Зелёный цвет надежды (житейская история, II часть)
01 ноября, 14:00

Зелёный цвет надежды (житейская история, II часть)

Зина жила в детском доме и по-прежнему ждала маму с папой, что они приедут и заберут её.
Поделиться

Артём прибыл в детский дом в тот же год. Его забрали из семьи, лишённой родительских прав. Мальчик был напуган. Глаза, как у волчонка, диковатый, не разговорчивый. Когда к нему кто-либо подходил, закрывал глаза руками, сжимался и дрожал. Зина — девочка кроткая, тихая и дружелюбная. Ко всем детям имела свой подход. Удалось подружиться и с Артёмом. И хоть мальчик был старше её на два года, буквально через несколько дней они уже ходили, взявшись за руки.

— Когда я вырасту, женюсь на тебе, — часто повторял Артём.

Он всегда ждал её из школы, чтобы поднести портфель.

— Ой, что-то сегодня твоя сумка слишком тяжёлая. Признавайся, сколько двоек получила? — шутил он.

Подростком Артём был слишком предприимчивым и заводным. Воспитательница из детского дома всегда говорила, что в жилах парня «кипит» дурная кровь его родителей, и всегда боялась, как бы тот не угодил в колонию.

Артём со своим характером то и дело норовил влезть в какую-нибудь неприятную историю. То с ребятами подерётся, то витрину в киоске разобьет, то сосиски в магазине сворует… Когда инспектор по делам несовершеннолетних стал слишком частым гостем в детском доме и поставил Артёма на учёт, директриса вызвала к себе Зину.

— Не знаю, что делать с этим Тёмой, — начала разговор Алевтина Сергеевна. — Жаль парня. Скоро семнадцать, всё ещё впереди. Не ровен час, в тюрьму сядет. Посмотри, что делается…

Женщина подняла со стола целую стопку бумаг и потрясла перед Зиной.

— И это всё о нём, называется! Я же с ума сойду, — не могла успокоиться руководительница. — А какое клеймо для нашего детского дома? Одна надежда на тебя. Поговори с ним.

И Зина нашла что сказать. Разговор был строгим. Она сама диву давалась, откуда у неё 15-летней девчушки брались такие слова. То переходила на крик, то бросалась на него с кулаками, то в истерике громко ревела. Артём слушал, не перебивая.

— Обо мне ты подумал? У меня же кроме тебя никого роднее нет. Учти, если тебя посадят, ждать из тюрьмы не буду. Мне жених-уголовник не нужен, — такими словами Зина закончила свою воспитательную беседу.

Тогда Артём обещал ей исправиться и сдержал своё слово. Ведь Зина была для него всем…

Потом его призвали в армию. Девушка ждала, писала письма своему любимому солдату.

Когда вернулся, молодые люди сразу поженились. Им выдали благоустроенную двухкомнатную квартиру в новом доме. Днём молодожёны получали образование в одном из профессиональных училищ, а вечером подрабатывали в частной фирме.

Артём никогда не вспоминал о своих родителях, ничего не рассказывал. Но однажды мама сама нашла его. Это был его день рождения…

Зина тогда ещё не блистала большими кулинарными способностями, но к праздничному столу испекла пирог с грибами,  нажарила котлет, приготовила салат оливье. Гостей не ждали, а потому очень удивились, когда позвонили в дверь. На пороге стояла какая-то незнакомая тётка. С порога обняла Тёму, всплакнула.

— Сыночек мой! Так вот, ты каким стал! День и ночь только о тебе и думала, — сказала родительница, тяжело дыхнув перегаром.

Было видно, что Артём не рад встрече. От стыда прятал глаза, подолгу курил на балконе. Возможно, всё было бы иначе, если бы мама исправилась…

Погостевав у сына пару часов, гостья засобиралась домой. Но вспомнила, что у неё нет денег на обратный путь домой, да и автобус давно ушёл. Пришлось сыну раскошелиться на такси…

Мать приезжала к Тёме ещё несколько раз, жаловалась на жизнь, клянчила деньги. Но Артём показал от ворот поворот. Молодожёны и так жили не богато, копили на мебель, не доедали, откладывали про запас. Потом нахлебница сидела обиженная на скамейке у подъезда, и, обливаясь слезами, жаловалась соседям:

— Ничего для сыночка не жалела. Растила, кормила, одевала, ночей из-за него не спала, а он родную мать на порог не пускает!

Все верили, охали, жалели несчастную, ведь на самом деле никто не знал правды. После того, родительница больше не приезжала. Не появилась она и на похоронах родного сына. Вот такая она — материнская любовь…

Зина никогда и ни в чём не винила судьбу. Хотя и трудно было воспринимать действительность такой, как есть, считала, что смертельная болезнь ей ниспослана свыше. Как испытание, а может и спасение. Всё случилось так, как должно было случиться. Пока она жива, всегда будет помнить дорогих сердцу людей —  маму, папу, маленького братика и Артёма. Их нет, но она постоянно чувствует их присутствие рядом с собой. В трудную минуту они всегда помогают ей…

 Когда дочери за обедом привычно застучали ложками и вилками, а потом самая старшая принялась помогать мыть посуду, сердце Зины вновь зашлось от страха. Что будет с её малышками, когда её не станет? Что их ждёт? Детский дом, казённые комнаты?! Почему дети должны повторить их с Артёмом судьбу? Кажется, доктор сказал, что у неё в запасе есть два-три месяца. Именно за это время она должна найти новую семью своим девочкам, родителей, которые бы любили их так, как и они с Тёмой. Всю ночь Зина провела в раздумьях, а утром решила заняться поисками родственников. Должен же быть хоть кто-нибудь из родных…

(Продолжение следует)