Уйти, чтобы вернуться (житейская история)
08 января, 15:21

Уйти, чтобы вернуться (житейская история)

На дворе царствовал январь. Прихваченная морозом земля радостно воспринимала скупые солнечные лучи. Белые снежинки плавно падали, серебрясь и переливаясь на солнце, словно бриллианты…
Поделиться
Фото-иллюстрация

— Сколько снега намело! — не удержался шестилетний Пашка. — Вот бы сейчас с Колькой и Димкой на каток – в хоккей поиграть!

— Наигрался уже, хоккеист, — донеслось с кухни. — Теперь лежи и болей…

Мама готовила обед. По дому разносился запах котлет и жареной картошки.

Пашка любил свою маму. Знал, что говорит так не со зла. Просто, она очень волновалась за него.

А во всём виновата Светка. Пашка увидел соседскую девочку с мороженым в руках и слюнки потекли. Попросил разочек укусить, а она говорит: снег с сахаром перемешай – настоящее эскимо получится. Уже к вечеру, после такого «лакомства», не смог даже манную кашу проглотить…

В первую очередь за Пашкину выходку досталось бабушке. Было им «эскимо»… Вспомнив эту историю, Павлик виновато полез под одеяло.

Через несколько минут, около кровати, стояла тарелка с куриным супом, его любимая картошечка с котлеткой, чай с мёдом. Пашка с аппетитом вдохнул аромат: так вкусно готовила только его мама!

Евгения устало присела около сына, рукой дотронулась до лба.

— Кажется, температура отступила, — вздохнула она. — Тебе надо поспать. Сон – лучшее лекарство…

— А сказку расскажешь? — не унимался мальчик.

— Это что, шантаж? — рассмеялась Евгения. — Ладно. Будет тебе сказка…В тридесятом царстве, тридевятом государстве жил-был Дед Мороз…

Мамин голос действовал так успокоительно, что, не дождавшись конца сказочной истории, Павлик засыпал… Вот и сейчас сын уже сладко посапывал. Евгения поправила одеяло, на цыпочках, что бы ни разбудить, направилась на кухню.

— Мама! — тихо, сквозь сон, позвал мальчик. — А Дед Мороз исполнит моё желание? Как ты думаешь?

— Конечно! — только и нашла, что сказать Евгения. — Спи, сынок…

Женщина прикрыла дверь в спальню и вновь принялась за домашние хлопоты.

Надо управиться с хозяйством и покормить домашнюю скотину пораньше, ведь сегодня наступает Старый Новый год. Скоро придут колядники…

О каком желании говорил Павлик, Евгения догадывалась. Сыну хотелось папу.  Евгения похоронила мужа спустя год после свадьбы. Она часто смотрела на фотографию покойного, искала ответ на постоянно мучивший её вопрос: как жить без любимого? Женя вспоминала те счастливые дни и минуты, проведённые вместе. Казалось бы, жить и жить… Но судьба распорядилась иначе. Виктор утонул в свой день рождения на глазах у сельчан и беременной жены.

Боль потери любимого человека долго не оставляла в покое. Если бы не свекровь, никогда не оправилась бы от горя. А через несколько месяцев родился Пашка.

Домой, в родную деревню, Евгения не стала возвращаться. Стефанида Алексеевна любила её, как родную дочь. Как оказалось, она тоже всю жизнь воспитывала сына одна. Видимо, в семье это несчастье передавалось по наследству…

Шли годы, а Евгения не обращала внимания ни на одного молодого человека. Свекровь не могла смириться с затворничеством невестки.

— Пока молодая, устраивай свою жизнь, — не отступала баба Стефа . — Мальчик растёт, ему отец нужен, а тебе — муж… По себе знаю, как тяжело одной …

Женька в ответ лишь плакала:

— Я не могу забыть Виктора…

Павлик рос и всё чаще спрашивал о папе.

