Как «написанное пером» расходится с жизнью или История одного разочарования
28 октября 2016, 12:42

Как «написанное пером» расходится с жизнью или История одного разочарования

Есть у нашей газеты друзья. Как читатели, так и те, кто наряду со штатными журналистами принимает непосредственное участие в создании свежих номеров «ИП». Кто присылает нам заметки, рассказы, делится советами и наблюдениями. 
Поделиться

Своих внештатных авторов (как постоянных, так и тех, кто публиковался у нас считанные разы), мы любим и уважаем. Думаю, взаимно. И даже когда пробы пера не «дотягивают» до того уровня, чтобы быть напечатанными в газете, не спешим отправлять их в архив. Что-то поправляем, что-то меняем. Одним словом, доводим материалы до той формы, в которой они подаются читателям.

И каким же горьким бывает разочарование, когда люди, заслужившие доверие и занявшие определённую нишу в жизни редакции и газеты, поступают, как бы это правильнее выразиться… Совсем не показательно, что ли.

Конечно же, не позволю себе назвать фамилию героини данной статьи. Думаю, она узнает себя и без этого. И очень хочется верить, задумается о том, как всего один-единственный поступок может отразиться на репутации человека, в корне сломав уже сложившееся о нём представление.
Итак, среди наших внештатных авторов есть женщина, которая уже достаточно продолжительное время пишет в газету заметки на темы морали, доброты, милосердия. Любит рассуждать о взаимопомощи и религиозных праздниках. Сколько раз я лично обрабатывала её письма, доводила их «до ума»! И не будучи знакомой с автором, каждый раз думала: «Какая хорошая, позитивная, добрая и оптимистичная женщина! Вот бы все были такими!»

Благодаря писательской активности автора, скоро у нас в редакции её узнали все. И я в том числе. И продолжала воспринимать, как человека доброго и справедливого.

И надо же было такому случиться, что наша очередная встреча произошла не в стенах редакции, а в поликлинике. Куда я пришла с ребёнком по острой проблеме. У дверей нужного врача ожидали очереди человека четыре-пять. И наша автор — в том числе. Мы подошли и вежливо поинтересовались, можем ли войти в кабинет без очереди. При этом имели на руках талон без указания времени. Его нам выдали в регистратуре, узнав, что проблема действительно острая и требует немедленной консультации врача.

И что вы думаете? Девушка, которая должна была заходить в кабинет первой, сказу же сказала, что она не против, чтобы мы вошли. Не возражали и другие пациенты. А вот наша автор, сразу же перейдя на повышенный тон, заявила, что сама больна, не собирается никого пропускать и ни о каких острых проблемах слышать не желает. А следующее её действие повергло в шок всю очередь. Не успела открыться дверь, как женщина, пропагандирующая доброту и человечность, проворно и ловко — шусь! — и уже в кабинете! Оставшимся под дверями, и нам в том числе, не оставалось ничего другого, как рассмеяться. Хотя на самом деле было грустно. Учитывая то, что самочувствие ребёнка оставляло желать лучшего…

Не знаю, узнала ли меня тогда эта женщина. Возможно, и нет. Но что это меняет? Разве можно человеку, пишущему на темы морали, в жизни эту самую мораль опровергать?!

И ещё. По моим наблюдениям, поликлиника — именно то место, где можно увидеть истинную сущность любого человека. И неважно, мужчина это или женщина. Наличие либо отсутствие сострадания, терпимости по отношению к окружающим проявляются именно в очередях под дверями кабинетов врачей…