Когда ты рядом (житейская история, I часть)

Когда ты рядом (житейская история, I часть)

Григорий Александрович проснулся за пять минут до звонка будильника. Несмотря на преклонный возраст, не изменял своим старым привычкам.
Фото-иллюстрация

Помнится, когда ушёл на пенсию, всё также с вечера, ложась спать, накручивал часы.

— Зачем будильник? — смеясь, как-то заметила жена. – Теперь никуда торопиться не надо, везде всё успеешь…

— У стариков, как и у маленьких детей, свои причуды, — махнул рукой Григорий.

Да он и сам не знал, для чего это делал. Попробовал однажды обойтись без привычного звонка, так весь день пошёл наперекосяк. Мало того, что ночью спал плохо, так ещё весь день болела голова и даже таблетки не помогали. Едва дожил до вечера. Отходя ко сну, вновь накрутил стрелки будильника. И снова жизнь пошла размеренно и монотонно. Именно тогда Григорий понял, что привычки искоренить очень трудно…

Отключив звонок, старик тихонько заглянул в другую комнату, где спала супруга. В последнее время Надежда чувствовала себя всё хуже и хуже, к тому же мучил склероз. Иногда забывала, где находится, зачем пошла в магазин. Если сам Григорий ещё держался хоть как-то, то на его глазах жена просто угасала. Увы, он ничего не мог поделать. Такова сила природа — годы брали своё. Надежда уже разменяла 85-й год, а он — на год старше жены. А в этом возрасте разговоры о смерти просто неизбежны…

— Только ты первым не умирай, — попросила однажды Надя. — Ведь я без тебя не проживу ни дня.

Григорий на этот счёт только пошутил:

— Это уже не от нас зависит, а как Боженька решит. И потом, мне ведь без тебя тоже не сладко придётся…

— Ты — сильный, — сказала супруга, — всё выдержишь…

На цыпочках Григорий прошёл на кухню. Время раннее, можно и похозяйничать у плиты. Хотя Надежда не любит, когда он вместо неё кухарит…

На кухонном столе лежала стопка исписанных тетрадей и чистые листы — так, на всякий случай, чтобы успеть за музой. Сколько себя помнит, сочиняет стихи. Много четверостиший посвятил жене, детям, внукам. А ещё до недавнего времени писал картины, иногда на бумаге делал кое-какие наброски. Некоторые работы подарил друзьям, детям. В доме осталось лишь несколько, напоминающих о родине — далёкой Сибири…

Если бы не сын, они бы никогда не решились на этот долгий и утомительный переезд в незнакомый белорусский городок в 72 года. Тогда Андрей приехал в отпуск погостить к родителям, стал нахваливать белорусские пейзажи, а увидев, как загорелись глаза стариков, сразу заявил:

— Без вас никуда не уеду!

Срываясь с обжитого места, Григорий и Надежда думали, что нет ничего лучше, чем быть рядом с сыном и его семьёй — будет хоть кому стакан воды подать. Андрею пятьдесят лет, работа престижная — мастер-инженер на одном из крупнейших предприятий, зарплата солидная, внуки взрослые, невестка — сама доброта… Но оказалось, что в таком возрасте привыкать к новому месту жительства очень трудно. Особенно тяжело давалась адаптация Надежде. Едва ли не каждый день она вспоминала своих друзей, соседей, которых там оставила, умоляла вернуться. Григорий понимал, жалел, но вернуться назад уже было не по карману, да и некуда. Перед отъездом всё распродали. Ничего теперь не поделать, решение принимали вместе.

Чтобы не быть сыну в тягость, купили квартиру. Из всех вариантов один оказался самый приемлемый, и по цене доступный — «двушка» на пятом этаже. Пустяки, что в доме нет лифта…

— Надо суставы разрабатывать, двигаться, вот и будет нам «спорт», — успокаивал скорее себя, чем жену Григорий Александрович. — Что значит только спуститься за почтой и обратно!

Все трудности кое-как сносили, ведь главное, что сын рядом, что видят его и внучат каждый день. Но не прошло и несколько лет, как Андрей бросил родителей на чужбине. И не только их, но и свою жену с детьми. Старики никогда не вникали в семейную жизнь сына. Прожил в браке тридцать лет, уже и сам скоро дедушкой станет, а тут разводиться вздумал. Оказалось, Андрей загулял. Нашёл себе женщину помоложе. С новой женой подался в агрогородок под Минск, где им дали дом с удобствами. Обустроился, обзавёлся хозяйством и больше стариков к себе не зовёт. Мать, конечно, осуждала сына за столь скоропалительный поступок. И в кого он такой? Ведь Надя с Григорием прожили рука об руку вместе 56 лет…

(Продолжение следует)