Сердце помнит

Сердце помнит

21 августа 2016, 16:29
44
Ну вот зачем ей этот Генка? Нормальных парней в городе нет, что ли? Вежливых, толковых, спокойных и уравновешенных? Нет же, выбрала себе чудо из чудес. Не кавалер, а сплошной сюрприз. То он ночью пытается забраться через окно к своей возлюбленной, то на асфальте под подъездом пишет красноречивые признания в любви. А последний «подвиг» так и вовсе поверг в шок. Генка поздравил в районной газете с днём рождения её, Галину, маму своей невесты. И под вполне невинными и допустимыми пожеланиями здоровья и счастья подписался не иначе, как «зять»!

Что-что, а такую наглость Галина стерпеть не смогла. Устроила Юльке настоящий скандал и потребовала вызвать кавалера на «суд праведный». На что дочка лишь хмыкнула:
— Да не пойдёт он сейчас к нам! Что он, враг самому себе? Придёт потом, когда ты остынешь!
— Ты что, на его стороне?! — взорвалась Галина. — Поддерживаешь его, а не меня, оправдываешь этот дурацкий поступок?!
— Ну пошутил человек, что тут такого?! — Юлька, похоже, на маминого «зятя» совсем не обиделась. — К тому же кто знает? Может, в скором будущем ты сама станешь Генку называть именно так!
— Только через мой труп! — вспылила Галина. — Юля, ты сама не знаешь, с кем связалась! К тому же тебе только семнадцать лет! О каком замужестве может идти речь?
Юлька вместо того, чтобы оправдываться, многозначительно заулыбалась и скрылась в своей комнате. Ну что за вздорная девчонка! Вот уж правда, подобное притягивает подобное. Какая сама, такого и кавалера себе подобрала!

До недавнего времени их с дочерью отношения складывались идеально. Галина воспитывала Юльку одна, и просто души в ней не чаяла. Дочка была и ребёнком, и подружкой. Они вместе ходили за покупками, вместе ездили на отдых, делились друг с дружкой секретами и строили планы на будущее. А полгода тому Юльку словно подменили. Она стала скрытной и молчаливой. Стала чаще отпрашиваться погулять вечером, всё позже возвращалась домой. Галина догадывалась, что к дочери пришло первое чувство. Но чтобы дочь влюбилась в этого шалопая?! Да уж, судьба коварна. И правда, что всё в жизни повторяется. Ведь когда-то и она сама была такой же: юной, беззаботной. И по уши влюблённой в самого безответственного парня из всех, кого она знала в своей жизни.
Её «Генку» звали Шуриком. Он был высоким, плечистым, очень видным парнем. К тому же смелым, шустрым и весёлым. Шурик был старше Гали на три года. И к тому времени, когда она заканчивала школу, он уже успел вернуться из армии. Она влюбилась в него с первого взгляда. Впрочем, не одна она: все подружки мечтали оказаться во внимании этого красавца. А Шурик, как назло, не спешил обзаводиться избранницей. Шутил со всеми, танцевал с каждой. И просто купался в изобилии девичьего внимания и любви.
— Зачем тебе этот прохвост? — увещевала тогда Галину мать, заметив как-то, какими глазами она смотрит на Шурика. — Несерьёзный он парень. Головы вам, девкам, дурит, и всё. Значит, таким по жизни и останется. Ты, дочка, такого выбирай, который тебя любить будет. И за которым бегать не придётся…

Тогда Галина лишь что-то пробурчала в ответ. И в душе даже в чём-то согласилась с матерью. Но когда Шурик пригласил её на дискотеке на медленный танец, мгновенно забыла всё и вся! И, о чудо! В тот вечер он провожал её домой. А уже назавтра заявился к ним в дом, как ни в чём не бывало, с тортом. И не стесняясь, поцеловал её изумлённую маму в щёку в знак приветствия…
Роман разгорался молниеносно, никто и ни что не в силах было его остановить. Галина летала на крыльях любви. И «долеталась»: в один прекрасный день поняла, что беременна…
Мама отреагировала на новость резко. Отец также не обрадовался перспективе стать дедушкой.
— У тебя нет ни образования, ни работы, ни жилья! — в один голос кричали родители. — О каких детях может идти речь?! Да и мужа-то у тебя нет! Разве этот твой клоун возьмёт на себя ответственность за тебя и ребёнка?! Ведь он только и умеет, что по танцулькам бегать да девицам головы дурить! Небось, помимо тебя успевает ещё не одну обойти за вечер!
Галина плакала. Она понимала, что родители правы. Как она будет жить одна, с ребёнком?! Говорить о беременности Шурику даже не планировала. Была уверена, что бросит сразу же, что даже слушать её не станет. Он такой молодой, беззаботный. Зачем ему дети?!
Родители обо всём договорились с врачом. Тот ребёнок не родился. А Шурик неизвестно откуда узнал обо всём, и заявился к ним в дом вне себя от ярости.
— Как вы могли?! — словно обезумевший, кричал он её родителям. — Да вы не люди, а звери! Ладно, она бестолковая, но вы ведь взрослые люди!
При слове «она» Шурик таким жестом указал на Галину, что она внутренне сжалась. И только тогда поняла, что совершила непоправимое…

