Останься в моих снах (Окончание)
09 сентября 2016, 14:37

Останься в моих снах (Окончание)

Принять мусульманскую веру ради любви Олег не считал грехом и преступлением. Но на сердце время от времени «скребли кошки». Чувство вины перед сослуживцами, родителями и Родиной всё же не оставляло в покое.
Поделиться

Теперь его звали Алимом. Всего через месяц его нельзя было отличить от настоящего моджахеда. И только благодаря Джамиле быстро освоился среди чужих. Теперь она была его законной женой и повсюду следовала за ним, словно ангел-хранитель. Алик очень любил её. Каждый день благодарил судьбу, что вышло так, а не иначе. Джамиля была для него настоящим раем. Вместе они были безмерно счастливы.
В афганском селении, где жили молодые супруги, люди вели мирную жизнь. Ни о какой войне здесь даже разговоров не было. Каждый думал, как прокормить свою семью и выбраться из бедности. Олег был мастером на все руки, мог починить любой автомобиль. Брался за любую работу, и местные платили ему, чем могли — деньгами, продуктами. Как оказалось, хорошо жить можно везде, был бы рядом любимый человек.

Прошло четыре года. В семье Алика и Джамили подрастал сын Бахтияр. А скоро должен был родиться второй ребёнок. Иногда Олег думал: что было бы, если бы он вдруг вернулся домой со своей афганской семьёй? Скорее всего, родители бы не одобрили его выбор…
— Алим, расскажи, какая она — твоя Беларусь? — попросила однажды Джамиля.
— Большая, зелёная и красивая, — ответил Алик. — В ней много лесов, там растут грибы и ягоды. А в реках полно всякой рыбы.
Олег рассказывал, а голос дрожал.
— Когда-нибудь мы туда все вместе поедем, — сказал он и едва не расплакался.
Чтобы успокоить мужа, Джамиля прильнула к его крепкому и сильному плечу. В такие моменты она чувствовала себя виноватой…
Однажды рано утром братья Джамили принесли большой свёрток.
— Возьмите, может, вам пригодится, — сказали они.
Когда тюк развернули, в глаза Алику сразу бросилась одежда с военной экипировкой. Потянул за рукав и едва не обомлел от ужаса: это была советская солдатская форма. Он носил такую же в своей части. На одежде были отчётливо видны капли крови. От этого его едва не стошнило. Здесь же лежали консервы, сахар, сигареты… Алик побелел. Джамиля испуганно прижала к себе Бахтияра.
— Ты знаешь, что теперь всем нам за это будет? — сказал Олег, выдержав паузу. — Наши этого просто так не оставят.
Олег очень волновался за свою семью. Нужно было срочно уходить в горы. Только там можно укрыться, выждать время. Они всегда так делали, когда наступала опасность. Что и говорить, ведь это война… Не дожидаясь вечера, сели в старенький автомобиль, который Алик собрал сам, и покинули дом. С собой взяли лишь самое необходимое…
Алик старался ехать не быстро, чтобы не растрясти беременную жену. Джамиля, к тому же, держала на руках сына. Сквозь рёв машины донёсся гул вертолётов. Вскинув голову, Алик отчётливо увидел красные звёзды. «Наши» — подумал, но сердце почему-то сразу забилось в тревоге. Увидев беглецов на горизонте, вертолёт направился прямо на них. Настигнув цель, вертолётчик дал по ней очередь…

-Ну и кого вы привезли в госпиталь? Мне только «духов» здесь не хватало! Пристрелили бы, да и дело с концом. Они с нашими ребятами не церемонятся…
Алика разбудил грубый мужской голос. Попробовал пошевелиться, но боль волной прошла по телу. А вспомнив, что произошло, застонал от безысходности. Где сын, жена? Живы ли они? Мысли роились в голове Олега. То и дело прислушивался к разговору в коридоре.
— Да наш это! — доказывал парень с погонами старшего лейтенанта. — Я по часам узнал. Такие дарили только отличникам службы. Мы проверили и отследили всех, кому они были вручены. Среди них есть один пропавший без вести. Вот его фото. Если бороду сбрить — одно лицо.
Так Олег снова оказался у «своих». Хотя кто ему теперь «свои», а кто «чужие», точно ответить не мог. Он так и не решился узнать, что стало с женщиной и ребёнком. Ему не хотелось услышать в ответ: «К сожалению, они погибли». К его любимой жене и сыну эти слова не могли относиться. Сердцем чувствовал, что они живы. А оно не могло обмануть.

