Одна судьба на двоих

Одна судьба на двоих

Зое всё не нравилось. Когда малышка плакала, делала вид, что не слышит. Нина ругала её, взывая к материнскому чувству, но дочь лишь сухо отвечала:- Я устала от её бесконечных воплей. Ни сна, ни отдыха. Голова кругом…От этих слов у Нины даже сердце ёкнуло. Они напомнили ей разговор двухлетней давности, когда Зоя бросила Таню. - Не дай Бог, ты её оставишь, как когда-то Танюшку, - выкрикнула Нина дочери в лицо, побелев от злости. - Слышишь меня? Знай, если это случится, дорога домой тебе закрыта!

Окончание. Начало читайте тут.

Но ни дети, ни материнские угрозы так и не смогли остановить Зою. Когда Нина пришла вечером с работы, Анатолий с Танюшкой тщетно пытались успокоить плачущую Ксюшу.
— Прихожу домой, калитка раскрыта, дверь в дом не заперта, — рассказывал супруг. — Ксюша плачет, а Танюшка её качает в кроватке. Зойки нигде нет. Соседи видели, как в сторону автобусной остановки подалась…
Нина взяла малышку на руки, прижала к себе, и Ксюша сразу затихла.
— Может, Зойка ещё вернётся? — сказал супруг, чтобы хоть как-то успокоить жену. — Как думаешь?
— Сам-то в это веришь? — ответила жена вопросом на вопрос.
Анатолий лишь опустил голову. Он переживал не меньше её.
— Почему у нас дочь такая? — только и сказал муж. — Как вспомню её маленькой, с косичками да бантами, сердце кровью обливается. Ведь она такой не была. И мы такому её не учили…
Казалось, ещё чуть-чуть — и он заплачет.
— Была — не была… Что теперь думать-гадать? — Нине поскорей хотелось закрыть эту тему. — У нас с тобой одна судьба на двоих, одна дорога. И теперь не причитать нужно, а подумать, как девчонок растить будем.

Танюшку отправили в детский садик. С Ксюшей нянчились поочерёдно. Нина от усталости валилась с ног. Мечтала отдохнуть и выспаться. Анатолий же как настоящий мужчина старался поддержать и помочь, насколько хватало его сил. Так, в заботах и трудностях, вырастили и Ксюшу.
А спустя два с половиной года у них появилась ещё и Вероника. И тот день Нина с Анатолием вспоминают, как в страшном сне. Нина была на работе, когда раздался телефонный звонок.
— Это из роддома беспокоят, — говорил женский голос. — Ваша дочь родила вчера, а сегодня сбежала. Ребёнка оставила, представляете?
После всего пережитого представить картину было нетрудно.
— Что нам делать? Девочку забирать будете? — донеслось с другого конца провода.
Конечно же, малышку они забрали. А иначе как жить, зная, что твоя внучка скитается по детским домам?
— Ничего, где двое, там и трое, — говорил Анатолий. — Было б здоровье — вырастим!
Его оптимистичное настроение временами радовало Нину. Дети росли, старшенькая пошла в школу. Справлялись вроде…. Вот только денег катастрофически не хватало. Из-за этого даже сын с невесткой обижались. Они недавно поженились. Родители невестки подарили им квартиру в городе, а Нина с Анатолием — холодильник. Прошло всего ничего после свадьбы, когда Виталик попросил у них денег на новую мебель. Раньше никогда не отказывали, а сейчас…
— Рады бы помочь, сынок, но Танюшке нужно купить новую школьную форму, Ксюшу одеть с головы до ног. Ведь тоже пойдёт в первый класс. А Веронике обувь пора менять. Всё мало стало. Растёт…
— Ничего другого от вас и не ожидал, — хмыкнул Виталик. — Зойка живёт в своё удовольствие. Только и знает, что байстрюков вам подбрасывать. А вы с ними возитесь…
Нина строго взглянула на сына. Сейчас за него говорила обида, злость. И она как мать это понимала.
— Не смей так больше говорить о детях, — только и сказала Нина. — Они и так жизнью обижены. Ни отца не знают, ни матери. Это наша с отцом судьба, наш крест. И нам его нести. Будут деньги, поможем. Но не сейчас…

Однажды, когда внучата улеглись спать, Анатолий неожиданно предложил:
— Давай продадим дом, заберём девчонок и уедем отсюда куда-нибудь подальше. Иначе наша дочь-кукушка забросает нас детьми. Согласись, что мы уже в том возрасте, когда пора подумать о себе. Много внуков — это хорошо. Но чтобы растить их самим — такую картину мы себе не представляли. Танюшку, Ксюшу и Веронику мы никогда не оставим. Они уже наши. У них фамилия наша и моё отчество. Но я боюсь себе представить, что появится ещё четвёртый. Сама знаешь, от нашей дочери можно ожидать что угодно…
Встретив непонимающий и настороженный взгляд жены, Толя пожал плечами:
— А что тут такого? Надо же что-то делать. Или ты до самой старости хочешь Зойкиных подкидышей нянчить? Наша дочь заслужила это своим наплевательским отношением к нам и своим детям…
Нет, конечно же, не о такой жизни мечтала Нина. Им с Толей всего по пятьдесят с хвостиком, а чувствовали себя 80-летними стариками. И сердце уже у обоих барахлит, и нервы шалят, и давление скачет — Зойкины похождения вылазят боком.
Муж был прав. Делать что-то надо. И единственным выходом в этой ситуации было — бежать. Уехать куда-нибудь, лишь бы подальше от Зойки и её проблем. Нина закрыла глаза. Боже! Как же хочется простого человеческого спокойствия!

Через Интернет нашли работу и жильё в одном агрогородке, правда, в другой области. Но это ничего. С переездом обещали помочь.
— Там есть детсад, школа, амбулатория, — рассказывала Нина коллеге по работе. — В общем, всё, что для жизни нужно. Так что скоро уедем. Осталось вещи упаковать…
— А я бы из своего родного дома никуда не поехала, — ответила на это Тамара Петровна. — Ещё неизвестно, как там сложится. Здесь ты всю жизнь прожила, люди тебя все знают, и ты их. А там привыкать придётся. И потом, что от своей дочки бежать? Легче от этого всё равно не станет…
Петровна вздохнула и продолжила:
— Не беда, что дочка твоя — кукушка. Зато твои внуки растут при тебе, любят вас, мамой и папой зовут. А вдруг Зойка снова беременная или с дитём на руках домой придёт, а здесь чужие люди. Кто приютит? А так, что ни говори, родители простят, примут, отогреют, помогут. На то мы и родители. Крест у нас такой. Разве от себя убежишь? Твои проблемы тебе же и останутся. Никто их не решит за тебя.
Нина слушала и молча роняла слёзы. Как же Петровна была права!
— Знаешь, мне совсем не хочется никуда уезжать. Тем более продавать дом, — заявила вечером Нина мужу. — Слишком много хороших воспоминаний с ним связано.
Анатолий обнял жену за плечи и тихо прошептал:
— Мне тоже. И Зойку жалко, не чужая же. Будем надеяться на лучшее. Даст Бог, всё образуется…
С тех пор прошло два года. Зойка так и не вернулась. Дошли слухи, что она нашла себе нового богатого ухажёра и у неё жизнь наладилась. А надолго ли её хватит, время покажет.