Откровенно о женском
09 октября 2020, 09:10

Откровенно о женском

Очередное интервью с лунинчанкой от нашего корреспондента.
Поделиться

Надежде Владимировне Игнаткевич в своей жизни пришлось пережить многое. Были и приятные, незабываемые моменты. Были и трагичные, навсегда оставившие  кровоточащие раны на сердце. Моя сегодняшняя собеседница оказалась открытым, приятным человеком, готовым общаться на любые темы.

— Надежда Владимировна, первый вопрос традиционный: кто вы и откуда?

— Я – коренная луинчанка. В Лунинце родилась, здесь живу сейчас. Мои родители, дедушка и бабушка тоже жили здесь. Я окончила первую школу. По окончании восьми классов поступила в Пинское медицинское училище. Получила специальность «акушерское дело», но всегда работала медсестрой.

— А куда вас распределили, неужели не по специальности?

— Можно сказать и так. Я была распределена в Брестскую областную психоневрологическую больницу. И там я проработала медсестрой три года. Это была отработка, а затем осталась там ещё на год, так что в общей сложности получилось четыре.

— Работа в таком специфическом заведении накладывает какой-то отпечаток или вы, как медицинский работник, не очень восприимчивы в этом плане?

— Это тяжёлая работа. Контингент, как понимаете, специфический. Лично мне там было тяжело в психологическом плане. Очень напряжённая работа, в том числе и эмоционально. Может поэтому и не задержалась там долго. А ещё очень хотелось домой. В Лунинце был парень, замуж вышла сразу после возвращения.

— Расскажите о нём. Кто он?

— Павел Михайлович Игнаткевич. Павел работал вначале в «Сельхозтехнике», а затем, когда ввели в строй завод электродвигателей, работал всё время там электрогазосварщиком. К сожалению, десять лет уже, как я овдовела.

— Надежда Владимировна, в Лунинце тогда трудно было найти работу по специальности?

— Сразу после возвращения из Бреста меня взяли на работу в детский сад «Солнышко» на должность «медсестра-воспитатель». Через некоторое время «Солнышко» закрыли, и я перешла на работу в поликлинику. Сначала работала в той старой, что была на Залесье, а затем построили новую поликлинику по улице Красной. Проработала участковой медсестрой с доктором Гриневичем 24 года. Наш участок – Залесье. Выполняла обычную работу медицинской сестры.

— Я знаю, что при строительстве новой поликлиники в работах участвовали простые лунинчане, в том числе и медицинские работники…

— Все понимали, что для Лунинца просто необходима новая поликлиника. Ветхое деревянное здание на Залесье уже не отвечало никаким, даже самым элементарным требованиям. В городе на предприятиях проводились субботники, собирались средства. Была непосредственно работа и на стройплощадке. Каждому медработнику нужно было отработать энное количество дней, вот и работали. Помню, как мы копали лопатами какую-то траншею, выполняли и другие работы, не требующие строительной квалификации. Так всем миром и строили.

— Мы еще вернёмся к вашей работе в поликлинике. Надежда Владимировна, расскажите о семье, о детях.

— Обычная была семья. Родила двух сыновей и дочку. Все дети, как и я, учились в первой школе. Евгений окончил Пинский гидромелиоративный техникум, служил в армии. Жил в Гомеле. Потом жизнь у сына как-то не заладилась. Мы немного конфликтовали и он пропал.

— Как пропал?

— В прямом смысле. Очень тяжело об этом говорить. Это моя боль, моя личная трагедия. Я искала его 10 лет. К сожалению, нашла его тогда, когда было уже поздно. К счастью, остался его сын, мой внук Алёшка – замечательный парень. Он уже армию отслужил, сейчас работает в Польше.

Дочь Елена окончила музыкальную школу по классу «фортепиано», хотела поступать в музыкальное училище. Я не разрешила. Тогда она окончила техникум, затем университет, а работает на заводе «Полесьеэлектромаш» инженером. Она тоже подарила мне двоих внучат – мальчика и девочку.

Младший сын Николай ещё в детстве сказал: «Я буду трактористом». После девяти классов пошёл в 160-е училище и осуществил свою мечту. Но затем появился интерес к другим профессиям. Получил строительную специальность, работал каменщиком в ПМК. Последние четыре года он работает железнодорожником. Он женат и у него тоже двое деток.