Возвращение на родину было более чем болезненным. Олег чувствовал себя растением, которое вырвали с корнями и пытались пересадить в другой грунт. Всё не то, всё не так. А в родной деревне ему вообще делать было нечего. Земляки в буквальном смысле слова заклевали, узнав, что он сменил веру. Теперь Алик жил в городе, работал машинистом маневрового тепловоза. Тем, с кем он работал, было всё равно, к какой он вере относится. Лишь бы был хорошим человеком. Только в шутку называли Абдуллой.
Десять лет Алик был один и ни о какой женитьбе даже не мечтал. Жил воспоминаниями, представляя себе, каким вырос его сын Бахтияр, какой стала его любимая Джамиля и кто же у них родился. Душа рвалась к ним, туда, где был влюблён и счастлив. Почему их счастье было таким коротким? Рядом с Джамилёй хотел прожить всю жизнь, растить детей…
И вот ему снова приснилась она. Во сне афганская жена привела за руку какую-то девушку с ребёнком и подтолкнула к нему со словами:
— Ты нужен им. Без тебя они пропадут. Помоги им и люби их так, как и нас…
Вечером, возвращаясь с работы, увидел на вокзале смуглолицую девушку с мальчиком. Было по-осеннему холодно, а они очень легко одеты. На пассажиров не похожи — ни вещей, ни сумок.
— Второй месяц здесь ошиваются, — возмутилась уборщица Клавдия, когда он поинтересовался. — Сколько раз гнала их отсюда, а они снова возвращаются. Беженка она. Вроде из Молдавии. Муж бил, издевался, а заступиться было некому — сирота. Вот и побежала в свет…
И Алик забрал их к себе. Привёз в свою малосемейку, обеспечил всем необходимым, окружил вниманием и заботой. Надежда напоминала ему Джамилю. Этот взгляд и кротость характера Олегу никогда не забыть. В его сердце вновь вспыхнула любовь. Причём с новой силой. Очень скоро Надя стала его женой, а Мишка — его сыном. Через год на свет появилась их с Надей дочка. Назвали Снежаной, в честь зимнего месяца, в котором она родилась.

Джамиля снилась Алику очень редко. И на то была причина. Олег был безмерно счастлив с Надей, любил и был любим.
Однажды, спустя годы Надя предложила ему поискать первую жену.
— Всё-таки сейчас другие времена. Война закончилась. Вон у соседки сын даже на экскурсию в Афганистан ездил…
Вместе составили и отправили письмо. Ответ пришёл спустя два месяца.
С первых строк послания сердце вздрогнуло. «Дорогой мой отец Алим! Если это письмо дошло до адресата, знай, что это я, твой сын Бахтияр, — строчки письма расплывались перед глазами. — Все эти годы жил надеждой, что ты жив, здоров, найдёшь меня, и мы обязательно встретимся. Я женат, подрастает сын. Очень ждём тебя. Жаль, что мама Джамиля тогда погибла…».
Слёзы застилали глаза. Джамили нет, а ведь он все эти годы думал о ней. А она жила в его снах…
— Милый, что-то серьёзное? На тебе лица нет… — испуганно произнесла Надя.
— Сын жив, — ответил он, протянув лист жене. — Ждёт…
— Вместе поедем, — сказала Надежда. — Путь неблизкий…
Другого ответа Алик и не ожидал. Надя всегда была такой. Поэтому именно в ней он и нашёл свою Джамилю — любящую и верную жену, заботливую мать и хорошую хозяйку.
— Да, любимая, — Олег притянул к себе Надю, поцеловал в щеку. — Я без тебя никуда…