Судьбы земное притяжение (житейская история, I часть)

Судьбы земное притяжение (житейская история, I часть)

Надежда Михайловна окинула себя оценивающим взглядом в зеркало. Всё гармонировало к лицу: и чёрная юбка в маленькую складочку, и розовая блузка с рюшами, и туфли на низком каблучке.
Фото-иллюстрация

Хотя ей и было за семьдесят лет, привычка со вкусом одеваться осталась с молодости. А сегодня случай особый — у внучки помолвка. Будут знакомиться со сватами — роднёй жениха.

Лера много раз приводила своего избранника в гости к бабушке. Они познакомились в детско-юношеской спортивной школе: Максим работал тренером по футболу, а внучка там же медсестрой. Молодой человек показался милым и галантным человеком, и, почему-то с первого взгляда напомнил Надежде Михайловне её отца в молодости. Казалось, один и тот же взгляд, как две капли воды. Об этом женщина рассказала Лере. Но, внучка скривила недовольную гримасу:

— Сколько лет прошло, а ты, бабуля, никак не успокоишься. Вечно, тебе что-то мерещиться. Будь он хотя бы родственником, то ещё можно было подумать. А так…

Михайловна перевела свой взгляд на фотографию отца, висевшую на стене. Черты лица были изображены художником с крохотного фотоснимка, который несколько лет назад прислали по почте работники архива из далёкого российского города Ухта. Здесь несколько лет пребывал её отец в сталинских тюремных казематах, здесь же умер и похоронен. Надежда собиралась было поехать к нему на могилку и её не пугало большое расстояние, которое придётся преодолеть. Она лишь боялась, что на заросшем кладбище не отыщет могилку отца. Надежда знала не понаслышке, что врагов народа, в то время, хоронили, как собак: без гроба, без одежды, без лишних церемоний. А на могильном холме ставили  табличку с номером. Ни фамилии, ни имени, пойди потом разбери, где и кто покоится?

Сколько лет они его искали! Не раз думали, что отец где-нибудь живёт за границей, и о них не вспоминает. Пока жива была мама, посылали запросы во все инстанции. Но приходил один и тот же ответ: «В списке мёртвых и погибших не числится». А после развала Союза, когда мамы уже не стало, Надежда вновь возобновила поиски. Как оказалось, некоторые архивы рассекретили, и ей, наконец, ответили: «В 1942 году, 23 октября, скончался в тюремной камере от пелавгрии». Здесь же прилагалось и его фото. Болезнь, от которой умер отец, Надежде не была знакома. В тот же день она уточнила у врачей городской поликлиники. И услышала:

— Это смерть от холода и голода…

Михайловна прижимала к щеке маленькую фотографию отца и слёзы, поневоле, стекали по морщинистому лицу. Она совсем не помнила его. Только иногда в памяти всплывали счастливые моменты детства, когда сильные папины руки высоко подбрасывали её, затем подхватывали…

Наде было всего шесть лет, когда папу признали врагом народа и увезли в тюрьму.

Далёкий 1939-ый год Надежда Михайловна всегда вспоминала с болью в сердце. В ночь на Варварин день в дом ворвались незнакомые люди в чёрном. Маленькая Надя слышала, как мама плакала, собирая папу в дорогу. Не спали и маленькие сестрички: хныкала трёхлетняя Фаня, ревела полуторагодовалая Тося.

— Не переживайте, — успокаивал всех папа. — Произошло какое-то недоразумение. Уверен, меня скоро отпустят. Я вернусь…

Верил ли тогда отец своим словам, обнимая жену и дочерей на прощание? На пороге дома он остановился, окинул всех прощальным взглядом. Чёрный «кузовок» увёз папу по ухабистым сельским дорогам в неизвестном направлении.

Дети ждали его возвращения каждый день, часто выходили на окраину деревни. Только мама, почему-то, не переставая, плакала…

Через месяц пришло письмо. Отец писал, что жив, здоров, находится в тюрьме под следствием.

— Мама, а за что у нас папку забрали? — спросила как-то Надя.

Она сразу переменилась в лице. Потом крепко обняла и шёпотом сказала:

— Советская власть пришла, деточка…

Что мама имела в виду, тогда она не совсем понимала. Но в тот же год половину жителей деревни были арестованы только за то, что у них было много пахотных земель, большое поголовье скота. А их отец понёс наказание за то, что имелась собственная «чайная» и работал начальником пожарной службы…

(Продолжение следует)