепенно привыкала к итальянской речи, приучала к себе 93-летнюю итальянку и становилась уверенней. Другим моим шагом к расположению своенравной синьоры было то, что я попросила у неё… ниток. Она очень обрадовалась, что может быть полезной и может похвастаться, что «в этом доме всё есть» и что она очень аккуратная, трудолюбивая. Нитки, пуговички, другая нужная мелочь действительно были разложены красиво: по цвету, по сортам, по симпатичным футлярчикам и коробочкам. Вскоре моя синьора сказала: «Зови меня просто Тереза».

Составив с помощью словаря несколько фраз на итальянском, спрашивала: «Хорошая ли у вас была свекровь? Есть ли у вас братья и сёстры? Помните ли вы войну?» Расслабившись после сытного ужина и выпитого вина, синьора с удовольствием ругала противную свекровь, которая «не дала ни одной вилки», диктатора Муссолини и очень хвалила своего работящего мужа. Почти не понимая того, что она говорит, я постепенно привыкала к итальянской речи, приучала к себе 93-летнюю итальянку и становилась уверенней. Другим моим шагом к расположению своенравной синьоры было то, что я попросила у неё… ниток. Она очень обрадовалась, что может быть полезной и может похвастаться, что «в этом доме всё есть» и что она очень аккуратная, трудолюбивая. Нитки, пуговички, другая нужная мелочь действительно были разложены красиво: по цвету, по сортам, по симпатичным футлярчикам и коробочкам. Вскоре моя синьора сказала: «Зови меня просто Тереза».

«Просто Тереза» прожила с мужем более 60 лет. Муж умер в 90. В счастливом браке родились четыре дочери. Все хорошо вышли замуж. Живут в любви и достатке. Самой младшей дочери Симонетте — 58. Она «курировала» мою работу. По субботам приезжала из Болоньи, где жила с мужем, и закупала продукты на неделю. Она же выдавала мне зарплату. Одна из внучек синьоры Терезы была оперной певицей. Несколько раз и мне посчастливилось слушать её концерты. Но самым большим поклонником певицы Мари Пачи был её попугай Чико. Он пел ничуть не хуже своей хозяйки, а удовольствия доставлял гораздо больше…

      Самое главное в работе боданты — не готовить и не убирать в доме, хотя это тоже необходимо, а составлять компанию. Пока человек общается, он живёт. Так считают итальянцы. Несмотря на возраст, Тереза не нуждалась в особом уходе. Она сама себя могла обслуживать. Больше всего старая женщина боялась оставаться одна… Несмотря на сложный, строптивый, эгоистичный характер, пожилая итальянка не была просто старухой. Имея только начальное образование, Тереза производила впечатление грамотного, эрудированного человека. Она любила читать. Читала Библию, книги, написанные разными Папами (книги ей покупали зятья и дочки), журнал «Христианская семья», газету «Пенсионер», рекламы… Рекламы приходили каждый день по несколько штук. По ним можно было отслеживать скидки, сравнивать цены, выбирать более качественные и дешёвые товары…

     Тереза знала много песен, стихов, её речь была насыщена пословицами, поговорками, модными книжными словами, например, посибиле (возможно ли) и др. Тереза никого не умела слушать — все должны были слушать только её и во всем с ней соглашаться… Синьора Тереза любила смотреть телевизор, знала всех итальянских артистов и своими знаниями охотно делилась со мной. Она обожала Софи Лорен, покойную принцессу Диану, наследников бывших королей Савойи, которые живут сейчас во Франции, семью американского президента Барака Обамы, не нравился ей Берлускони. Лучшим комплиментом для Терезы было сравнение её с королевой Елизаветой…

      Мне тоже нравилось итальянское телевидение. Оно помогало в изучении языка. Нравились передачи об итальянской кухне, интеллектуальные игры, музыкальные шоу. По субботам поздно вечером слушала, как поют дети…

     Тереза не просто смотрела телевизор — она с ним разговаривала. Когда что-то недослышивала или недопонимала, спрашивала у меня (?!). Ежедневно набожная синьора смотрела и слушала мессу — церковную службу. Иногда заходила пожилая соседка Дина. Тогда они молились громко, вместе с телевизором. Волей-неволей «Отче наш» по-итальянски я выучила наизусть. Итальянский не труден в произношении, но грамматика сложная. Тем не менее, язык красивый, певучий. Край, местность, страна, где человек живёт, по-итальянски — паэзе. Паэзе, где я работала и жила год и два месяца, называется Понтелагоскуро, что означает Мост через чёрное озеро. Это в 15 километрах от Феррары.