Тот визит закончился вызовом наряда милиции. Шурика едва увели — он бросался драться с её отцом. А потом… Больше он к ней не подходил. А Галина, встретив на улице, спешно отводила глаза. Спустя время через общих знакомых узнала, что Шурик уехал в другую страну. Говорил, навсегда…
Время шло, а рана от утраченной любви всё ныла. Теперь у неё были и образование, и работа, и даже собственное жильё. Пустовал лишь «личный фронт». Родители при любом удобном случае намекали, что не прочь бы уже понянчиться с внуками. А Галина молчала. Потому что желающие на её руку и сердце были. Да вот только её сердце молчало, словно онемело тогда, в далёкие юные годы…
Замуж она всё-таки вышла. За хорошего серьёзного образованного парня, который её любил. Родила Юльку, и её любовь нашла выход. С первого дня жизни малышки Галина просто растворилась в ней, малышка купалась в море материнской нежности и любви…
А к мужу она испытывала лишь уважение. Со временем прибавилось и чувство жалости. Она жалела его и винила себя. Она не могла дать счастья этому мужчине, потому что не любила его. И ничего не могла поделать…

Их брак просуществовал всего три года. А потом они расстались. Как-то естественно, без ругани и претензий. Супруг обещал помогать воспитывать дочку, и слово своё сдержал. За что Галина была ему безмерно признательна.
Больше попыток устроить личную жизнь не было. Галина была сухой и сдержанной со всеми, кроме дочери. Только рядом с Юлькой она становилась собой, весёлой и беззаботной, как в юности. И лишь благодаря дочери ухаживала за собой, красиво одевалась. Чтобы не отставать от моды, чтобы соответствовать дочушке.
Иногда вспоминала Шурика. Думала о том, что было бы, если бы она тогда обо всём ему рассказала и не слушала родителей. Может, они бы поженились и жили счастливо, растили бы сына… В том, что у них мог родится именно сын, Галина почему-то даже не сомневалась. А может, он всё-таки ушёл бы от неё, испугавшись трудностей?
Странно, но именно Юлька напоминала ей Шурика. Такая же смешливая, юморная, отважная и всегда готовая к авантюрам. Как будто это она его дочка, как будто душа неродившегося ребёнка поселилась именно в её любимой доченьке…

И вот сейчас какой-то лоботряс хочет отнять у неё самое дорогое — Юльку! Ну уж нет! Она, Галина, не допустит, чтобы её дочь связалась с этим вертихвостом. Ведь он же совсем, как… И вдруг Галину осенило. Он же совершенно такой, каким был её Шурик. Копия! Так что же это? Получается, она ведёт себя также, как в своё время мать?
Потрясённая собственным открытием, Галина не услышала, как открылась входная дверь, и в квартиру друг за другом проскользнули Юлька и Генка. Услышала лишь щелчок закрываемой двери дочкиной комнаты. И вдруг вспомнила многозначительный взгляд и улыбку дочери в тот момент, когда она говорила о её замужестве, как о чём-то нереальном. Материнская интуиция вдруг выдвинула перед ней теорию, не поддающуюся опровержению. Она, Галина, скоро станет бабушкой!

В эту ночь она не смогла уснуть. Всё думала о том, как правильно себя повести, как помочь дочери встать на ноги. И как подружиться с будущим зятем. Как-никак они скоро станут одной семьёй. В том, что Генка ни при каких обстоятельствах не откажется от Юльки, Галина не сомневалась. Такие, «ненадёжные» с виду, кавалеры вполне могут стать отличными мужьями! При условии, что будут чувствовать взаимную любовь. А внука, если Юлька не будет против, они назовут Шуриком. И она, Галина, станет самой любящей бабушкой в мире!