Паутина (житейская история, I часть)

Паутина (житейская история, I часть)

22 января, 13:50
581
Женщина нервно металась по комнате, время от времени в исступлении заламывая руки. На миг ей захотелось закрыть глаза, отрешиться от всех проблем и проснуться в другом мире.
Фото-иллюстрация

Она перевела взгляд на понурую, жалкую фигурку дочери, которая сидела, сжавшись в комок, стыдливо пряча глаза. Тамара присела на краешек дивана рядом с мужем. Новость о том, что единственная дочь стала наркоманкой, надолго выбила супруга из колеи. Безысходность пугала обоих родителей.

— Не доглядели, — со стоном в голосе произнесла Тамара, едва сдерживая душившие рыдания.

Алексей молчал, как будто обдумывал ситуацию.

— Возьми себя в руки!- не удержалась женщина от «кислого» взгляда мужа. — Необходимо принимать меры. Дочери нужна наша помощь!

Тамара невольно вспомнила дочь малышкой. Скоро ей исполнится 17 лет, а она ничего не знает о своём прошлом. Не говорили, боялись травмировать…

…За окном такси мелькали деревенские пейзажи. Долгий путь из столицы становился всё короче и короче. Из кожаной сумочки Тамара достала чёрную шаль и элегантно набросила на каштановые волосы. Женщина едва сдерживала волнение: нервно теребила перчатки, сжимала пальцы и часто вздыхала.

— Не переживайте так, — решил поддержать пассажирку молодой водитель. – Все мы смертные…

Тамара его не слушала. Разве мог понять этот юноша, что, увидев просторы родной деревни, у неё заговорила душа? Вот тропинка через колхозное поле, по которой они с сестрой напрямки бежали в школу. Ольга убегала от неё, пряталась в густой высокой ржи, а она, семилетняя Тамарка стояла в растерянности и ревела. Услышав плач сестрёнки, Ольга выныривала с охапкой васильков, смеясь, хватала на руки, кружила…

Жизнь забросила Тамару в Минск. Пока была студенткой, чаще навещала родителей. Потом же знакомая тропа стала «зарастать». Жениха нашла из городских, а его в деревню ничем не заманишь. Ольга вышла замуж за местного парня и осталась жить в родном селе. Последний раз они виделись пять лет назад, когда вместе хоронили мать… Теперь же Тамара ехала на её похороны. Сестра умерла при родах в 35 лет, оставив сиротами четверых детей.

Белый «Опель» притормозил у дома с жёлтыми ставнями. Сквозь окно женщина увидела отблеск горящих свечей. Поправив на голове шёлковую шаль, неслышно вошла в дом. Едва шагнула за порог, увидела троих мальчуганов. Сыновья покойной встречали свою тётю. В хозяине дома с трудом узнала отца семейства: глаза впалые, чёрные кудри посеребрила седина, нервно тряслись руки. От взгляда  на Анатолия, у Тамары сжалось сердце. Вспомнился один случай…

…Толя недавно пришёл из армии, и все девчонки старались ему понравиться, в том числе и сёстры. Хотя Тамара и была младше Ольги на три года, в 15 лет тоже мечтала иметь красивого жениха. Однажды сёстры купались и заметили, что в сторону озера идёт их «предмет» обожания.

— Сделаем вид, что мы тонем. Будет повод познакомиться поближе, — предложила старшая. И уже бултыхаясь в воде, девчонки пошутили: к кому из них первым подплывёт — будет женихом. Видимо, Оля более убедительно тонула, так как красавец поплыл сразу к ней. Действительно, скоро он стал ей не только женихом, но и мужем.

— …Как это случилось? – вместо приветствия произнесла Тамара. Причина смерти не давала покоя.

— Врачи запрещали рожать, но она не слушала, —  услышала она сдавленный мужской  голос. – Всё дочку хотела. Что теперь с ней делать – не знаю. Вырастить ребёнка один я не смогу…

Никто из мальчишек и слушать не хотел о новорожденной сестрёнке. Малышку просто ненавидели за то, что та забрала жизнь у мамы. Поддаваясь мнению сыновей, Анатолий решил отказаться от дочери: не по силам без матери воспитать такую крошку. Со старшими не знает, как справиться. Сыновьям надо дать образование, одеть, проводить в армию… Как теперь они будут жить без Ольги? Тамара понимала и не осуждала его. Переживала, не спала всю ночь, не могла смириться с участью ребёнка. На утро уговорила съездить в город навестить малышку.

Туго укутанная в пелёнки новорожденная, словно почувствовала, что к ней пришли родные. Несколько минут она молчала, потом зашлась в плаче. Тамара взяла на руки, и, прижав к груди, стала ласково убаюкивать:

— Красавица! Вся в маму! Разве можно отказаться от родной кровинушки?

Девочка закрыла глазки и сладко засопела.

(Продолжение следует)