На ладони линия (житейская история, II часть)

На ладони линия (житейская история, II часть)

Александр поседел в одночасье. - Доктор, - только и сказал он, - Вы должны спасти мою жену. Помогите, прошу Вас. Я не пожалею никаких денег.
Фото-иллюстрация

Но врач развёл руками.

— Я уже обо всём сказал. Надо выждать время. А пока молитесь за неё…

И Александр молился. В тот же день зашёл в храм, встал на колени перед иконой Богородицы, просил и плакал.

— Защитница, заступница, — шептали губы. — Спаси мою жену Ольгу…

Господь услышал его молитвы. Ольга пролежала без сознания три дня, и, неожиданно, пришла в себя. До этого врачи ничего хорошего не прогнозировали, но после возвращения больной с того света, заявили в один голос: «Иначе, как чудом, не назовёшь». Олю перевели в палату интенсивной терапии. И когда Александр впервые увидел свою жену после реанимации живой, не смог удержаться  от слёз. Через полуоткрытую дверь увидел, что Оля лежала на кровати неподвижно, а вместо слов доносилось какое-то мычание. Александр проглотил душивший горло комок, мысленно поблагодарил Бога, улыбнулся и шагнул вперёд. Любимая женщина должна видеть его только таким. Узнав Сашу, Ольга тоже попробовала улыбнуться, но вместо этого губы неестественно искривились.

— Ничего, — целуя в щёчку, подбодрил Александр, — мы всё преодолеем, всё сможем. Главное, что ты жива!

Из глаз Оли катились слёзы.

Саша сам ухаживал за женой, не отходил от неё ни днём, ни ночью. Перечитал много полезной информации по уходу за больными инсультом, научился делать целенаправленные массажи. Пребывание Ольги в больнице обошлось в круглую копеечку, ведь медицинское обслуживание в Москве для иностранных граждан платное. Но разве деньги важны, когда на кону здоровье любимого человека? Потом Саша нашёл лучшего логопеда, который занимался с Ольгой часами, щедро за это платил. Деньги были на исходе, ведь медикаменты тоже стоили не малых денег. Несмотря на болезнь Ольги, супруги решили возвращаться домой, в Беларусь.

После переезда всё началось с нуля: снова больница, обследование. Врачи говорили утешительно и это уже радовало…

— А вот и мы! — голос Александра оповестил о возвращении с прогулки.

Ольга улыбалась, хоть её улыбка и не была такой, как у всех. В какой-то миг мне показалось, что все женщины мира завидуют ей, ведь рядом с ней мужчина, который из-за неё готов пойти хоть в огонь, хоть в воду.

После прогулки Ольга уснула.

— А вы — молодец! – сказала Галина шёпотом. — Действительно, имеете железное терпение. Такие мужчины на вес золота…

— Если бы Вы знали, как я устал, — вздохнул Александр. — Мечтаю отдохнуть и отоспаться. Знаю, что инсульт не излечим, но всё же у меня есть надежда поставить Олю на ноги. Для этого нужна операция и деньги. Всё что накопили, мы уже истратили. Ради денег мне придётся снова на некоторое время уехать в Москву, на заработки, а Ольгу оставить под присмотром старых родителей. Но я так не хочу покидать её. Знаю, без меня ей будет плохо.

Александр посмотрел в окно, и продолжил:

— На выходные доктор нас домой отпустил. Ольге необходимо побывать дома, она так соскучилась по своим родным местам.

Нотка грусти в голосе собеседника не ускользнула от Гали.

— А потом? Что будете делать потом? — спросила.

— Время покажет, — по-прежнему с такой же грустной интонацией ответил Саша. – Знаете, у каждого человека на ладони написана своя линия жизни. Я хочу, чтобы у Ольги она была самой длинной-предлинной…

После отъезда Александра и Ольги в палате воцарилась тишина, стало невыносимо скучно. Тётка Нина, надев очки, взялась читать газету, баба Варя дремала, беззубая Тамара что-то шептала про себя вслух. А Гале мешала уснуть невыносимая боль в левом боку. Не читалось, не спалось, да и лежать было просто невозможно. Но всё же, обезболивающие уколы взяли своё. И вскоре женщина забылась крепким сном. Ей снился сон, будто идёт по лесу, раздвигая руками колючие еловые ветки и можжевельник. Больно царапалась ежевика, причём эта боль отдавалась во всём теле, как будто резала ножом по живому. Но она шла, превозмогая боль. Не останавливалась, долго пробиралась и, наконец, вышла на большую широкую дорогу. Неожиданно до её слуха донёсся зов о помощи. Через минуту-другую он уже перешёл в реальный крик и резанул слух так, что она проснулась.

— Ой, люди, милые! Да что же это делается? Думаете, я на вас управу не найду? — доносилось сквозь темноту в палате.

— Опять Тамара буянит, — в этом голосе узнала тётку Нину. — Днём спит, а ночь — гудит…

На крик прибежали медсестра с санитаркой.

— Чего шумишь? — злостно гаркнула одна из них, включая свет. — Всё отделение на ноги подняла. Тебе же сказано было — лежать!

Только сейчас Галя разглядела, что Тамара привязана к кровати по рукам и ногам скрученными бинтами.

— Отпустите меня, — слёзно умоляла женщина. — Мне плохо, я домой хочу.

Но санитарка, проверив «оковы», погасила свет и прикрикнула:

— Домой — будет завтра. А сейчас спать. И попробуй только закричи — кляпом рот заткнём.

Ни о каком сне и речи быть не могло. Тамара только поначалу поутихла, потом снова стала стонать, громко звать на помощь. Бушевала так до самого утра, потом изнеможенно уснула. Только тогда и смогли ненадолго задремать соседи по палате. А в шесть часов утра дежурная медсестра позвала всех на уколы.

(Продолжение следует)

Если вы пропустили 1 часть житейской истории, пройдите по ссылке

На ладони линия (житейская история, I часть)