— Он на небесах, — отвечала Евгения. — Помогает, защищает нас…

В очередной раз, услышав мамины рассуждения, мальчик с обидой в голосе, заявил:

— Папа нужен нам на земле. Всё ровно он придёт. Вернётся, вот увидишь…

Где-то, с другого конца деревни доносились колядные песни, играла гармонь. Женщина приготовила недорогие гостинцы: конфеты, пироги, сало. Чем богаты, как говорится…Семья жила бедно: пенсия бабушки да зарплата школьной уборщицы — вот и весь доход…

Кто-то настойчиво постучал. Молодая хозяйка, накинув на плечи тёплый платок, поторопилась навстречу ряженым. Но, открыв дверь, несколько удивилась, увидев на пороге дома старую цыганку. Евгения долго всматривалась в гостью, пытаясь угадать: кто же это из сельчан так вырядился? Но узнать было невозможно: длинное платье, цветастый платок, чёрные, как смоль волосы спадали на глаза. Евгения даже растерялась, по телу пробежала дрожь.

— Не беспокойся, — спокойным голосом произнесла цыганка, словно почувствовала волнение хозяйки. — Я тебя не потревожу. Сама вижу, что не в богатый дом попала…

Цыганка развернулась было уходить, но Евгения остановила. Сегодня праздник, все пожелания ряженых исполняются небесами. Грех отпустить гостя с пустыми руками в такой день. Хозяйка протянула свои небогатые подношения.

— Хорошая, ты, добрая, — произнесла цыганка, взяв за руку Евгению. — Тяжело тебе воспитывать ребёнка… Ничего, скоро твоя судьба найдёт тебя. Это будет любовь с первого взгляда. Хорошим будет тебе мужем и сыну отцом. Вместе проживёте до глубокой старости, воспитаете троих детей…

Евгения, как завороженная, слушала предсказания гадалки…

— Скоро, очень скоро вы встретитесь, — продолжала цыганка всматриваться в ладонь.- Он будет похож на… Впрочем, сын первым узнает своего отца…

Как только за гадалкой закрылась дверь, вернулась свекровь. Стефанида Алексеевна каждый вечер ходила к соседям «на телевизор» — посмотреть свой любимый сериал. О визите цыганки Евгения решила не рассказывать.

— По дороге встретила почтальонку, пенсию мне несла, — запыхавшись, рассказывала баба Стефа. Из кармана она достала смятые денежные купюры и ещё какую-то скомканную бумажку. — Вот телеграмму ещё вручила. Оказывается, мой брат с сыном едет к нам из далёкого Севера погостить. Будут у нас на Крещение. Господи, Боже мой! Сколько ж мы не виделись?

Весь оставшийся вечер свекровь вспоминала своё трудное детство, рассказывала о своём брате Борисе, его семье и сыне Алексее. Евгения не была с ним знакома, но ей стало невыносимо жаль этого несчастного молодого человека. Как оказалось, в семейную жизнь Алексея тоже закралось горе. Жена и маленький сынишка погибли в автомобильной аварии…

В доме готовились к приёму долгожданных гостей. В печи пеклись булочки, в духовке запекался фаршированный гусь, в кладовке застывал холодец…

Родственники приехали ранним рейсовым автобусом. Свекровь первой бросилась обнимать своего брата и племянника. С первого взгляда на Алексея, Евгению бросило в жар. Глаза, улыбка и черты лица были очень схожи с чертами её покойного мужа. От этого больно заныло сердце.

— Здравствуйте! Я — Алексей, — гость протянул руку. — А вы, наверное, Евгения?

Молодая женщина не успела ответить. Со спальни неожиданно выбежал Павлик. Мальчик изучал приезжих несколько минут и вдруг, неожиданно для всех, бросился к Алексею.

— Папа! Папочка приехал!

Алексей не растерялся, подхватил мальчугана на руки и крепко прижал к себе.

— Я так скучал по тебе! — шептал Пашка. — Не оставляй нас больше, пожалуйста…

Павлик крепко держался за папину шею, радостно заглядывал в лица родных.

— Я же говорил, что папа обязательно вернётся! — сверкая глазками, повторял Пашка.

Утирая глаза краешком платка, Стефанида Алексеевна отошла к печке, дядя Борис отвернулся к окну. Сдерживая рыдания, Евгения закрыла лицо руками. Все заметили, что по лицу гостя бежали слёзы. Алексей прижимал к себе мальчика, бесконечно, повторяя:

— Сыночек мой… Никогда не оставлю ни тебя, ни маму…Слышишь?