Падал прошлогодний снег (житейская история, I часть)
11 января, 20:05

Падал прошлогодний снег (житейская история, I часть)

Метель мела не переставая. То она со злостью швыряла комки снега в лицо, то порывами ветра срывала с головы капюшон. Набрасывая его снова и снова, Валя подумала: «И сколько ж в тебе ненависти?»
Поделиться
Фото-иллюстрация

Молодая женщина шла по заснеженной тропке, сквозь снежные сугробы, волоча в руках чемодан, объёмную сумку, и, то и дело, поправляя соскальзывающую с плеча внушительных размеров дамскую сумочку. Издалека ехала, из Кипра. Не из курорта, и не в гости, а домой — насовсем. Более десяти лет не была в родных местах…

От автобусной остановки до отчего дома от силы 20 минут ходьбы. Но Валя уже добиралась около получаса, и ей казалось, что этот путь не закончится никогда. Если бы ещё оделась потеплей, а то в лёгком полушубке и коротких ботиночках продрогла до кости. Мысленно она даже ругала себя за такое безрассудство. Всю жизнь прожила в Беларуси, знала, что такое крещенские морозы и метели. В такую погоду надо утепляться, а лучше вообще сидеть на печи. В который раз порывом ветра сорвало капюшон. «Да, это тебе не Кипр!» — подумала Валя, вновь нахлобучивая головной убор.

Отчий дом стоял на окраине деревни, потому и дорога к нему не протоптана. Женщина шла, время от времени переводя дыхание, давая отдых усталым рукам. Она уже мысленно представляла себе предстоящую встречу с отцом, матерью и братом. Как же она по ним соскучилась! А Виталик женился уже, наверное. Ему пятнадцать было, когда она уехала… Мысли подгоняли идти быстрее. Когда показался родной дом, сердце Вали забилось сильней. Ещё издалека заметила, что из печной трубы не идёт дым, как у всех, и вообще, что-то там было не так. От плохого предчувствия, с каждым шагом на душе становилось мучительно больно.

Вот и калитка. Двор встретил гостью безмолвием. В былые времена здесь совкались куры и гуси, на заборе сидели коты, на цепи лаяли собаки. Весь этот гам сливался в одно многоголосье так, что далеко было слышно. Странно, но во дворе тоже никаких следов, будто всё вымерло. И крыльцо сплошь было занесено снегом. Валя едва пробралась к двери, на которой, к огромному сожалению, висел замок. Горький комок подкатил к горлу, слёзы навернулись на глаза, холодок пробежал по продрогшему телу. Как же так? Почему её никто не встречает? И тут неожиданно вспомнила старый тайник, куда родители обычно прятали ключ — так, на всякий случай. Привстав на цыпочки, рукой нащупала зазор над дверным проёмом. Когда пальцы коснулись холодного металла и извлекли оттуда заветный ключик, Валя облегчённо вздохнула.

Ключ был слегка поржавевшим от времени. Сколько он там пролежал, неизвестно. Но, к счастью, замок открыл без проблем…

Едва Валя переступила порог, в нос ударил затхлый запах сырости, как в ветхих, застарелых домах. На стук каблуков отозвалось гулкое эхо. Она всё поняла, едва сделала несколько шагов. В углу, на столе, под иконами, стояла мамина фотография, чуть поодаль от неё — папин портрет, а рядом с ними запылившиеся от времени стаканы с сухими кусками чёрного хлеба сверху. Так ставили только покойникам…

Что с ними произошло, Валя решила выяснить завтра. Сегодня у неё просто уже не было на это сил…

Затопив печку, долго отогревалась, сидя у открытого огня. Десять лет мечтала о такой благодати, о тепле родительского дома. Нигде так не было хорошо, как здесь! Молодая женщина окинула взглядом домашнюю обстановку. Как и прежде, всё на своём месте. Мамин стул в углу комнаты, где под просмотр какого-нибудь сериала вязала очередную кофточку, или носочки. А на спинке — небрежно брошенный ею платок, как будто спешила куда-то. Папин диванчик, как всегда, стоял у перегородки. После ратного трудового дня отец всегда любил отдыхать здесь, чтобы восстановить силы, и сразу же засыпал, так и не дождавшись ужина. Буфет, письменный стол, комод, старенький телевизор, а на стене — семейная фотография в рамке: мама держит на руках маленького Виталика, справа стоит папа, слева — Валя с тонкими, как нитки косичками…

В печи трещали дрова. Кстати, они тоже лежали на своём привычном месте. Как будто, специально заготовленные к её приезду. Достав из комода старый альбом, листая страницы, долго всматривалась в родные лица. Здесь же лежали её письма из Кипра. Переписка с родителями прекратилась только в последние два года. Уже тогда Валя не могла спать спокойно. Вырваться из чужбины было не так-то просто. Контракт с работодателем заканчивался только в следующем году. Бросить всё и уехать из страны просто так не возможно — там свои законы, нарушать которые нельзя даже иностранцам. Но Валя всё же смогла уговорить: где-то слезами, где-то надавила на жалость. Домой летела на крыльях ветра, и всё это время боялась одного — опоздать! Не увидеть серых маминых глаз, добрую папину улыбку, и больше никогда не обнять их…

(Продолжение следует)