Паутина (житейская история, окончание)

Паутина (житейская история, окончание)

24 января, 11:58
468
Идея показать Оле родные места, познакомить с братьями и отцом пришла к Тамаре неожиданно. Как мать, тешила себя надеждой, что поездка неким образом поможет дочери побороть пагубную привычку и обрести вкус к жизни.
Фото-иллюстрация

На следующий день они ехали в машине. Всю дорогу Оля безразлично молчала, куда её везут – не интересовалась. Когда автомобиль притормозил у кладбища, девочка холодно и отрешённо произнесла:

— Зачем ты привезла меня сюда? Живьём закопаешь?

Тамара глубоко вздохнула, перевела дыхание, набираясь сил. Разговор предстоял долгий… С трудом нашла могилу сестры. Признаться, за столько лет, что она здесь не была, ожидала увидеть зарослый, неухоженный холм. Однако издали пестрели яркие цветы, возвышался гранитный памятник. С каменного изображения, словно живая, смотрела сестра — Ольга.

— Здесь захоронена твоя мать и моя сестра, — тихо сказала Тамара. Душившие сердце страдания выплеснулись наружу. Женщина не сдержалась. —  Сестричка дорогая! – рыдала она. – Прости, что не смогла воспитать твоё дитя. Я перед тобой виновата!

Девочка в недоумении переминалась с ноги на ногу, в растерянности переводя взгляд то на рыдающую маму, то на женщину, изображённую на граните…

Во дворе дома играли двое ребятишек. «Внуки Анатолия», — определила Тамара. Навстречу незваным гостям вышел хозяин дома. В широкоплечем молодом мужчине женщина узнала старшего сына покойной сестры. Несколько минут он вглядывался в незнакомые женские фигуры, и когда, наконец, узнал, радостно сжал сестру в своих объятиях. Несколько часов спустя, всё большое семейство было в сборе. Не хватало только Анатолия.

— Отца вчера увезли в больницу. Инфаркт… — сказал сын, по-мужски понурив голову. – Вы во время приехали. Он так хотел увидеть Оленьку!

Дорогу в сельскую больницу Тамара ещё не забыла. Со времён её детства здесь мало что изменилось. Когда Анатолий увидел посетителей, на измученном болью лице появилась вялая улыбка.

— Я привезла к тебе твою дочь, — сказала Тамара.

Анатолий перевёл взгляд на Ольгу:

— Красавица! Вся в мать!

Тамара с радостью заметила перемены в дочери. Несколько дней, проведённых на родине, пошли ей на пользу. Оля нянчила своих племянников, рыбачила вместе с братьями, а вечером, не чувствуя усталости спешила навестить в больнице отца. Просыпалась рано утром, и на правах полноправной хозяйки, принималась помогать невесткам по-хозяйству. Затем, подолгу стояла у кухонной плиты — варила суп, пекла оладьи. Тамара мысленно благословила дочь. Девочка не только вернулась в родное «гнездо», она здесь нашла себя.

Некоторое время Тамара не заводила речи о возвращении в столицу, но, когда пришло время уезжать,  Оля сама вызвалась на откровенный разговор.

— Прости меня, мама, — сказала она, целуя Тамару в щеку. — Не обижайся, не осуждай, но я решила остаться. Здесь я счастлива и не одинока, —  она по-детски вздохнула и с грустью в голосе добавила, — потом, очень нужна отцу…

Тамара по-матерински обняла девочку. Она не стала её отговаривать, а просто всем сердцем отпустила. От этого на душе стало легко.

Автомобиль тронулся в дорогу.

— Я вернусь, мама! – донеслось до Тамары. Это был голос Ольги.

Женщина обернулась и помахала рукой удаляющимся силуэтам. «Нет, — подумала она, — не вернётся!» Это Тамара знала точно: где душе хорошо, где любят тебя и ценят – оттуда не возвращаются.

Последние новости