— Надежда Владимировна, где удалось поработать кроме поликлиники?

— Там я проработала до пенсии и даже чуть больше. В 56 лет ушла на заслуженный отдых, но он оказался коротким, так как почти сразу мне предложили работу медсестры в лунинецком отделении Общества Красного Креста. Обычная работа. Мы занимались обслуживанием больных на дому, распределяли и развозили гуманитарную помощь, участвовали в различных акциях. Десять лет отработала там, последние три года исполняла обязанности председателя. Затем стали возникать проблемы со здоровьем, и работу пришлось оставить.

— Кроме медучилища вы ещё где-то учились?

— Когда работала в Бресте, то окончила вечернюю школу. Получила аттестат и готовилась поступать в Минский медицинский институт. Но как-то не срослось, хотя потенциал был.

— Из ваших трёх мест работы где было интереснее всего?

— Было везде интересно. По психбольнице даже скучала потом, мне даже сейчас может присниться сон, что я спешу туда на работу. В поликлинике был замечательный коллектив. Мы дружили, встречались, праздники вместе отмечали. В Красном Кресте тоже нравилось. Тогда у меня заболел муж, оставаться дома было очень тяжело психологически, и я согласна была на любую работу. Там очень ярко ощущалось чувство ответственности. Даже если не хочется идти на работу, но ты знаешь, что за тобой закреплены конкретные люди, которые нуждаются в тебе, то ты просто вынуждена к ним идти и выполнять свои обязанности.

— Надежда Владимировна, в вашу бытность работы медсестрой, были ли какие-то забавные случаи?

— Я была молодая и однажды просто забыла про больного, которому на ночь поставила банки. Он пришёл часа через два на пост, весь такой сгорбленный, измученный и просто умолял снять уже, наконец, эти проклятые банки. Тогда я не на шутку испугалась.

А когда ожидала второго ребёнка, тоже произошёл забавный случай. Скорая тогда была на улице Припятской, муж ушёл туда, а оказалось, что машины нет — уехала на вызов куда-то далеко на район. А у меня уже схватки, надо срочно в роддом. Тогда муж пошел в вытрезвитель, и его сотрудники везли меня на роды на своей машине.

А ещё однажды меня по комсомольской путёвке отправили на… Кольский полуостров. Но я не жалею, что поехала. Северное сияние – это незабываемо. Запомнился ещё праздник проводов зимы. Так что поездка оказалась не такой и пугающей, скорее наоборот.

— Какие моменты в жизни, на ваш взгляд, самые яркие?

— Рождение внуков. Собственные дети не так впечатляют, может быть из-за того, что за работой не уделяешь им достаточно времени. А вот рождение внуков – это особая радость, это вдохновляет и воодушевляет.

— У вас есть хобби?

— Люблю животных, занимаюсь хозяйством. Для хобби нужно время, а его всегда недостаёт.

— У вас собственный дом?

— Да. И возле него всегда работы хватает. Пока строились, жили со свекровью. Но жили хорошо, без скандалов. Конечно, только войдя в свой дом, стала полноценной хозяйкой. Никого не стеснялась. Я долго привыкаю к людям, поэтому собственный дом воспринимался как особое благо. Сейчас в это дом на выходные приезжают внуки. Мне приятно и интересно общаться с ними. Они задают разные вопросы, порой неудобные. Иногда ставят тебя в тупик. Но с ними мне хорошо, и я их всех очень люблю.

— Что, на ваш взгляд, главное в жизни?

— Хорошие отношения в семье. Доверие и понимание. Чтобы дети между собой общались, чтобы были заодно, чтобы дружили.

— Надежда Владимировна, у вас есть мечта?

— Хочу дождаться правнуков. Говорят, что если человек дождётся правнуков, то ему простятся грехи.

— Вот как? Не слышал такого. Так вам правнуков хочется или от грехов избавиться?

— Правнуков.

— Спасибо вам за откровенные ответы на некоторые не простые вопросы. Желаю вам дождаться правнуков — как минимум, по одному от каждого внука!