Нелюбимая (житейская история, 1 часть)

Нелюбимая (житейская история, 1 часть)

07 декабря 2021, 17:19
853
Надежда ехала с работы в городском автобусе, невольно прислушиваясь к разговору двух пожилых женщин.
Фото-иллюстрация

— Слышала, что Катина дочка разводится? — поделилась новостью одна из них.

— Как? Уже? Ведь недавно женились, такую шикарную свадьбу отгрохали, — сожалела другая.

— А что им? Нынче молодёжь, не такая, как в наше время. Не присматриваются друг к другу, — продолжала первая собеседница. —  Женятся по расчёту, а чаще всего — по залёту. Не успеют познакомиться — в постель. А трудности начнутся, так сразу на развод подают…

Чужие сплетни тронули Надю за живое, как будто это касалось её самой. Она с грустью подумала о том, как несправедлива к ней жизнь. Одним даёт всё, другим – лишь крохи, или вообще ничего.

… — Я тебя не-люб-лю, — говорил муж, намеренно растягивая последнее слово, стараясь ранить ещё больнее. — Как ты не поймёшь? Разве об этом не знала?

Знала, но старалась всеми силами удержать хотя бы ради детей. Думала, что чувства когда-нибудь проснуться. Но, увы, за восемнадцать лет совместной супружеской жизни Надя устала тянуть эту лямку одна. Говорят, что от женщины многое зависит, потому что она хранительница домашнего очага. Все эти годы Надя старалась поддерживать «огонь» в их семейном союзе, как могла и умела, но муж не ценил ни её, ни старания. Что ж поделать, если Надя была для него нелюбимой…

Любовь зла…

У Нади было много парней, но, как говорится, любовь зла… Генку знала давно, он был старше её на 10 лет. После школы Геннадий уехал учиться в строительное училище, потом была армия, затем подался на заработки. И вот он приехал в родную деревню — красивый, чернявый, подтянутый. Молодые люди встретилась в клубе на дискотеке. Пригласил потанцевать, потом проводил домой. Встречались всего неделю, друг друга толком не знали, а Надя уже безумно влюбилась. Ради Генки девушка готова была на всё.

Первая любовь для семнадцатилетней Нади была очень стремительной: несмелый поцелуй, постель и беременность. Узнав, что дочь ждёт ребёнка, Катина мама подняла на ноги всю Генкину родню.

— Если не женится, посажу в тюрьму за совращение несовершеннолетней, — говорила со злостью Тамара Сергеевна.

Жениться Геннадия всё же заставили. Несмотря на то, что семейные переговоры велись слишком долго, свадьбу всё-таки сыграли. Сейчас, вспомнив себя совсем юную в подвенечном платье с большим животом, Надя горько и разочарованно искривилась. Именно с того самого дня она поставила жирный крест на своём счастье. Зачем всё это было? Неужели сама не вырастила б ребёнка? Сколько раз в душе она корила себя глупую и проклинала день свадьбы…

Несмотря на то, что жених сидел понурым и только и делал, что пил «горькую», Надя была на седьмом небе от счастья. Ей хотелось кричать на весь мир о своей любви, и она нежно прижималась к плечу Генки. Жених отстранился, только пробормотал что-то невнятное в ответ. «Стесняется…» — подумала невеста без обид. Не восприняла всерьёз и короткий холодный поцелуй в ответ на «Горько». Надя так устала, что ей было не до того.

— Ну? И как мы будем жить? — неуверенным тоном задал вопрос Геннадий, как только молодые остались наедине. — Супруги должны любить друг друга, любовь должна быть взаимной. А иначе одному из нас всегда будет больно.

Как окажется потом, всегда больно будет только Наде. А пока, муж упрямо смотрел ей в глаза, и Надя от этого чувствовала себя виноватой, беззащитной.

— Не говори ничего, — опустив свой взгляд, ответила молодая жена. Ей хотелось поскорее закончить этот никому не нужный разговор. А ещё Надя боялась услышать обидные слова от любимого человека. — Моей любви хватит на нас обоих, — только и ответила.

Сама виновата

После замужества молодые стали жить отдельно. Надины родители отдали им свой дом, а сами  перебрались в город, где купили однокомнатную квартиру.

Пока супруг целыми днями пропадал на работе, Надя занималась домом. Старалась угодить во всём: быть хорошей хозяйкой и женой. Придя домой, Гена не спрашивал у беременной жены, как она натаскала полные вёдра воды? Как принесла дров и растопила печь? И вообще он ничем не интересовался. Молча отобедав, усаживался на диван, включал телевизор — вот и весь разговор. А Надя, молча, по-хозяйски, снова принималась за уборку посуды и дома. Когда родилась Алёнка, домашних забот прибавилось вдвойне. Папа взял дочку на руки лишь однажды, когда Надя попросила переложить малышку с кроватки в коляску.

— И как ты живёшь с этим волком? — спросила как-то мама, приехавшая погостить из города. — Хоть бы словом обмолвился, дитя приласкал, да помог бы тебе хоть чем-нибудь…

Тогда Надя смолчала обо всём, что уже порядком начинало надоедать в её семейной жизни. Горький комок подкатил к горлу, женщина едва не разревелась. Но, выдавив из себя улыбку, ответила:

— А мне не трудно. Ведь Генка устаёт на работе. Не хватало ещё обременять домашними заботами.

Надежда не любила жаловаться на жизнь. Молча, давилась обидой. Никто, даже мама, сёстры и лучшая подруга, не знали, как живётся Наде. Молодая женщина не раз представляла, как мать, услышав всю правду о дочкином замужестве, схватится за сердце. Надя уже заранее предполагала, что на это скажет она: «Куда ж твои глаза глядели? Столько парней было, а ты этого зверя выбрала. Вот и живи с ним, радуйся».

Да, что там говорить. Сама во всём виновата…

(Продолжение следует)