      Хочется несколько слов сказать об удивительном, величиной с наш Пинск, городке Феррара. Его называют городом любви и влюблённых. Я бы назвала его музеем под открытым небом. Узенькие античные улочки, на которых нет ни одного дерева, но совершенно не жарко, множество церквей, соборов, скульптур. Основной вид транспорта — велосипед. Это символ Феррары. Главная улица — вия Гарибальди. Кого ни спроси — все её любят. Большое количество магазинчиков, баров, ресторанов и тьма народа: на машинах, велосипедах, пешком, с детьми, с собачками, боданты со своими старушками и стариками, толпы туристов… Итальянцы чтят и берегут свою историю. В одном из красивейших мест Феррары, в парке Массари , обратила внимание на старое дерево. Не знаю, какую историческую ценность оно представляет, может быть, сам национальный герой Джузеппе Гарибальди отдыхал под его кроной, но, чтобы оно не свалилось на отдыхающих, соорудили столько дорогих металлических подпорок, что невольно подумалось: мы бы спилили…

     Феррара лежит в низине. Существует легенда, что когда-то город полностью ушёл под воду. Его затопила река По. Но святая Тереза остановила воду и спасла Феррару. Эту легенду, тыча себе в грудь, как будто это она святая Тереза, часто рассказывала мне моя синьора…

Итальянцы очень вежливые, улыбчивые, отзывчивые, охотно помогают, если это не ущемляет их денежных интересов. Они умеют заботиться о своём здоровье. Едят много зелени, овощей, фруктов. Признают только оливковое масло и никаких майонезов. Не могут обходиться без макарон, вина, кофе. С одинаковым восторгом могут говорить как о каком-нибудь мясном рагу, так и о простом горохе или фасоли. К дорогому вину в ресторане вам подадут не только оливки, но и маринованные бобы, а жареные цветки тыквы или кабачка для итальянцев — деликатес. А ещё они любят комплименты. Нужно обязательно хвалить дом, мебель, кастрюли, причёски. Однажды похвалила детей соседа Терезы Массимо, и он с улыбкой и гордостью ответил: «Сделаны с любовью»… Мне кажется, итальянцы всё делают с любовью, любят и ценят то, что имеют: семьи, дома, дворики, цветы, палисаднички… Ни разу не слышала, чтобы кто-то из соседей Терезы кричал или ругался.

 Муж Терезы работал «в глубине земли» (наверное, шахтёром). Оставил дипломы, благодарности, даже золотые часы. Бабушка Тереза никак не может решить, кому из 4 внуков их подарить.

Пенсия у Терезы большая, из трёх частей: по возрасту, по инвалидности и половины пенсии покойного мужа. Тем не менее, старая итальянка постоянно ругает правительство за большие коммунальные платежи и малую пенсию.

Тереза верит в медицину. Пять раз в день принимает назначенные доктором таблетки,  раз в три месяца сдает анализы для контроля, обязательно осенью делает прививку против гриппа, пьёт много воды, как рекомендуют врачи, и совершает прогулки. Простудившись, лечится не таблетками, а горячим вином с сахаром. (Кстати, в кабинете терапевта нет медсестры. Доктор всё делает сам). Вино старая синьора обожает как красное, так и белое, но пьёт его, разбавляя водой. Один раз в месяц Тереза посещает парикмахерскую, после которой купается в комплиментах; раз в год дочки везут её в ресторан. Перед этими мероприятиями жизнелюбивая итальянка обязательно примеряет наряды: выбирает лучшее платье, украшения, обувь.

Тереза очень любит цветы. Эта любовь такая сильная, что растения более 2-3 недель не выдерживают. Старушка поливает их так, как будто выращивает рис, а не цикламены или герани. Когда мы прогуливаемся, Тереза ворует красивые цветы через заборы, требует, чтобы я ей помогала, и очень злится, если я отказываюсь. Когда никто не видит, Тереза срезает розы и под окнами своих соседей. Эти мелкие хулиганства не мешают набожной итальянке декламировать всем 10 библейских заповедей, одна из которых «Нон рубаре!» (не укради!)

Когда соседи спрашивают у Терезы, нравится ли ей её «компанИя», т.е. я, она отвечает: «Нравится, потому что молодая». Мне тоже нравилось, потому что была востребованной. А если человек востребован, он чувствует себя молодым. 

 На этом можно было бы и остановиться, но не могу не сказать о разделении мусора. Мусорницы на итальянских улицах стоят через небольшие расстояния. Они закрытые, удобно открываются и подписаны примерно так: 1) Пищевые отходы. 2) Листья, ветки, трава. 3) Что нельзя разделить. 4) Пластик. 5) Бумага. 6) Стекло, металл, керамика.

Реже можно встретить 7-й, красный, ящик для одежды и обуви. Потом её отвезут в церковь для бедных.

…Незабытыми остались и землетрясение, которое почти все лето пугало по ночам, и 40-градусная жара, и тревога за здоровье. Но жила надежда, что в этой тёплой, уютной стране всё будет замечательно. Так оно и вышло. Не хочу хвастаться, что хорошо узнала Италию. Не видела (пока) ни Рима, ни Венеции, ни балкона Джульетты в Вероне. Слишком мало было времени и возможностей, но успела полюбить Италию всем сердцем.

Розы там цветут даже зимой…