«Детям нужна мать. Даже не идеальная…»
11 декабря 2015, 13:15

«Детям нужна мать. Даже не идеальная…»

Героями публикаций в «ИП» люди становятся по-разному. Кто-то принимает участие в конкурсах и мероприятиях и потому попадает на страницы газеты, о ком-то просят рассказать наши читатели. Бывает, что руководители предприятий и организаций обращаются к нам с просьбой написать о подчинённых. И наоборот - подчинённые хотят, чтобы об их начальнике прочитал весь район…  
Поделиться

Иногда же люди сами обращаются в редакцию с просьбой написать об их жизни и судьбе. Случай с Юлией Плешко, жительницей д.Перуново, именно такой. Юлия пришла в редакцию, чтобы рассказать, с чем ей пришлось столкнуться в жизни и какие выводы она из этого сделала.

— Я родилась в Житковичском районе, — рассказывает Юлия. — У родителей было десять детей, пять братьев и пять сестёр. И все росли по интернатам. Отец пил, мать жила вольной жизнью. Дети им были не нужны. Я с шести лет воспитывалась в Житковичской школе-интернате. Там окончила восемь классов и вернулась в родительский дом. В 15 лет устроилась на ферму дояркой. Помимо этого, воспитывала маленького братика и племянника (на тот момент старшая сестра успела родить ребёнка и так же, как и мать, не занималась им).

 

Правда, потом, когда я вышла замуж, братика и племянника тоже устроила в интернат… На то время мой отец уже сидел, мать по-прежнему гуляла. То есть, как всегда, никакой поддержки со стороны родителей я не видела и не знала…

Мы жили у родителей мужа. Мне было 18 лет, когда родилась наша первая дочь. И если до этого мы с мужем жили вроде как хорошо, то теперь он начал выпивать и поднимать на меня руку. Потом у нас родился сын. Муж вёл себя по-прежнему. И я сама не заметила, как потянулась к бутылке… За короткое время стала настоящей алкоголичкой.

Дочке было 6 лет, сыну 4 года, когда их у меня забрали в социальный приют. От меня все отказались, даже соседи перестали здороваться. Я пила, вела ужасный образ жизни. Сейчас жутко об этом вспоминать…

Я забеременела третьим ребёнком…  И при этом выпивку не бросала. Не понимала, как можно жить дальше, не видела для себя выхода из создавшейся ситуации. Неоднократно думала про суицид. Да что там думала — даже пыталась отправиться в мир иной… Не получилось…

Третий ребёнок оказался в Доме малютки в Пинске. Старших детей на то время забрали к себе свёкор со свекровью. Мне не разрешали с ними видеться, даже подходить к ним. Я пила, не раз меня задерживала милиция. Мне не было чего есть, не было денег. Собирала щавель, макала в соль и ела. Иногда подрабатывала у фермеров на уборке лука и сама ела этот лук… Выглядела, конечно же, соответственно.

 

Однажды свёкор сжалился и дал мне пообщаться с детьми. И когда я разговаривала с ними, держала на руках, слышала, как они просят меня забрать их, во мне что-то перевернулось. И в тот день, в тот миг я поклялась сама себе, что изменю жизнь и верну своих детей.

Целый год ходила по различным инстанциям, собирала нужные документы. Устроилась на работу в местный СПК. Перестала пить.

Наконец меня восстановили в правах на детей, выделили дом от СПК. Муж вернулся, мы стали жить все вместе. Но он по-прежнему выпивал, и я тоже срывалась, снова бралась за рюмку…

И вот тогда я познакомилась с верующими людьми. Стала посещать служения в церкви христиан веры евангельской. Поняла, что муж не хочет жить той жизнью, к которой я стремилась. Мы окончательно разошлись…

 

Теперь я живу совсем по-другому. Признаться, даже не думала, что такое может быть. Встретила хорошего человека, снова вышла замуж. Родила ещё одного сыночка, и государство выделило мне, как многодетной матери, дом. Недавно отметили новоселье…

У меня всегда была мечта — построить церковь. Я хотела, чтобы ко мне за помощью приходили такие же, как я когда-то, несчастные люди. И теперь моя мечта сбылась, хоть и в несколько другой форме. Одну комнату в доме я выделила специально для служений. Поскольку в нашей деревне церкви ХВЕ нет, верующие собираются у нас…

Старшей дочери Кристине сейчас 18 лет, она уже работает в Пинске. Эдуарду 16, он учится в сельхозколледже. Никите 12 лет, он учится в Ганцевичской школе-интернате, дома бывает только на каникулах. На его здоровье не могла не сказаться та жизнь, которой я жила, будучи беременной… Но Никита меня иначе как мамочкой не называет. Не обижается…

 

Младшему, Игнату, четыре годика. Это наш любимчик, наше солнышко. Когда я родила его, поняла, что такое настоящая материнская любовь. И вместе с тем осознала весь ужас своего поведения по отношению к старшим детям…

Когда отлучаюсь из дома и Игнат по телефону спрашивает: «Мама, ты скоро придёшь?», у меня сердце сжимается. Потому что знаю: на свете много матерей, которые, как я когда-то, забывают о своих детях. И я хочу сказать всем: не бросайте детей, мать им никто не заменит. Ни бабушки и дедушки, ни учителя и воспитатели, никто. Детям нужна мама! Даже если она не идеальная…

 

Когда я вернулась к нормальной жизни, ходила по деревне и просила у всех прощения. Да, меня осуждали, от меня отворачивались. Но ведь я это заслужила…

Мы с мужем купили машину, у нас огород, хозяйство. Я развела цветы и в доме, и на улице. Посадила много роз, и они все принялись…

Я уверена в себе, уверена, что не вернусь к прошлой жизни. И я очень жалею таких, какой была сама. Болит душа, когда вижу на улице пьяных… И так хочется помочь. Но это невозможно, пока они сами не захотят принять эту помощь. Молюсь о них, молюсь обо всех людях. Дай Бог всем здоровья и добра…